18+
воскресенье, 4 декабря
Культура

«У них что-то с головой у этих русских»

Взгляд на Россию и её жителей глазами культурного европейца

  
13476

В августе этого года, во Львове и Киеве прошли презентации украинского перевода книги (кроме украинского эта книга переведена еще на 10 языков) финской журналистки Анны-Лени Лаурен «У них что-то с головой, у этих русских». Её автор четыре года прожила в Москве и Санкт-Петербурге, работая специальным корреспондентом телеканала YLE, что позволило ей глубоко ознакомиться не только с официальной жизнью нашей страны, но и с культурой, отношениями людей и отчасти нашей историей.

Хотя у нас книга была издана ещё в декабре 2009 года, её презентация у наших соседей вызвала новую волну интереса и в России. Первоначально после своего издания работа получила довольно противоречивые отзывы и от критиков и от читателей: от мнения, что финская журналистка «как нельзя более точно подметила все национальные особенности русских», до «автор чем-то обижен на Россию». Так и сейчас в СМИ появились публикации, производящие впечатление, что книга представляет собой некое собрание русофобских мифов и представлений в глазах европейца.

Корреспондент «Свободной Прессы» решил лично выяснить, как признания автора в любви к России сочетаются с подобными взглядами. Какое же впечатление о нашей стране складывается у западного европейца — человека, с совершенно иным типом воспитания, культурой и историей после того, как он несколько лет проживёт в нашем обществе? Результат оказался совершенно неожиданным.

Книгу условно можно поделить на несколько блоков:

Об отношениях между мужчинами и женщинами

Значительная часть произведения посвящена русским мужчинам, женщинам и их взаимоотношениям. «Русским женщинам присуще то очарование, которое резко отличает их от других женщин, особенно скандинавских. Это качество может привести мужчин-иностранцев в совершенный восторг. Особенно скандинавских мужчин. Мои финские друзья-мужчины чуть шею себе не свернули, когда навещали меня в Москве: здесь слишком много стильно одетых девиц на выданье, их можно рассматривать постоянно».

«Мои русские приятельницы очень мало говорят о сексе. Постельные подвиги мужей и бойфрендов не являются у (русских) подруг темой для обсуждения в такой же степени, как, например, в Финляндии. Неразрешимая загадка: почему русские женщины тратят столько энергии на то, чтобы выглядеть сексуально, и при этом никогда не говорят о сексе?.. Некоторые утверждают, что русские женщины одеваются как проститутки. Это неправда. Тут бывает по-разному… Юбок короче, чем в Москве, я не видела никогда. Вполне естественно, что в стране крайностей должно проживать множество девушек, считающих, что юбке положено еле-еле прикрывать трусы. Даже при минусовой температуре».

В качестве едва ли не основной проблемы женского пола автор описывает трудности с нахождением себе такого мужчины, который бы: а) не пил, б) имел работу и в) был не женат. «В России избыток красивых, хорошо образованных, компетентных женщин — и недостаток непьющих работающих мужчин».

На этом фоне журналистку особенно возмущает неравенство между полами: «Русское общество демонстрирует мужской шовинизм весьма откровенно и устойчиво. Например, в порядке вещей писать объявления о приеме на работу следующим образом: «Требуется секретарь, женщина, до 25 лет, рост не ниже 175 см».

Но, несмотря на свой эгоизм, по её мнению, русские мужчины воспринимают женщину как существо более высокого порядка. «Женщины вообще считаются более культурными, образованными и утонченными, чем мужчины, — даже при том, что они в то же время эмоциональны и слабы, и поэтому им нельзя доверять ответственные дела». Русские мужчины настолько галантны, что автору пришлось привыкать к тому, что ей придерживают дверь, платят за чашку кофе или помогают положить тяжелые сумки на полку, совершенно не преследуя цели завести с ней интрижку. После такого обхождения в нашей стране иностранка невольно начинает воспринимать жителей Скандинавии как неотёсанных варваров.

Но считать, что мужчины в России доминируют всегда и во всём, является глубоким заблуждением. Слабый пол лишь притворяется таковым, а на самом деле нарочно даёт мужчинам почувствовать собственную значимость и важность, в то время как они уже давно достигли вершин манипулирования русскими мужчинами и добиваются своих целей хитростью. «Жизнь становится легче, если хотя бы поддерживаешь представление о себе как о слабой, беспомощной и нуждающейся в мужской опеке». И вообще, если бы не русские женщины, Россия бы уже давно пошла на дно".

В целом, заключает финская журналистка, и мужчины, и женщины довольны своим положением и ролью в обществе, так что почвы для феминизма в нашей стране нет никакой.

О русской культуре

В мировом кинематографе и СМИ русских нередко выставляют не в самом лучшем облике. В этом вопросе книга Анны-Лени Лаурен является редким исключением. Финская журналистка нередко с таким восторгом рассказывает о высоком культурном уровне русских людей, что невольно берёт гордость:

«В России культура, поэзия и литература встроены в жизнь. Никакой не стереотип, а совершеннейшая правда, что все читают Пушкина в школе и к тому же большинство в состоянии цитировать его. И не только Пушкина — Русская литература настолько важный предмет в школе, что большинство моих русских ровесников знают всех крупных классиков и вовсю цитируют Некрасова или Блока. Это относится не только к тем, кто интересуется культурой, но и к тем, кто не открывал книгу с тех пор, как закончил школу».

Автор пишет о том, какое изумление она испытала, когда на одном из телеканалов увидела, как в передаче идёт обсуждение образа Душечки из романа Чехова: «Меня поразило, что русские все еще настолько живут в своей классике, что обсуждение созданного Чеховым в XIX веке персонажа может пробудить такие страсти».

«Русская культура безгранично богата и животворна. Ее вклад в мировую литературу неоценим. Я уверена, что одна из причин этого именно в коллективизме. Он формирует общество, где одни и те же произведения читаются достаточно большим числом людей, благодаря чему вокруг литературы возникает живая дискуссия. Классики в России — это настоящие классики, а не нечто, существующее только в энциклопедии: люди действительно читают их произведения. Это придает им больший вес, чем многим западным классикам».

«В Москве полно киосков под названием „Театральная касса“… такая система работает только в стране вроде России, где интерес к культуре столь велик, что имеет смысл покрыть сетью театральных киосков весь город».

Поражается она также и искренности, с которой русские люди интересуются жизнью друг друга, глубине чувств и эмоциональности русского человека.

«Русские говорят о жизни, о любви и смерти, о друзьях и врагах, родных и близких, о войне, насилии и ужасах, о литературе, поэзии и призраках, о пожарах, катастрофах и китайской мифологии. Они никогда не говорят о приземленном. Они всегда увлечены и захвачены темой беседы.

«Прежде всего, они очень любопытны. Если ты — единственный финн за столом, приготовься к тому, что тебя забросают вопросами. В чем секрет линии Маннергейма? Почему ты говоришь по-шведски, ты же родилась в Финляндии? Почему в Финляндии все так тихо, спокойно и хорошо устроено? Почему у вас такие гладкие дороги? Как здорово, что Финляндия решила не вступать в НАТО! Мы, конечно, знаем, что это мы начали Зимнюю войну, но следующая война была вашей ошибкой!»

Большое внимание уделяется коллективизму, который, по мнению журналистки, присущ русским людям. Решили устроить пикник пожарить шашлык? Значит неважно, что льёт дождь и холодно — главное, что все вместе! Решили добраться из одного конца города в другой? Неважно, что в три раза дольше — главное дольше будем оставаться вместе! Решили посмотреть достопримечательности города? Неважно, что не можем решить, куда ехать и за день посещаем лишь одно место — главное, что все вместе и все довольны!

Но у нашей культуры, по мнению журналистки, есть и другая сторона.

«Россия — земля обетованная материализма. Большинство молодых русских почти не помнят социализма, но жажда обладать вещами, которых раньше было не достать, словно передалась по наследству».

Москва — город в высшей степени несентиментальный. Каждый занят только тем, как заработать больше денег. Люди здесь озабочены вопросом выживания, т.к. Россия благоволит только сильным, а слабых выбрасывает на самое дно жизни. В этой гонке «жители Нью-Йорка нервно курят в сторонке».

Не обходит автор и проблему алкоголизма в нашей стране. Её она называет главной причиной, по которой русские мужчины живут в среднем 59 лет (в то время как женщины — 73). Что удивительно, даже здесь при всех негативных социальных явлениях, которые в действительности вызывает этот порок, финская журналистка говорит о нём в положительном ключе:

«В конце недели в парках часто встречаются компании попивающих пиво подростков… В этих подростковых компаниях часто пьют пиво или водку с соком из пластиковых стаканчиков. Хотя русские подростки весьма охотно употребляют спиртное, я редко вижу, чтобы они, напившись, вели себя так же буйно, как, например, их ровесники из Хельсинки. Пьяные в стельку подростки, которые шатаются по центру и мочатся посреди улицы, — довольно частое зрелище вечером пятницы или субботы почти для любого среднего финского города. Русским же подросткам совсем не интересно агрессивно орать, разбрасывать бутылки или справлять естественные потребности на тротуаре. Вместо этого они часто сидят рядышком, играют на гитаре и поют. По мне, их благовоспитанность просто бросается в глаза.

Я полагаю, что причина этому одна: многовековая культура употребления водки в России. Речь идет именно о культуре, не больше и не меньше. Абсолютно каждый знает, как вести себя во время застолья и на лавочке в парке, потому что люди собираются, чтобы выпить и повеселиться вместе, с акцентом на «вместе». Коллективистская русская культура одерживает убедительную победу над индивидуалистической финской, равно как и над этой депрессивной манерой пить в одиночку".

О советском прошлом и Второй мировой войне

Но если автор книги о России говорит о ней столько хорошего, то чем же вызвана критика в её адрес?

Одной из причин целиком является глава «День Победы». Госпожа Лаурен сама неоднократно подчёркивает, что этот праздник занимает в сознании русского человека огромное место, даже восхищается этим, но вместе с тем совершенно иначе оценивает значение подвига победы советских людей во Второй мировой войне:

«Часто мне бывает горько оттого, что в День Победы возникает ощущение какого-то массового психоза и единственной целью становится прославление военной мощи Советского Союза. Понимания того, чем обернулась для Восточной Европы победа Советского Союза, нет. Понимания того, что многие из тех двадцати семи миллионов, кто пожертвовал собой во время войны, погибли зря, так как руководству было наплевать на потери, — тоже нет. Есть только некое расплывчатое, но стойкое представление о принадлежности к народу, который избавил Европу от зла и страданий».

«День Победы окружен ложью, которая ощущается тем острее, чем напыщеннее мероприятия. Ведь именно Вторая мировая война продемонстрировала слабость советского руководства. Москва сумела выстоять только благодаря нескольким компетентным генералам и практически безграничным людским ресурсам: погибших на фронте солдат просто заменяли новыми. Советское руководство посылало на фронт миллионы солдат в качестве пушечного мяса — без подготовки, без достаточного количества оружия, боеприпасов и приличного обмундирования. Во время войны погибли от 20 до 30 миллионов советских граждан — это превосходит потери всех участвовавших в войне государств. Огромная часть этих потерь не была вызвана какой-либо естественной необходимостью — она была вызвана исключительно некомпетентностью.

Невозможно представить себе все те беды, которые коммунизм принес России; коротко же можно сказать так: коммунизм разрушил русское общество и русскую экономику. Это главная причина того, почему Финляндия сейчас живет гораздо лучше России, хотя в России коммунизм рухнул еще в 1991 году. Но русские так и не осознали этого до конца".

Вероятно, именно в этой главе становится очевиден тот водораздел, который проводит ясную границу между русским человеком и европейцем. Наверное, нет другой области мировой истории, о которую сломано больше копий, чем Вторая Мировая Война. Так буквально неделю назад Европарламент принял решение ежегодно отмечать 23 августа как День памяти жертв тоталитаризма. Вскоре и США опубликовали заявление, в котором ответственность за развязывание Второй Мировой возлагается на СССР. Именно в эту дату между СССР и Германией было заключено соглашение о ненападении «Пакт Молотова-Риббентропа». То, что за год до этого был подписан аналогичный документ между Великобританией и Германией — «Мюнхенское соглашение», в Европе во внимание не принимается. Идеологизация вопроса в ущерб действительным фактам истории мало у кого может вызвать сомнения.

Можно много писать о спорности утверждений и оценок автора по вопросу победы СССР во Второй Мировой войне и о его откровенных попытках представить коммунизм хуже фашизма, однако это отдельная тема для другой статьи.

Чиновники, власть, бюрократия

Рассуждая о системе государственной власти в России, финская журналистка указывает на её пороки, столь знакомые русскому человеку, а также поражается тому, насколько в нашей стране не уважают чиновников и сотрудников правопорядка.

«В сегодняшней России больше государственных и муниципальных служащих, чем когда-либо со времен падения Советского Союза. Треть всего трудоспособного населения — 25 миллионов человек — занята на государственной или муниципальной службе. Результатом могло стать и стало только одно: коррупция укоренилась как никогда, и самое простое дело, которое нужно решить с государственными или муниципальными властями, оборачивается бумажной волокитой, эффективнейшим образом пресекающей попытки русских соблюдать закон. Зачем подчиняться дурацким правилам, если они существуют лишь для того, чтобы канцелярским крысам было чем заняться?»

По мнению автора, наша власть (которую она иначе чем «путинский режим» не называет) создала армию чиновников исключительно с целью установления тотального контроля за населением, чтобы исключить любую угрозу себе с его стороны.

Этим же объясняется и чрезвычайно жестокая реакция власти на любое выступление оппозиции, которая, по словам журналистки, не пользуется в нашей стране почти никакой поддержкой со стороны широких масс. Но эти неуклюжие действия приводят лишь к обратному результату — увеличению внимания со стороны мировой общественности: «Вскоре можно было констатировать, что число журналистов на демонстрациях приближается к числу демонстрантов. Это выглядело несколько абсурдно. Если бы Кремль позволил демонстрантам митинговать спокойно, западные журналисты постепенно потеряли бы к ним интерес, но теперь присутствовать при любом выступлении диссидентов стало делом чести для всех верных своему долгу корреспондентов из Европы, США и Японии».

Из книги выходит, что русские живут при настолько авторитарном (если не сказать тоталитарном) режиме Путина, что любое неугодное власти действие может привести человека за решётку.

Вообще из описания власти в России складывается впечатление, что она занимается осуществлением всего нескольких функций: а) вымоганием как можно большего количества денег у простых людей; б) созданием ему как можно большего числа препятствий в осуществлении жизнедеятельности; в) осуществлением за ним тотального контроля. Но несмотря на это делается парадоксальное заявление: «Средний класс в России увеличивается постоянно, все больше людей приходит к благосостоянию благодаря нормальной работе».

Так как, по мнению финской журналистки, в России любой представитель власти чуть ли не враг простого народа, то «Любой русский знает, что правила существуют не ради всеобщего блага; они суть бессмысленные выдумки мелкотравчатых бюрократов. Обычного для скандинавов представления о моральном императиве, который заставляет следовать закону, в России не существует.

Нет никаких моральных императивов — есть только разные способы выжить в ненадежном, несправедливом и непредсказуемом обществе. Поэтому русские, прокладывая свой путь в бурном море общественной жизни, даже не помышляют о всеобщем благе. Они думают лишь о благе своем и своих близких".

Глядя на отношения представителей власти и обычных граждан, госпожа Лаурен пытается понять, как же так выходит, что он её в большинстве своём поддерживает:

«Русские обожают Путина, потому что он не осуждает советскую историю. Коммунистический режим погубил по меньшей мере 120 миллионов человек: во время массового голода на Волге и в Украине, раскулачивания и насильственной коллективизации 1920-х годов, Большого террора, развязанного Сталиным в 1930-е годы. Не говоря уже об ужасающем количестве совершенно ненужных жертв во время Второй мировой войны, к которым привела некомпетентность руководства. Но многие русские все равно не хотят осуждать советское наследие. Удивительно — но это так».

«И все-таки русские выбрали этот путь. Как журналист, я обязана быть критичной по отношению к тому, что я вижу. Но я и не могу работать в этой стране, постоянно задаваясь вопросом: почему они поступают не как мы? Почему они не такие, как мы?

Мы не хотим, чтобы русским нравился Путин. Но они упорствуют в своей любви. Мы считаем, что русским следовало бы устроить оранжевую революцию и свергнуть кремлевскую власть. Они же хотят сохранить нынешний режим ради спокойствия в обществе. Мы полагаем, что русским женщинам следовало бы побольше думать о равноправии и поменьше — о том, как угодить мужчинам. Но они держатся именно последнего".

Зато как настоящий журналист автор заключает: «Одно, по крайней мере, является фактом: Россия не такая, как мы. Россия никогда не станет такой, как мы. И наши попытки понять Россию исключительно с нашей западной точки зрения никуда нас не приведут».

О том, насколько стереотипно и идеологизировано представление о России и ее жителях на Западе, корреспондент «Свободной Прессы» поговорил с главным редактором портала ИноСМИ.ру Мариной Пустыльник:

— Естественно некие стереотипы присутствуют и пропагандируются. Очень распространено мнение о том, что русские «на лицо ужасные, добрые внутри»: на улицах все ходят мрачные, и никто тебе никогда не поможет, пока тебя не узнает. Но стоит познакомиться с ними поближе, и русские открывают всю широту своей души. Нельзя сказать, что это представление буквально популяризируется, но когда в западной прессе появляется материал о российском обществе или путевые заметки, такое представление присутствует практически всегда.

«СП» — Сегодня в западных СМИ и кино можно заметить два противоположных образа русского человека: один, что русские все поголовно пьют и, мягко говоря, не очень культурны, другой — представление о русском человеке как об интеллигенте — носителе культуры Чехова, Достоевского и т. д. Какой из них сегодня более популярен?

— Я не могу сказать, что образ русского как некультурного варвара сегодня востребован или популярен. В Штатах недавно на экраны вышло шоу «Матрешки», которое, с одной стороны, является собранием типовых представлений о русских людях: покупки в магазинах по 20 тысяч долларов за колечко, шубы, загары, бани, водка за обедом и т. д. Но с другой, во всех рецензиях критиков признается, что это глупые стереотипы о русских, которые не соответствуют действительности.

Если говорить о киноиндустрии, то следует учесть, что Россия становится для Голливуда одним из основных рынков — все большая часть его доходов приходится на Россию. И т.к. Голливуд «идет за деньгами», в ближайшее время мы вряд ли увидим Ивана в валенках на космической станции.

«СП» — Можно выделить какие-то наиболее идеологизированные области?

— Вероятно, нарушение русскими людьми интеллектуальных прав собственности. Хотя у китайских хакеров репутация гораздо хуже. Русские специалисты в Америке ценятся, и все понимают, что и Apple, и больше половины Кремниевой Долины состоят из выходцев из России. С другой стороны есть популярные городские легенды, что русские пьют водку на обед, совершенно не беспокоятся о безопасности, например, в части полетов.

Интересной иллюстрацией этого является недавняя статья из газеты «New-York Times» про российский самолет Сухой Super Jet. Интересной является даже не столько сама статья, сколько комментарии читателей, которые в каком-то смысле иллюстрируют то, как мыслит среднестатистический американец. Например: «Прежде чем Россия будет продавать свои самолеты и другую продукцию в другие страны, она должна сначала решить свои социальные проблемы. Никому не нравится покупать вещи у отсталых стран, у которых проблемы с коррупцией, националисты, неонацисты, мракобесы, расисты».

И это действительно популярный подход. В западной прессе в основном пишут о том, насколько в России распространен расизм: негров избивают, а футболистов оскорбляют во время матчей. Постоянно пишут о том, что везде коррупция, проблемы с правами человека, а ситуация с безопасностью полетов вообще ужасная, поэтому с Россией либо вообще не надо иметь дел, либо делать это очень осторожно.

Для большинства американцев русские сродни инопланетянам. Они их никогда не видели и если и имеют какое-то представление, то оно сформировано СМИ, где зачастую каша полная.

«СП» — Представление о нас отличается в среде европейцев и американцев?

— Да. Для американцев Россия просто дальше, поэтому для среднестатистического американца она не так уж и интересна. Для европейцев мы более интересны, вероятно, потому что мы ближе и имеем связанную историю. В Великобритании подход похож на американский: «Пока вы не будете вести себя цивилизованно в нашем понимании, мы с вами делать бизнес не будем». В остальной Европе, в Германии и во Франции, к России гораздо более прагматичное отношение: давайте мы будем работать и постепенно прививать вам наши ценности.


Подводя итог всей книге, можно сделать вывод, что наибольшую ценность представляют наблюдения автора о жизни в России: о людях, нравах, культуре и наших проблемах. Многое из того, о чём пишет финская журналистка, приятно и даже льстит русскому человеку или представляет нас лучше, чем мы есть (например, рассуждения о высокой культуре потребления алкоголя), популяризует образ интеллигентного русского на Западе. С другой стороны, качество книги стремительно падает, когда автор начинает рассуждать о предметах явно идеологизированных, спорных или в которых очевидно не разбирается: значение победы СССР во Второй мировой войне, значение коммунистического строя, утверждения о необходимости установления в России демократии с указанием на примеры революций в Грузии и на Украине. В целом книга очень интересна с точки зрения того, как Россия и её жители выглядят в глазах европейца, прожившего среди нас несколько лет.

Закончить можно философским рассуждением автора:

«Мне не хочется признавать этого, но, может быть, русские, несмотря ни на что, правы? Может быть, «загадочная русская душа» существует на самом деле. Иначе как можно было пережить монгольское иго, царское самодержавие, советский террор, посткоммунистическое беззаконие и хаос?

Глубокая, теплая, сильная и живая русская культура прошла через бесчисленные круги ада. Ее мучили, ломали, избивали и подвергали бесконечному систематическому разрушению. Но не сломили ее.

Русские и сами этого не понимают. Они собираются провести следующие тысячу двести лет в попытках понять свое собственное существование.

Безуспешных, разумеется".

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня