Культура

Сокровище для литературоведов

Вышла книга Владимира Дроздкова о Вадиме Шершеневиче

  
2343
Сокровище для литературоведов

В западном кинематографе сегодня принято устраивать перезапуск особо удачных фильмов середины и конца ХХ века. Современные технологии позволяют иначе взглянуть на разворачивающиеся истории и на любимых героев.

Нечто подобное наблюдается и с советской литературой. За последнее время подтянулся сильный филологический аппарат, который достаёт с пыльных архивных полок рукописи или известные в своё время тексты и даёт им вторую жизнь, сопровождая находки подчас детективными историческими комментариями.

Такая история происходит и с Вадимом Шершеневичем.

Издательство «Водолей» выпустило книгу Владимира Дроздкова — «DUM SPIRO SPERO: о Вадиме Шершеневиче, и не только: статьи, разыскания, публикации».

Но сначала — несколько слов о филологе.

Владимир Александрович Дроздков — коллекционер и литературовед в одном лице. В его домашней библиотеке скопились такие сокровища, о которых не подозревают и маститые учёные. Готов биться об заклад, что спустя какое-то время любой уважающий себя литературный музей будет стоять в очереди у дверей Дроздкова и делать ставки на редкие книги и рукописи, как на аукционах.

Может быть, музеи и сейчас стоят. Да только напрасно. Владимир Александрович из тех людей, для которых деньги — это всего лишь бумага, а собранные им книги — это редкое сокровище.

Среди его находок есть и более занятные вещицы. Например, трубка и перстень с выгравированным девизом «DUM SPIRO SPERO» — личные вещи Вадима Шершеневича. (О, как бы автор этой статьи, тоже, кстати, литературовед, хотел бы иметь «галстух» или, допустим, солнцезащитные очки советского денди Мариенгофа — несказанная роскошь! Но нет, остаются только белая зависть и благоговение перед артефактами).

Помимо вещественных сокровищ Дроздков обладает и не менее ценным багажом личного общения со вдовой поэта Марией Михайловной Волковой.

Но довольно о литературоведах. Понятно, что это люди неординарные. Обратимся к книге. Первое, что поражает в ней, — это объём (800 страниц!). Исследование, которое длилось долгие годы. Дроздков не спешил обнародовать документы из своего собрания шершеневических рукописей и, наверное, правильно делал.

Если бы из года в год появлялись книжки или публикации в толстых и научных журналах, это выглядело бы обыденно. А в нашем случае появилась целая книга с исследованиями и несколькими «новыми» текстами. Волшебство да и только.

Прояснены многие темы.

Несостоявшаяся дуэль Шершеневича и Мандельштама — о ней писал и Павел Нерлер в недавней книге «CON AMORE: этюды о Мандельштаме», но взгляд историка литературы, который преимущественно занимается имажинизмом, вдвойне ценен.

Дроздков приводит и родословную Шершеневича (её выстраивание само по себе работа грандиозных масштабов!), где показывает возможную родственную связь опять же с Осипом Эмильевичем.

Впервые более чем подробно разбирается история с Зощенко и основанная на этом курьёзе травля поэта. Владимир Александрович приводит бесконечные документы, переписку авторов, переписку Шершеневича с литературными чиновниками — всё это из «сокровищницы» литературоведа, а потому весьма ценно.

Дроздков тщательно анализирует и барнаульский этап в творчестве Шершеневича. Рассказывает о стихах, посвящённых Великой Отечественной войне, о чтении этих стихов по алтайским госпиталям (ещё один ценнейший материал для будущий биографов Вадима Габриэловича!).

В книге приводятся статьи не только о её главном герое, но и о его товарищах по имажинизму. В частности, любопытна статья про знаменитый образ Сергея Есенина из поэмы «Чёрный человек» — «на шее ноги». Дроздков проводит анализ рукописей Сергея Александровича и приходит к выводу, что на самом деле мы читаем эту строку в корне неверно. Этим мы обязаны ошибке текстологов, которые перепутали буквы «г» и «ч». В оригинале должно бы быть так:

Голова моя машет ушами,

Как крыльями птица.

Ей на шее ночи

Маячить больше невмочь.

Красиво? Безумно! И появляется аллитерация, и появляется невольный смех из-за такой нелепой ошибки. Но даже если во всём виноваты текстологи, вдумайтесь ещё раз, какой чудесный образ был рождён.

Помимо статей, в книгу помещены «утопический блеф» «Мещантика» и драма в 4-х актах «Нельзя прощать (Ошибка товарища Николая)», написанные Шершеневичем, а также дневник Тараса Мачтета, в котором оживает целая эпоха рубежа 1910-х и 1920-х годов.

Такие книги редки. Они выходят более-менее регулярно (по одной или по две в год), но сплошь о вселенской чепухе. Зачем-то прекрасные литературоведы разбираются в пьесах 1920-х годов, копаясь в их «советскости», и печатают их, в то время как и наполовину не опубликованы Николай Эрдман и тот же Вадим Шершеневич, Александр Кусиков и Пётр Орешин, Алексей Ганин и Александр Ширяевец, Владимир Луговской и Павел Антокольский. Список, как водится, можно продолжать.

Их произведения погребены в архивах. Их биографии полны белых пятен.

Но отчего-то пишется пятисотая диссертация о сказках Пушкина, публикуется в новом издании «Мастер и Маргарита», и какой-нибудь известный писатель читает лекции о классиках из школьной программы.

Во всякое время была ценна индивидуальность, штучность товара. Сегодняшний день — не исключение. Это доказывает и книга Владимира Дроздкова.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня