18+
пятница, 29 июля

Россию накроет волна бедности

Что следует из нового прогноза Минэкономразвития

  
103499
Россию накроет волна бедности
Фото: Денис Русинов/ ТАСС
Материал комментируют:

Минэкономразвития обновило прогноз экономического развития России на 2016 год. Об этом сообщают «Ведомости». По новому прогнозу, ВВП РФ сократится на 0,8% (прежний параметр — 0,7%), среднегодовой курс национальной валюты составит 68,2 рубля/$ (было 63,3 рубля/$), цена Urals — $ 40 ($ 50), а инфляция на конец года — 8,5% (6,4%). Параметры прогноза, как утверждает газета, лягут в основу поправок в бюджет-2016.

«У премьера в ближайшие две недели запланирован ряд совещаний и встреч с экспертами по социально-экономической ситуации и бюджетной политике», — сообщила «Ведомостям» пресс-секретарь главы правительства Наталья Тимакова.

В принципе, прогноз во многом совпадает с одним из сценариев Минфина. В декабре 2015 года финансовое ведомство подсчитало, что при среднегодовой цене нефти $ 40 бюджет недоберет 1,6 трлн рублей, а дефицит составит 5,2% ВВП.

Кроме того, параметры прогноза Минэкономразвития близки к соответствующим пунктам прогноза Всемирного банка (ВБ), который был обнародован 6 января. В докладе «Глобальные экономические перспективы» ВБ предсказал сокращение реального ВВП в России на 0,7%. Только в 2017-м, считает ВБ, рецессия в России должна смениться подъемом — на 1,3% ВВП.

Пожалуй, один из главных выводов нового прогноза — что россияне продолжат беднеть. Реальная зарплата сократится на 3,5% (прежде на 0,2%), доходы населения — на 4% (0,7%), а безработица возрастет до 6,3% (5,8%).

Для экономики РФ это плохая новость. Ряд экспертов считают, что восстановление потребления — единственное, что могло бы вывести ее из рецессии. Между тем, в новых расчетах потребление сократится на 2,5% (ранее ожидался рост на 0,4%).

Понятно, при повышенной инфляции сильнее сократятся и инвестиции в основной капитал — на 5% (ранее считалось, на 1,6%).

В целом, спад, даже по скорректированному прогнозу Минэкономразвития, не будет таким катастрофическим, как в 2015 году. Напомним, по итогам прошлого года ВВП обвалился на 3,8%, инфляция разогналась почти до 13%, а реальная зарплата сократилась на 8,9%. Тем не менее, если не произойдет быстрого отскока нефтяных цен, вторая волна кризиса накроет Россию с головой.

Что стоит за прогнозом Минэкономразвития, чего ждать от 2016 года россиянам?

—  Прогноз Минэкономразвития вполне адекватен, если цена на нефть в 2016 году будет оставаться низкой, и если экономический блок правительства не будет делать почти ничего для стимулирования роста, — отмечает директор Института политических исследований Сергей Марков, который в 2015 году стал самым цитируемым российским политологом в зарубежных СМИ. — Минэкономразвития как бы говорит: если мы, министерство, не будем работать, в экономике будут нарастать негативные явления, в том числе — бедность. И с этим трудно спорить.

Но не исключено, что такой прогноз Минэкономразвития приведет к смене его руководства. Ясно, что экономический блок, который не может минимизировать негативные эффекты в экономике, и не желает обеспечивать ее рост, просто-напросто не нужен.

Проблема в том, что нынешний блок продолжает двигаться в русле предыдущей стратегии, которая зашла в тупик. Суть ее сводится к тому, что мы должны обеспечивать модернизацию и развитие российской экономики за счет западных технологий и западных же инвестиций. Однако сегодня это совершенно невозможно по политическим соображениям.

На мой взгляд, в этой ситуации Минэкономразвития должен предложить альтернативную стратегию развития. Однако вместо этого министерство ждет, когда повысятся цены на нефть, или когда Запад нас «простит».

«СП»: — Как могла бы выглядеть эта альтернативная стратегия?

— Она должна быть позаимствована у денежных властей США и Евросоюза — я имею в виду программы так называемого количественного смягчения. Другими словами, в экономику РФ должно прийти больше денег, чтобы с их помощью раскрутился маховик роста. При этом деньги должны пойти непосредственно производителям — так, чтобы банки не смогли перенаправить их на валютный рынок. Это одна из ключевых проблем, которую необходимо решить правительству.

Другой важный момент стратегии — правильная расстановка приоритетов. Средства должны пойти в те сектора экономики, где возможен наиболее быстрый рост.

Элементарный пример — сыроварение. Очевидно, что из-за контрсанкций в этом сегменте российского рынка образовалась лакуна. Между тем, построить несколько десятков сыроваренных заводов можно очень быстро, всего за три-четыре месяца.

Еще пример — крупное атомное машиностроение. В этом секторе производственные циклы более длительные, зато и отдача выше. Все-таки строительство АЭС является одной из сильных сторон российской экономики, и заказов у нашей атомной промышленности — и в России, и за рубежом — больше, чем позволяют реализовать имеющиеся мощности. Почему бы не помочь атомщикам более оперативно справляться с заказами?!

Есть, наконец, авиационная промышленность. Очевидно, что мы не можем всецело зависеть от Boeing и Airbus, как сегодня. Кроме того, совершенно ясно, что российские лайнеры были бы востребованы на мировом рынке. Советский авиапром в свое время был сильнейшим в мире, почему бы не восстановить его потенциал? Ведь это создаст массу стимулов во всей экономике, особенно в высокотехнологичных секторах. А где поддержка авиапрома в планах Минэкономразвития?!

От министерства нужны энергичные действия, вместо констатации ухудшения положения дел в экономике, — только и всего.

«СП»: — Откуда брать деньги на развитие экономики, из суверенных фондов?

— Деньги нужно печатать — как это делают президент США Барак Обама и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Российское правительство должно, наконец, отойти от модели Currency board (режим денежно-кредитной политики, при которой монетарные власти обязаны поддерживать фиксированный обменный курс национальной валюты к иностранной). Эта модель базируется на постулате, что мы якобы можем впустить в свою экономику ровно столько денег, сколько обеспечено валютными резервами.

На деле, если на руках у российского кабмина есть проекты, которые обеспечивают экономический рост, и каждый вложенный бюджетный рубль приносит два-три рубля инвестиций, эмиссия приведет не к росту инфляции, а к ее падению.

«СП»: — Ваш прогноз: увидим ли мы в 2016 году сдвиг в этом направлении?

— Мы увидим эти изменения под влиянием попыток организации российского майдана. Думаю, переход к новой экономической политике начнется уже осенью 2016 года…

— Социально-экономическая ситуация в России будет во многом зависеть от цен на энергоносители, — считает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. — Именно мировые цены на нефть и газ определяют объемы поступления нашей валютной выручки, а также объемы финансирования госсектора и выплат бюджетникам.

На мой взгляд, провал в финансировании «социалки» в 2016 году будет не таким огромным, как в 1998—1999 годах. Но основные проблемы, с точки зрения кабмина, будут представлять именно безработица и падение доходов населения. Надо понимать: социально-экономическая ситуация является основополагающей в выборный период — а осенью Россию ждут парламентские выборы. Надо, кроме того, заметить, что безработица и падение доходов — классические темы для партий левого толка. Это обстоятельство тоже может актуализировать ситуацию.

С другой стороны, очевидно, что в перспективе экономика России будет восстанавливаться. Вопрос лишь в том, когда начнется рост, и какова будет глубина падения.

Сегодня ясно, что в 2008 году, когда мы тоже падали, правительство в значительной мере не сумело извлечь положительный эффект от девальвации рубля. Но теперь мы вновь имеем шанс обратить в преимущество низкий курс национальной валюты.

Правда, для этого необходим жесткий контроль в выделении средств — только так деньги пойдут не на валютный рынок, а в производство. И здесь многое зависит от правительства. В этом смысле, прогноз Минэкономразвития исходит из статичной ситуации — что кабмин ничего в этом направлении делать не будет.

Но в том и заключается задача экономического блока — конструировать опережающие решения. Ключевыми моментами в этом должны стать контроль над системой финансирования и стимулирование спроса. Во многом эти задачи решаются путем включения печатного станка — но опять же под жестким контролем, чтобы избежать разгона инфляции.

Если кабмину удастся создать эффективный канал проведения денежных средств непосредственно в экономику, ни доходы населения, ни занятость сильно не упадут.

Конкретно занятостью нужно будет заняться отдельно. Как показала практика 2008−2009 годов, работодатели пытаются до последнего сохранять рабочие места: им выгоднее меньше платить работникам, чем увольнять их и выплачивать пособие в размере двухмесячного оклада.

Сейчас из этой ситуации нужно будет сделать выводы. И надо понимать: активнее всего занятость будет сокращаться в финансовом секторе и в сфере услуг. Региональным властям нужно заранее подумать, как создавать замещающие рабочие места. Для администраций небольших городов, где имеется лишь несколько градообразующих предприятий, создание таких мест может оказаться серьезной проблемой.

В 2008—2009 годах эти проблемы частично удалось решить путем стимулирования малого и среднего бизнеса. Но как поступить сейчас — вопрос открытый.

В целом, повторюсь, очень многое зависит от адекватной экономической политики кабмина. Ему нужно использовать благоприятный эффект в виде ослабления национальной валюты для усиления импортозамещения в «быстрых» сегментах с окупаемостью предприятий в течение 5−7 лет. Но для этого требуется изменить кредитно-денежную политику. Насколько кабмин сможет это сделать — сегодня вопрос вопросов…

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье