Ставка меньше, чем жизнь

Набиуллина ослабила кредитную удавку ЦБ на 2%, что не спасет ни рубль, ни реальный сектор

  
6380
Ставка меньше, чем жизнь

В пятницу руководство ЦБ объявило о снижении ключевой ставки с 17 до 15%. Глава регулятора Эльвира Набиуллина мотивировала это решение тем, что резкое повышение ключевой ставки с 10,5 до 17% в декабре 2014 года, якобы сыграло свою положительную роль. По ее словам, это было экстренной мерой, «позволившей сбить панику на валютном рынке».

Как указывается в документе ЦБ, ослабление «кредитной удавки», наброшенной монетарными властями на реальный сектор, стало возможно вследствие ожидаемого «охлаждения экономики».

Валютный рынок сразу отреагировал на решение ЦБ. На торгах в пятницу доллар и евро снова резко подорожали. К 13:48 стоимость доллара с расчётами на «завтра» поднялась до 71 рубля, что на 2,27 рубля больше цены закрытия в четверг. Курс евро вырос сразу на 2,8 рубля — до 80,48 рублей. Правда, к вечеру рубль несколько отыграл свои позиции.

Теперь второй вопрос: как скажется снижение ключевой ставки на инфляции?

По итогам 2014 года, по официальным данным ЦБ, она составила 11,4%, а по состоянию на 26 января годовой темп прироста потребительских цен оказался на уровне 13,1%. При том, что глава ЦБ неоднократно подчеркивала, что регулятор может пойти на снижение ключевой ставки только при формировании «устойчивой тенденции» к снижению инфляции.

Как заявил «СП» главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин, пятничное решение совета директоров Банка России ошибочно.

— В моем представлении, ЦБ слишком рано стал снижать ставку. Что, как я полагаю, и демонстрирует реакция валютного рынка. Продолжающееся обесценение рубля — это сигнал, который посылает рынок.

Хотя Банк России верно оценивает ситуацию, что рецессия в экономике во второй половине года будет оказывать давление на цены и не позволит разогнаться инфляции. Но в части инфляционных ожиданий Центробанк, похоже, совершает ошибку. Потому что стабилизации к настоящему моменту не произошло. Это видно по рынку и по собственным опросам ЦБ. Ожидания могут стать источником ускорения инфляции, компенсировав эффект от рецессии. По оценкам самого регулятора этот показатель составит менее 10% в январе 2016 года. К сожалению, в какой-то момент может оказаться, что инфляция перестанет замедляться, несмотря на рецессию в экономике. У меня есть опасения, что своими действиями ЦБ увеличивает вероятность реализации этого риска.

«СП»: — В экономическом сообществе бытует точка зрения, что резкое повышение процентной ставки не столько тормозит инфляцию, сколько окончательно душит «кредитной удавкой» реальный сектор.

— Это популистский тезис, который выдвигают люди, часто не имеющие отношения к экономическому сообществу. На самом деле повышение ключевой ставки ЦБ стало не причиной, а следствием неблагоприятного развития событий. Это связано с обесценением рубля и той динамикой, которую демонстрировал доллар в декабре. Что практически не оставляло шансов, кроме как повышать ставки — и ключевую, и по депозитам. В противном случае удержать ситуацию под контролем, мне представлялось невозможным. А вот как раз потерянный контроль над ожиданиями и лишил «реальный» сектор относительно дешевых денег и «давит» его. Пока ситуация с ожиданиями не улучшится, дешевых денег реальный сектор не увидит.

«СП»: — В чем причина курсового провала рубля?

— У нас в прошлом году был рекордный отток капитала. И в этом году он не прекратился. Настоящая причина обесценения рубля — это не снижение потока нефтедолларов. В январе у нас сальдо счета текущих операций, скорее всего, положительное. А торговое сальдо точно положительное. Но вследствие оттока капитала прошлый год мы завершили на уровне чуть ниже 60 рублей за доллар, а сейчас (и без решения ЦБ) находимся на отметке около 70 рублей. Кстати, если вы посмотрите на динамику депозитов в банковской системе (с поправкой на переоценку валютных депозитов), то увидите, что их размер в прошлом году снизился. В этом тоже виноват отток капитала. Именно он — главная причина, по которой пришлось повысить ключевую ставку. А оттоком капитала в значительной степени управляют те самые ожидания, которые по-прежнему «дестабилизированы».

Причем, если вернуться к депозитам, то сократились они не в декабре: процесс был заметен на протяжении большей части 2014 года. Если у вас есть проблема с доступом к капиталу на внешних рынках, и если ЦБ не может бесконечно предоставлять фондирование коммерческим банкам (что, он пока делает), возникает вопрос: откуда вы можете взять дополнительные средства в экономике?

К сожалению, в ней были созданы условия, невыгодные для сбережений в национальной валюте. Эти условия стали одной из важных причин оттока капитала. Только вернув привлекательность сбережений в рублях на депозитах в банках, можно было стабилизировать ситуацию. Снижение ставки ЦБ, в моем понимании, эту привлекательность уменьшает. Банки ведь не просто так просили снизить ставку, а для того, чтобы сделать фондирование для себя подешевле. А это среди прочего будет означать снижение ставок по депозитам. Что уже пытаются реализовать многие в январе. Учитывая, насколько вырос доллар за январь, вы увидите, что рублевые депозиты даже при текущих ставках имеют сомнительную привлекательность.

Поскольку главная причина обесценения рубля — продолжающийся отток капитала (торговый счет играет на пользу рублю), экономических агентов, видимо, не удалось убедить, что девальвация рубля окончена и девальвационные ожидания взяты под контроль. То же самое с инфляцией — на уровне 15% и выше в ближайшее время ее ожидают и официальные ведомства, и многие экономические агенты. Плюс растут ожидания инфляции со стороны населения. Есть риск, что процесс станет самоподдерживающимся, а это значит, что выйти через год на уровень менее 10% не получится.

Как признает старший экономист ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский, такой концентрации благоглупостей и непрофессионализма, которая есть в документе, опубликованном на сайте ЦБ, сложно себе представить.

— По версии ЦБ, повышение ставки до 17% в декабре 2014 года привело к запланированным Центробанком результатам. То есть, помогло сбить инфляционные и дефляционные риски. Складывается такое впечатление, что регулятор не следил, что происходило с рублем в декабре.

Можно подумать, руководство Центробанка изначально планировало, что рубль обвалится с 55 до 80 за доллар. Это как минимум предполагает нарушение статьи 75 Конституции (закон о статусе, целях и задачах ЦБ). Напомню, одной из главных его функций является поддержание устойчивости национальной валюты. Получается, что эти люди изначально планировали 30-процентный обвал рубля в декабре.

«СП»: — По логике госбанкиров им также удалось погасить инфляционные ожидания.

— В декабре инфляция в годовом выражении подскакивала до 11,5%. А по некоторым товарным группам на 25%. На мой взгляд, политика нашего ЦБ и есть причина «высосанного из пальца» валютно-финансового кризиса, который перерастает в полноценный структурный общеэкономический кризис. Всплеск инфляции и девальвация рубля — это в чистом виде результат неадекватной политики регулятора.

«СП»: — Какие реальные просчеты были допущены?

— Было сделано все, чтобы деньги из реального сектора перетекали на финансовый рынок. Чтобы в процессе валютных спекуляций заработал по примеру 1990-х годов «финансовый насос» по откачиванию капитала в оффшоры. В течение 2014 года они сначала подняли процентную ставку с 5,5% до 17% годовых. И это при том, что у нас рентабельность в экономике упала практически на треть, став ниже в пять раз, чем ключевая процентная ставка. У бизнес-агентов возник закономерный вопрос, зачем что-то инвестировать и производить, если деньги можно вывести в рублевые или долларовые активы и хорошо на этом заработать.

Во-вторых, нужно обладать «недюжинными» способностями, чтобы отказаться от валютного регулирования (обменного курса рубля) в ситуации «идеального шторма» в экономике. В тот самый момент, когда в два раза упали цены на нефть. Когда против нас ввели санкции, а также закрыли западные рынки долгового капитала. Как следствие, возник острый дефицит наличных активов в долларах и в евро. При том, что нам в прошлом году пришлось рефинансировать более $ 140 млрд. Одновременно, ЦБ принял решение отказаться от валютного регулирования на фоне плохо продуманного решения по контрсанкциям (то есть, по запрету на ввоз в РФ импортного продовольствия). Последнее автоматически подавило конкуренцию внутри страны и способствовало созданию товарного дефицита, привело к удорожанию логистических цепочек и отпускных цен российских производителей.

«СП»: — В общем, ЦБ «героически» преодолевал трудности, которые сам же и создавал.

— О чем можно говорить, если ведомство Эльвиры Набиуллиной подняло процентную ставку в ситуации, когда экономика погружалась в кризисное состояние. А ставки на межбанке росли с 6 до 25%. Было понятно, что это грозит денежным голодом и обвалом инвестиций. К тому же упало кредитование населения, а его потребление — это порядка 50% нашей экономики.

«СП»: — К чему может привести снижение ключевой процентной ставки ЦБ на 2 пункта?

— Все бизнесмены, которые надеялись на адекватность властей, уже в декабре вывели все деньги в долларовые активы. И остановили отгрузку своей продукции. Снижение ставки на 2 п.п. не приведет к снижению долгосрочных ставок в экономике. Видя колоссальные риски, банки толком не хотят никого кредитовать. Даже крупные машиностроительные компании, которые раньше привлекали деньги на пополнение оборотного капитала, а долгосрочные инвестиции финансировали из прибыли, перестали брать деньги на покрытие кассового разрыва. Все инвестиционные проекты заморожены, потому что неизвестно, что будет завтра с бюджетом. Плюс сжимается платежеспособный спрос, который обесценился примерно на четверть.

«СП»: — А как же рекордные декабрьские продажи электроники, бытовой техники и автомобилей?

— Если пересчитать на штуки, продажи упали на 15%, а выросли в денежном выражении за счет инфляции. Так что реально никто под такие ставки занимать не будет.

«СП»: — Банки называют «кровеносной системой» экономики. Как мы видим, она закупорилась и имеет весьма опосредованное отношение к финансированию реального сектора. Как запустить «финансовое кровообращение»?

— Для этого существует целый комплекс мер, который касается налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики. Если мы говорим про ЦБ, то этот орган вообще не влияет на уровень инфляции в экономике. Потому что в нашей стране она имеет немонетарный характер. Из 12% роста цен у нас на монетарный фактор (объем денег в экономике) приходится 2,5%, на девальвацию рубля порядка 6−7%, остальное — это вклад растущих тарифов монополий.

Судя по всему, Центробанк и дальше будет ужесточать денежно-кредитную политику. При том, что в декабре 2014 года у нас инвестиции в основной капитал уже упали на 2,5%. А реальные располагаемые доходы россиян (с учетом инфляции) — на 7,5%. Просроченная кредиторская задолженность по компаниям выросла на 65%. При этом за последние три месяца из страны утекло $ 75 млрд.

«СП»: — Что-то еще можно придпринять?

—  Монетарные власти должны дать понять, что докапитализацию банков они проводят не для того, чтобы те бросили рублевую ликвидность на валютный рынок, как в 2008 году. Банки уже получили от ЦБ триллионы рублей. С их помощью нужно рефинансировать предприятия реального сектора под жестким руководством со стороны ЦБ. Вообще, все деньги, которые предоставляются банкам, должны иметь инвестиционный характер. Следует ввести контроль над чистой валютной позицией всех крупнейших госбанков, которые получат от правительства РФ рефинансирование на триллион рублей в виде ОФЗ.

Затем нужно понизить норму резервирования по долгосрочным рублевым и долларовым вкладам. А все операции с валютой краткосрочного характера можно обложить повышенным резервированием на уровне 15%. Это автоматически сделает их менее рентабельными. Плюс ЦБ следует перестать трястись из-за валютных резервов и отказаться от «плавающего валютного курса». Чиновники должны, наконец, признать, что мы сырьевая страна, а рубль это «перекрашенный доллар». Мы настолько подвержены внешней ценовой конъюнктуре, что плавающий курс нам не подходит. Нужно возвращать «валютный коридор» и валютные интервенции. С помощью последних нужно просто выбивать спекулянтов на открытии и на закрытии торговой сессии.

Можно насытить рынок валютой через наши госкомпании, монополии и госбанки. С другой стороны, нельзя допустить и чрезмерного укрепления российской валюты. Потому что слабый рубль дает, хотя бы какой-то стимул нашим товаропроизводителям. Если вернем курс рубля к 50 за доллар, то при нынешней цене на нефть, просто получим бюджетный дефицит и обвал платежного баланса. Тогда снова придется девальвировать валюту через полгода. К тому же, даже если рубль укрепится, отката цен назад не произойдет. Это называется «эффект залипания цен». Нужно держать рубль не ниже 70−75 за доллар. И жестко «высаживать» на валютном рынке всех спекулянтов.

Фото: Анна Исакова/пресс-служба Госдумы РФ/ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня