Культура

Отказ от исповеди

Исполнилось 170 лет со дня рождения великого художника Ильи Репина

  
2062
Отказ от исповеди

Коллекция живописца огромна. В ней представлены все жанры — исторические картины, пейзажи, портреты. Художник, с его многогранным дарованием способен был исполнить любой замысел, перенести на холст любую идею. К слову, его полотна и сегодня пользуются успехом — в Третьяковской галерее и в Русском музее возле них — толпы людей.

Всмотримся еще раз в знакомый портрет. О чем думал Илья Ефимович Репин, о чем говорила его пылкая кисть? Что было ему по нраву, а что вызывало неприязнь?

Сегодня Репин видится художником, имеющим дерзкое, отличное от официального, мнение. Может, был он и диссидентом, хотя подобного слова в его время не было.

Многие персонажи художника — противники режима или им недовольные. Это вернувшийся с каторги арестант (картина «Не ждали»), человек, окруженный жандармами («Арест пропагандиста»), приговоренный к смерти узник («Отказ от исповеди»). Это не сухая констатация событий, а пристрастный взгляд…

Можно вспомнить и знаменитое полотно «Бурлаки на Волге», ставшее символом измученной, надорванной России.

Характерна малоизвестная картина Репина «Манифестация 17 октября 1905 г.», созданная по случаю выхода известного документа, подписанного Николаем Вторым. Манифест, в котором учреждался парламент и были дарованы народу свободы совести, слова, собраний и союзов, был разработан председателем Комитета министров Сергеем Витте в связи с непрекращающейся «смутою».

На полотне — среди массы ликующих людей есть и иные лица — задумчивые, настороженные. В облике толпы есть что-то опереточное, лубочное. О картине, совсем не похожей на другие работы живописца, философ Василий Розанов сказал: «Репин, не замечая сам того, нарисовал „масленицу русской революции“, карнавал ее, полный безумия, цветов и блаженства».

Но почему же «не замечая»? Художник, верно, так и мыслил.

А «Иван Грозный, убивающий своего сына»? Разве это не приговор самодержавию, всей династии Романовых? Не зря же картину долгое время запрещали выставлять. Она появилась на вернисаже лишь в 1913 году, почти через тридцать лет после ее создания. На полотно смотрели с боязливым трепетом, женщины даже падали в обморок. В конце концов, на картину набросился психически больной иконописец Балашов и изрезал ее ножом. Возможно, он увидел в ней нечто такое, что не узрели нормальные люди…

Но при царском дворе или не замечали настроения художника или делали вид, что не замечают. Ведь пригласили же Репина писать царицу! Ранее, по высочайшему заказу художник создал портрет Николая Второго. На картине царь моложав, подтянут, взгляд серо-зеленых глаз спокоен и величав.

Репин мог пойти против истины. А потом, может, казнил себя…

О том, как его и другого художника, Илью Галкина, пригласили во дворец написать портрет царицы Александры Федоровны, живописец рассказал своему другу, писателю Корнею Чуковскому:

«И вот вышла к нам немка, беременная, выражение лица змеиное, сидит и кусает надменные тонкие губы. Я так и написал ее — злой и беременной. Подходит министр двора: «Что вы делаете? Посмотрите сюда!» — и показал мне портрет, который рядом со мной писал Галкин. У Галкина получилась голубоокая фея.

«Простите, я так не умею», — сказал я смиренно и попросил с поклонами, чтобы меня отпустили домой".

Со временем Николай Второй и вовсе стал предметом жгучей ненависти Репина. В 1905 году, после Цусимской катастрофы художник вывел в дневнике ожесточенные строки: «Теперь этот гнусный варвар… корчит из себя угнетенную невинность: его недостаточно дружно поддержали, поддержали одураченные им крепостные холопы…»

Репин и в письмах не боялся обличать самодержца. Вот фрагмент из его послания критику Владимиру Стасову: «Как хорошо, что при своей гнусной, жадной, грабительской, разбойничьей натуре он все-таки настолько глуп, что авось скоро попадется в капкан… Ах, как надоело!.. Скоро ли рухнет эта вопиющая мерзость власти невежества?»

Художник связывал надежды с будущим: «Какое молодое поколение выплывет на поверхность жизни!!! Какой свет разума засияет над нашей освобожденной Россией!»

Сегодня можно другими глазами — особенно в свете нынешних событий на Украине — смотреть на одну из самых известных картин Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Кому-то представится, что послание — уже другому «султану», в Киев, могли бы написать жители юго-востока Украины. И, разумеется, другого содержания — полное боли и слез…

Кстати, Репин был тесно связан с Украиной, знал ее язык и историю. Он входил в жюри комиссии по сооружению памятника Тараса Шевченко в Санкт-Петербурге. Художник сделал несколько черновых набросков памятника, ибо высоко ценил личность поэта, называя его «апостолом свободы».

Увы, проект был отвергнут. Кстати, монумент в честь украинского поэта появился в городе на Неве лишь в 2000 году…

Известный скульптор Паоло Трубецкой создал памятник Александру Третьему. Но он вышел не помпезный, как принято изображать царей, а мрачный, устрашающий. Так ваятель, демократ по убеждениям, выразил свое отношение к режиму. Репин, едва увидев памятник, закричал без боязни: «Верно! Верно! Толстозадый солдафон! Тут он весь, тут и все его царствование!»

В портретах Репина, как утверждали многие, таилась зловещая сила. Многие из тех, чей образ художник запечатлевал, вскоре умирали. Так было с композитором Модестом Мусоргским, писателем Алексеем Писемским, пианисткой Луизой Мерси д’Аржанто. Репин собирался писать портрет Федора Тютчева, но не успел, поскольку поэт скончался…

Однажды на даче у Чуковского один из гостей, писатель-юморист Ольдор (О.Л. Д’Ор) попросил: «Илья Ефимович, сделайте милость, напишите, пожалуйста, Столыпина

«Все захохотали, — вспоминал Чуковский. — Столыпин был в то время премьер-министром, и мы дружно ненавидели его. А через несколько месяцев, Репин сказал мне: «А этот ваш Ор оказался пророком. Еду писать Столыпина по заказу Саратовской думы…»

Как только Репин закончил портрет Столыпина, тот отправился в Киев. Вскоре газеты сообщили о гибели премьера.

Однажды художник продемонстрировал потрясающий дар предвидения…

Осенью 1914 года Чуковский предложил знакомым написать в его рукописный альманах «Чукоккала», какие надежды они связывают с начавшейся войной. Автографы были схожие: «Ждем полного разгрома тевтонов», «Уверены, что Берлин будет наш». Репин же вывел странную фразу: «Жду федеративной германской республики».

Для иллюстрации своих слов он набросал небольшую картинку, на которой немецкий рабочий на тачке вывозит Вильгельма Второго. То есть, дал понять, что на смену старому строю придет новый.

Так и произошло. И федеративная германская республика появилась, хотя и много позже…

Октябрьскую революцию 73-летний Репин отверг со всей яростью, на которую был способен. Отношение к советской власти он выразил в едкой и хлесткой картине «Большевики — Красноармеец, отнимающий хлеб у ребенка». Впрочем, многие исследователи считают, что это подделка.

В 1918 году Репин, живший в своем доме в Пенатах, невольно оказался эмигрантом. Его дача находилась в поселке Куоккала на территории Финляндии, ставшей независимой. Граница закрылась, и художник, живший всего в тридцати верстах от Петрограда, уже не мог туда попасть.

Последняя встреча Репина со своими друзьями и почитателями в России состоялась 24 ноября 1917 года, когда отмечалось 45-летие творческой деятельности мэтра…

Наступило одиночество — старческое, пронзительное, злое. «Мой траур не на месяцы означен, он будет длиться много странных лет. Последний пламень будет мной растрачен, и вовсе пеплом буду я одет…». Так другой эмигрант — поэт Константин Бальмонт — говорил о себе, но эти строки можно отнести и к Репину.

Ненависть живописца к большевикам продолжала кипеть. В 1920 году в парижской эмигрантской газете «Общее дело» Репин опубликовал воспоминания о Льве Толстом, приуроченные к 10-летию со дня смерти писателя. В них он нашел место оценке новой российской власти: «Гарцуют озверелые недоросли, одурманенные безверием, но страшен Бог карающий, и испытавшие десницу его узнают, что лучше бы им и не родиться на земле… Учредилки, расстрелы, вот их средства, наемные латыши, китайцы, вот их опора. Шпионы, интриги, вот их изучение человеческих принципов».

Но советские руководители, как и прежние хозяева страны, предпочитали не замечать настроений художника. По случаю 80-летнего юбилея Репина в Ленинграде открылась его большая выставка. Но — в отсутствии виновника торжества. Он получил приглашение, собирался в Советский Союз, но с визами вышла, по словам Чуковского, «чепуха и путаница». Поездка не состоялась, во многом из-за того, что Репин жил в Куоккале по старым документам гражданина Российской империи и нового финского паспорта у него не было.

…В 1926 году дочь художника Вера Ильинична написала письмо — не известно, с ведома отца или по собственной инициативе — в Советский Союз. Это был, по сути, крик о помощи: великий художник немощен, болен и испытывает денежные проблемы.

Собралась делегация, которая отправилась в Пенаты. Художника настойчиво уговаривали вернуться на Родину, уверяли, что советская власть возвратит ему не только квартиру в Ленинграде, но и имение под Витебском. Впечатленный этими посулами, художник обратился к Ворошилову. Странный адресат, ибо он в то время занимал пост военного комиссара по военным и морским делам. Наверное, свою роль сыграл авторитет Ворошилова.

«Высокопоставленный Товарищ Климентий Ефремович, долго я не смел писать Вам, но необходимость заставила…»

Репин жаловался на скудную жизнь, старость. В общем, просил милости. Наверное, это была минутная слабость…

Ворошилов сообщил о проблемах старого художника Сталину. Он тотчас ответил: «Клим! Я думаю, что Соввласть должна поддержать Репина всемерно».

Репин мог стать вторым из известных эмигрантов, вернувшихся в Советский Союз. Первым был писатель Алексей Толстой.

Однако настроение художника резко меняется. Он отказывается от своей исповеди!

Не захотел менять убеждений? Не доверял большевистским вождям?

Из письма Репина Чуковскому: «Никогда не поеду я в Вашу гнусную Совпедию, будь она проклята, меня еще в кутузку посадят, ну ее к черту, ограбили меня, отняли у меня все мои деньги, а теперь сулят мне подачку…»

Есть версия, что Чуковский по поручению советских руководителей отправился в Финляндию, чтобы уговорить Репина вернуться в Россию. Но дома его не застал и оставил записку: «…Советское правительство в лице Луначарского и Алексея Максимовича Горького просят Вас вернуться в Россию. Дорогой Друг, ни под каким видом этого не делайте…»

Однако дочь Чуковского Елена Корнеевна эту версия опровергала. Во-первых, художник никуда не уезжал. А во-вторых… «Цель поездки была вовсе не в том, чтобы выманить Репина в Россию или отговорить от этого, — писала Елена Корнеевна. — Чуковский хотел увидеться со старым другом и не ставил перед собой никаких политических задач…»

Репин остался в Куоккале. Там и умер в сентябре 1930 года.

Но на Родине никто не бросил в великого художника камень. Его картины по-прежнему украшали советские музеи. А имя живописца стали произносить в одном ряду с именами Пушкина, Толстого, Мусоргского, Сурикова и других гениев русской культуры.

Фото: Русский художник Илья Ефимович Репин в Пенатах/ИТАР-ТАСС/Архив.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня