18+
понедельник, 24 июля
Культура

Нонконформист ищет встречи с Богом

У ловца изображений Владимира Трямкина открылась выставка

  
119

7 февраля в Галерее на Чистых Прудах при поддержке журнала «Собрание» открылась персональная выставка художника-нонконформиста Владимира Трямкина «Ловец изображений». На двух этажах галереи разместились его картины - не только написанные маслом, но и сделанные из самых неожиданных материалов — картона, дерева, репейников…

На выставке есть также и странные объекты-конструкции, и цветные абстракции, и играющие необычными нежными и яркими цветами импрессионистичные полотна. Работы художника светятся удивительными чистыми цветами, потому что Трямкин покрывает свои работы секретным составом «ганозис». Рецепт этого уникального состава он узнал во время своей учебы у художницы Татьяны Хвостенко. Она известна как мастер, смело экспериментирующий над составами материалов для живописи и разгадавший технику энкаустики, при помощи которой были в свое время выполнены знаменитые «фаюмские портреты», найденные на территории Египта.

В пространстве галереи зритель может увидеть, какие необычные картины и объекты Трямкин делает из самых нетрадиционных материалов — сухих растений, песка, тканей, дерева, металла, разных деталей. Это не может не порадовать ценителей и знатоков экологичного, живого искусства. Некоторые его картины — не картины даже, а нечто среднее между картинами и панно, или даже картинами и объектами. В этом он схож с Пабло Пикассо. То же отшельническое состояние и отстраненность от мира ради познания через искусство. Художник словно вовсе не интересуется тем, какое впечатление производят со стороны его работы, но при этом сохраняет и самодостаточность, и стиль.

Он родился в городе Пески, приехал в Москву в 1975 году, и стал активным участником движения нонконформистов. Работал и выставлялся с А. Зверевым и Л. Пурыгиным и многими другими. В 1991 году Трямкин участвовал в международной выставке «Kunst. Europa» в Германии вместе с современными художниками-концептуалистами Игорем Кабаковым, Константином Звездочетовым, Дмитрием Врубелем, Дмитрием Приговым, Волоховым. Эта выставка вызвала в Европе огромный интерес к неформальному русскому искусству. Трямкин, как многие другие художники, получил и возможность выезжать и работать за границей, и заказы. После этого он участвовал во многих выставках за рубежом. Искусствоведы уже сравнивают его с Малевичем, Кандинским, Филоновым, Поллоком, Энди Уорхоллом и Ротко.

Трямкин в своем творческом развитии прошел многие стили и направления — кубизм, абстракционизм, импрессионизм и другие, но при этом ухитрился остаться сам собой. Почему — сложно сказать, как всегда, когда говоришь об искусстве. Наверное, потому что работы Трямкина имеют свое собственное лицо. Неважно, какие — пестрый серо-белый ли это живописный «коврик» со странным для этой цветовой гаммы названием «Счастье» или примитивные фигурки, похожие на африканские скульптуры, сконструированные из дерева и всяких подручных средств.

Его восприятие весьма нетрадиционно и оригинально, так же, как он сам и стиль его общения. Надо сказать, что Владимир Трямкин достаточно «камерный» домашний человек и весьма неохотно идет на контакт с прессой, признавая лишь индивидуальное общение. Тем не менее, корреспонденту «Свободной прессы» Марии Поповой удалось задать герою дня несколько вопросов. Для этого ей пришлось выйти с художником из галереи на мороз, поскольку Владимир не хотел говорить в присутствии публики и к тому же хотел курить. Художник все закуривал и не мог закурить свой «Беломор», мимо проезжали машины.

СП: Последние годы у вас был долгий период молчания. Вот вас называют художником-нонконформистом. Что это такое — быть нонконформистом? Это что-то вроде того, чтобы быть не таким как все, я правильно понимаю?

Владимир Трямкин: Это вопрос только моего эго. Эго одновременно приводит к пограничным состояниям. Это очень сложно, потому что надо выжить, не умереть, не невовремя умереть.

СП: Ваше искусство помогает и вам, и другим это сделать, так?

Владимир Трямкин: Нет, мне на других совершенно наплевать. Это моя проблема. А нонконформизм — это все социум, это говно такое, в котором там кто-то бултыхается, кому это приятно.

СП: То есть нонконформизм — это какая-то словесная оболочка вашего искусства, так?

Владимир Трямкин: Так. Словесная оболочка.

СП: Скажите, поменялось как-то ваше творческое видение с того момента, как вы начинали заниматься живописью, деланием ваших картин, скульптур, насколько изменилось?

Владимир Трямкин: Конечно, это все искусство. Конечно, поменялось. У меня вообще позднее развитие, я только сейчас вхожу в силу. Менялось постоянно.

СП: Что это было тогда и что это сейчас?

Владимир Трямкин: Тогда я был пионер, а сейчас партийный работник. Или чиновник даже. А может быть, даже близок к президентским кругам, может, даже вице-президент. Или президент.

СП: А дальше вы как видите свой рост? Выше президента?

Владимир Трямкин: Нет, ну выше президента надо осваивать галактические системы, потому что Малевич объявил же себя Председателем космоса, да? Надо идти дальше…

СП: Хорошо. Я посмотрела ваши работы, веревочные, из картона, репейников. Что вы можете о них сказать? Кто-то ведь может этого не понять…

Владимир Трямкин: Это всего лишь определенное состояние сознания. Лично для меня самое главное — быть адекватным. Быть в адекватном состоянии своего сознания. Быть в состоянии сознания на уровне своего ментала. То есть, собственно говоря, искусство здесь, в принципе, ни при чем. Эго… При чем здесь эго? Мое эго находится в той вибрации, в которой оно находится.

СП: Как вам кажется, та обстановка вокруг, в которой вы начинали в 70-ые годы, и та, что сейчас, они чем-то схожи? Вам сложней сейчас творить, чем тогда, или нет? Вибрации в тогдашнем времени и сегодняшнем — пересекаются?

Владимир Трямкин: Абсолютно то же, только немного другой уровень, другой круг, а так — все то же.

СП: Чем отличается этот уровень и круг?

Владимир Трямкин: Уровнем сознания.

СП: У окружения вашего изменился немного уровень сознания, или я немного не так вас понимаю?

Владимир Трямкин: И это, конечно, да.

СП: А в социальном плане вы видите какие-то пересечения с тем временем, когда начинали?

Владимир Трямкин: То же самое.

СП: Вы имеете отношение к реальности хоть какое-то?

Владимир Трямкин: Абсолютно никакого.

СП: Спасибо за интервью.

Владимир Трямкин: Все это случайно.

СП: Спасибо!

Владимир Трямкин: И еще. Я хочу встретить Бога.

Все же, несмотря на видимую полную и бесповоротную оторванность Трямкина от реальности, его искусство и социально, и актуально. Потому что отвечает современной тенденции ухода человека в себя, в свою скорлупу, в свое privaty, в то время как его физическая оболочка включена в механистичный социум. Трямкин использует свою внутреннюю углубленность как средство коммуникации с миром через ловлю изображений из некоего загадочного пространства, их фиксации и посылания этому миру ответного мессиджа. Того же самого можно пожелать всем, кто самоуглубляется лишь в сторону сплина.

В общем: неважно, к каким -измам причтут творчество мастера, неважно, как его «посчитают». Невозможно в словах описать впечатление от настоящего, немертворожденного современного концептуального искусства. Это сочетание — редкость в последнее время. Выставка Владимира Трямкина в «Галерее на Чистых прудах» будет идти до 6 марта.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня