Вечный предбанник Евросоюза

ЕС не собирается платить Украине по 25 млрд евро в год

  
17565
Вечный предбанник Евросоюза

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан 24 ноября в интервью немецкому изданию Handelsblatt заявил, что он не против вступления Украины в Европейский Союз в среднесрочной перспективе. Но добавил, что для этого страна должна «обладать политической и экономической стабильностью, а также уметь контролировать свои границы».

Кроме того, Орбан отметил, что если Украина станет членом ЕС, Союзу придется выделять как минимум 25 миллиардов евро в год, чтобы ее поддерживать. Пока остальные страны не решили, кто будет платить за Украину и откуда взять деньги на содержание «незалежной», вопрос о членстве в ЕС не стоит.

За день до этого, 23 ноября, о европерспективах Украины еще более недвусмысленно высказался министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. В интервью Spiegel он заявил, что видит только партнерские отношения Украины с НАТО и ЕС. Глава внешнеполитического ведомства подчеркнул, что экономическая и политическая модернизация Украины — проект нескольких поколений, поэтому «нет смысла спекулировать сегодня на членстве Украины в ЕС».

Тем не менее, украинские власти продолжают заниматься именно такими спекуляциями. Курс на евроинтеграцию прописан в коалиционном соглашении, как одна из главных задач новой Верховной Рады. А президент Петр Порошенко обещал сделать все, чтобы Украина уже в 2020 году подала заявку на вступление в ЕС. Кстати, сами европейцы не разделяют оптимизм украинцев. Согласно опросу, проведенному во Франции, Великобритании и Германии, 71% респондентов относится к перспективе расширения ЕС за счет Украины, Молдовы и Грузии резко отрицательно, 21% скорее поддерживает эту идею и лишь 1% полностью одобряет.

Может ли руководство в Брюсселе пренебречь экономическими доводами и даже мнением собственного населения, чтобы принять политическое решение под давлением Вашингтона и принять Украину в свои ряды?

— Заявления брюссельских политиков о том, что Украина может стать членом ЕС, больше похожи на блеф, — считает заведующий сектором ИМЭМО РАН, главный редактор журнала «Россия и новые государства Евразии» Николай Работяжев. — Они понимают, что Украина не соответствует никаким критериям стран, которые претендуют на вступление в Евросоюз. Уровень социального и экономического развития, не говоря уже о всестороннем политическом кризисе, говорит против ее вступления в ЕС. Даже когда эта страна была в более благополучном состоянии после первой «оранжевой революции» 2004 года, никакого прогресса на пути европейской интеграции не было, несмотря на то, что Ющенко очень хотел, чтобы Украина стала членом ЕС и НАТО. Мне кажется, нереально говорить о том, что Украина в обозримом будущем может стать членом ЕС. Если это и возможно, то, скорее всего, как сказал Штайнмайер, через несколько поколений. Должно пройти 20−30 лет, чтобы Украина стала членом ЕС. А, может быть, этого не произойдет никогда.

«СП»: — Не может ли Вашингтон надавить на Брюссель и заставить платить за вступление Украины?

— Кризис финансовой еврозоны, который начался в 2008—2009 годах, никуда не исчез. Таких денег, какие потребовались на спасение Греции, у Евросоюза нет. Думаю, брюссельские политики прекрасно понимают, что если Украина войдет в ЕС, это будет еще одна головная боль, причем очень сильная. Евросоюз не в том состоянии, чтобы сейчас тратить большие деньги на интеграцию «незалежной». Тем более что ЕС фактически еще «не переварил» те восточноевропейские страны, которые вступили в союз в ходе последней волны расширения. Не думаю, что у ЕС есть экономические ресурсы, чтобы оказать Украине ту помощь, в которой она нуждается.

«СП»: — Может быть, после того, как сторонники евромайдана поймут, что вступление в ЕС им не светит, Украина снова развернется на Восток?

— Разочарование возможно, но что касается разворота на Восток, я настроен скептически. Из России уже сформировали образ врага. После присоединения Крыма, событий на Юго-Востоке и интенсивной работы антироссийской пропаганды, разворот в сторону Москвы маловероятен. Основная часть сторонников европейской интеграции — это Запад и центр Украины. Судя по результатам последних парламентских выборов, на которых победили правые и националистические партии, мне трудно представить, как они развернутся на Восток. Скорее всего, Киев не возьмут в ЕС, но в то же время не произойдет интеграции в Таможенный Союз. Украина останется буферной серой зоной.

Экономист, старший аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский считает, что ЕС не будет финансировать Украину, к тому же, 25 миллиардов евро — это капля в море для летящей под откос украинской экономики.

— Думаю, 25 миллиардов евро — это нижняя планка, самые оптимистичные оценки того, во сколько Евросоюзу будет обходиться содержание Украины. Этой суммы хватит разве что для поддержания уровня жизни населения, близкого к нищенскому. Украинцы как-то будут сводить концы с концами, но ни о каких инвестициях в производство или бизнес не может идти и речи. Вдобавок, здесь не учитываются деньги на социальную сферу, технологическое переоснащение и многое другое. 25 млрд евро в год — это около 30% совокупного ВВП Украины по текущему курсу. В принципе, деньги большие, но реальный масштаб потерь гораздо больше.

Один только бюджетный дефицит Украины составит 6−8 млрд долл. в год; дыра в платежном балансе может достичь 5−7 млрд.; бегство капитала из страны на уровне 5−8 млрд. При этом украинская экономика испытывает колоссальный дефицит инвестиционных ресурсов. Два десятилетия никто не занимался вложением средств в инфраструктуру. Для того чтобы это компенсировать, по моим оценкам, только в инфраструктурные проекты необходимо вкладывать не меньше 20 млрд долл. ежегодно.

А если еще вспомнить об огромных долгах по газу и негативном эффекте от разрыва экономических связей с Россией, картина получается совсем безрадостная. Первые полгода казалось, что Украина проскочила пик кризиса по инерции, но уже в конце лета стало очевидно, что начинается финансово-экономическая катастрофа. Это разрушение социальной структуры, полнейшая деградация экономики, массовый уход малого и среднего бизнеса в тень, вывод средств в офшоры. Спад ВВП, который в начале года оценивали в 1,5%, сейчас достигает 5,5%, а к концу года может добраться и до 8−10%. В новом году эти тенденции продолжатся. Уровень жизни украинцев упал в среднем на 20%. Инфляция в районе 17−19%, показатели безработицы самые высоки за 6 лет, гривна упала практически в два раза и стала валютным аутсайдером на международном рынке.

Понятно, что в таких условиях европейские чиновники, называя сумму в 25 млрд евро, очень занижают реальные нужды Украины. Это минимальные расходы, связанные с тем, чтобы не допустить коллапсирования финансовой системы страны и суверенного дефолта, превращения ее в огромное Косово. Реальные масштабы необходимой финансовой поддержки достигают 60−70 млрд долл. в год, а в следующем году могут превысить и 80 млрд., чтобы хоть как-то оживить экономику и остановить обнищание населения. Таких денег, разумеется, ни у кого нет, и никто не будет их давать Украине.

«СП»: — Но если Брюссель решится оказывать такую помощь, чтобы окончательно втянуть Украину в свою орбиту?

— Денег Европа Украине, конечно, не даст. Хотя для них это копейки. Для спасения Португалии, Ирландии, Италии, Греции и Испании в совокупности было напечатано более полутора триллионов евро. Поэтому 25 миллиардов — это не такие средства для Европы, и если бы они очень хотели помочь, они бы сделали это с помощью печатного станка.

С другой стороны, Украина — не член Европейского Союза и еврозоны. Она не входит в систему европейского центробанка, поэтому ЕЦБ не может скупать ее государственные бумаги. При большом желании ЕС мог был спасти экономику Украины, но этого желания нет, как нет и понимания, зачем это нужно делать. Нет также действующего правового и юридического механизма для такой масштабной помощи Украине. Финансовая архитектура Евросоюза на нее не рассчитана.

Кроме того, до сих пор осталось огромное недовольство в политическом истеблишменте и обществе Европы, особенно в Германии, Франции, Бенилюксе, после того, как пришлось спасать слаборазвитые страны ЕС. Поэтому европейцы не понимают, зачем им помогать украинцам — грубо говоря, предбаннику Европы, который не имеет к ним никакого отношения. Если немцы не хотели помогать испанцам и грекам, то украинцы для них — вообще другая реальность. Обратите внимание, что европейские политики сейчас даже не заикаются о поддержке Украины через систему бюджетных фондов. Такого рода решение было бы самоубийственным с политической точки зрения. Европейцы не хотят оплачивать из своего кармана госпереворот на Украине.

Заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД РФ Борис Шмелев считает, что полностью исключать вероятное вступление Украины в ЕС нельзя. Все будет зависеть от множества политических факторов.

— Для того чтобы Украину приняли в ЕС через 6−8 лет, она должна проделать очень большую работу по реформированию своей экономики, законодательства, созданию институтов в соответствии со стандартами ЕС. Давайте вспомним, сколько страны Юго-Восточной Европы и Балтии шли к членству в ЕС. Даже вступление Сербии в Евросоюз намечено только на 2020 год, а ведь Украина гораздо больше, чем эти страны, и проблем там больше.

«СП»: — Значит, такие заявления, как у Орбана, — это просто отговорки?

— Принять Украину в ЕС можно, но это будет политическое решение. В принципе, таких решений Запад принимал немало, идя по пути расширения ЕС на Восток. Поэтому говорить о том, что это невозможно, было бы преувеличением. Но для этого все страны-члены ЕС должны солидарно выступить и договориться о том, что будут выделяться большие деньги на поддержку украинской экономики.

Несколько лет назад речь шла о том, что на реформирование украинской экономики в соответствии со стандартами ЕС нужно не меньше 500 млрд долл. Премьер-министр Азаров в прошлом году говорил, что для подписания соглашения об ассоциации в Украину необходимо вложить 160 млрд долл. Факт остается фактом — структура украинской экономики архаична, она требует серьезной модернизации, чтобы соответствовать евростандартам. Готова ли Европа несколько сот миллиардов долларов выделить на подтягивание украинской экономики — большой вопрос. Да, Европа пошла на то, чтобы списать большие долги Греции и вытащить ее из кризиса. Но Греция — это член одной семьи, а Украина стоит в стороне.

Говорить о вступлении Украины в ЕС сложно. Все будет зависеть от политической ситуации, как на Украине, так и в Европе. ЕС сегодня переживает кризис, экономика в состоянии рецессии. Эти деньги должны будут платить Германия и Франция. Судьба членства Великобритании в ЕС не ясна. Здесь много неопределенностей. Рассуждать о возможности вступлении Украины в ЕС через 6−8 лет крайне сложно. Решение этого вопроса будет зависеть от многих факторов, имеющих, прежде всего, политическую, а не экономическую природу.

Фото: ТАСС/EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня