18+
суббота, 1 октября

Путин режет коррупционную «маржу»

Готовы ли российские власти реально бороться с мздоимством и казнокрадством?

  
20871
Путин режет коррупционную «маржу»
Фото: Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС
Материал комментируют:

Владимир Путин потребовал принятия более жестких мер по изъятию и обращению в доход государства имущества коррупционеров. «Нужно совершенствовать и такой антикоррупционный механизм, как изъятие и обращение в доход государства имущества, которое приобретено на незаконные или сомнительные деньги, в том числе с учетом международно-правовых норм», — подчеркнул глава государства. Президент РФ напомнил, что в прошлом году коррупция обошлась российским налогоплательщикам потерей 15,5 млрд. рублей. Произведённое государством взыскание в размере 588 млн. рублей представляется «видимой вершиной айсберга», что косвенно признал Владимир Путин, назвав это «достаточно скромной суммой».

Владимир Путин также призвал активнее возвращать активы, выведенные в зарубежные юрисдикции. Первым на публичное обращение первого лица государства откликнулся глава администрации Кремля Сергей Иванов. Он отметил, что среди ключевых пунктов в планах повестки по противодействию коррупции значится выработка мер по неотвратимости имущественной ответственности коррупционеров. «Очевидно, что нужно создать гражданско-правовые механизмы взыскания сомнительного имущества при его выявлении в ходе расследования коррупционных уголовных дел», — заявил на заседании президентского совета во вторник Сергей Иванов.

Пояснив, что речь идёт об имуществе, в отношении которого возникают сомнения в законности приобретения с учетом доходов должностного лица. Глава администрации президента также подчеркнул, что «увольнение не может служить препятствием для обращения в суд с подобными исками о возмещении ущерба на территории РФ».

К слову, в среду стало известно о докладе международной организации Transparency International. В нём, в частности, отмечается, что уровень коррупции в России снизился. В 2015 году Россия получила от организации 29 баллов (на два балла больше, чем в 2014 году) и заняла 119-е место, что является наилучшим результатом с 2012 года. Впрочем, достигнутые «успехи» весьма относительны -в рейтинге РФ стоит рядом с такими «благополучными» странами, как Нигерия и Ливан.

Адвокат Дмитрий Аграновский напоминает, что никто не отменял марксистскую формулу о том, что государство — это «орудие классовых интересов».

— На протяжении последних 25 лет процедура выстраивалась в целях обогащения правящей верхушки. В такой ситуации нащупать грань между легальным бизнесом и незаконно нажитыми средствами очень сложно. В УК СССР была предусмотрена такая мера как конфискация имущества.

Суды накладывали арест на всё имущество, за исключением того, которое необходимо для того, чтобы у человека оставались минимальные средства для существования. Грубо говоря, нельзя было отобрать единственную квартиру, предметы домашней утвари, одежду, если их нельзя отнести к элементам роскоши.

Это реальная антикоррупционная мера. Подобной конфискации жулики боялись как огня.

«СП»: — Вы считаете формулировку относительно «обращения в доход государства имущества, которое приобретено на незаконные или сомнительные деньги» неудачной?

— Определённо. Хотя направление, в целом, обозначено верно. Но как его реализовать на практике, не совсем понятно. Вообще, мне трудно сказать навскидку, что в нашей стране нажито честным трудом. Может, предприятия ТЭК, «прихватизированные» в ходе залоговых аукционов? Сама атмосфера продолжает традиции «лихих 90-х». А это «родовая травма», полученная Россией во время развала СССР. На сегодняшний день власти, скорее, имитируют борьбу с коррупцией.

Я рад, что президент говорит о необходимости противодействия этому злу. Звучат правильные слова. Посмотрим, какие действия последуют за ними. Пока парламентское большинство благополучно торпедирует принятие законов о конфискации имущества.

Ещё одна проблема — невысокий уровень профессионализма представителей правоохранительных органов.

«СП»: — Это связано с нежеланием или неумением противодействовать коррупционным практикам?

— Думаю, не стоит огульно обвинять всех. Но в силу непрофессионализма вероятность судебных и следственных ошибок выше. Экономическая ситуация в России ухудшается, соответственно, борьба за доступ к коррупционной «кормушке» обостряется. Элиты не торопятся снижать прежний уровень потребления.

«СП»: — Это та самая «пятая колонна»?

— Не совсем так. «Пятая колонна» в лице либералов действует сознательно. Коррупционеры же думают только о личных интересах, непроизвольно подыгрывая нашим «доброхотам». В качестве примера можно привести антигероев из экранизированной книги братьев Вайнеров «Эра милосердия». Участники банды «Чёрная кошка» нанесли ущерб ничуть не меньший. Если правящие элиты хотят сохранить свой статус, они просто вынуждены бороться с коррупцией и организованной преступностью.

В условиях суперпрезидентской республики, которая сформировалась в России, от Владимира Путина зависит очень много. Поскольку это источник того самого импульса сверху, субъекта политической воли, которая должна быть проявлена. Было бы желание, а проконтролировать можно очень многое. До последнего времени российские власти жили, руководствуясь лозунгом Дэн Сяопина — «Обогащайтесь!». Но «тучные годы», о которых так любят говорить либералы, прошли мимо народа.

«СП»: — Путин призвал активнее возвращать активы, выведенные в зарубежные юрисдикции. Как отреагирует на эту инициативу наша «офшорная аристократия»?

— Опять же, всё зависит от того, как далеко зайдут наши власти в её реализации. Мы знаем, что даже госкорпорации и компании имеют свои офшорные «дочки», с помощью которых реализуются теневые схемы «оптимизации» налогообложения и происходит утечка капиталов за рубеж. Если уж провозглашать курс на «национализацию элит», то начинать нужно с этого — господа, верните активы на родину! При этом представители экономического блока правительства честно говорят о том, что ограничивать трансграничное движения капиталов они не будут.

Бизнес «по-русски» — это «хапнуть» здесь и вывести наворованное на Запад. Вахтовая работа. Всё самое дорогое — жёны, дети, вклады, недвижимость нашей элиты, находятся там.

«СП»: — Президент ничего не сказал об ограничении капитальных потоков…

— Это значит, что к таким радикальным мерам высшее руководство не готово.

«СП»: — Инстинкт самосохранения не работает?

— Глава администрации Кремля Сергей Иванов говорит о «мерах имущественной ответственности за коррупционные преступления». Но от прекраснодушных заявлений до реальных мер «дистанция огромного размера». Посмотрите, что творится на Западе, где кучка элитариев (семейства Клинтонов, Бушей) сменяют друг друга на высшем посту. В Китае компартия публично казнит коррупционеров. А у нас есть «Единая Россия», как говорится, «почувствуйте разницу».

В разговоре с «СП» депутат Госдумы Валерий Рашкин поддержал общий антикоррупционный посыл президента.

— Другое дело, у меня есть сомнения по поводу готовности ближайшего окружения Владимира Путина к настоящей борьбе с коррупцией. Предложения объявить войну коррупции звучали не раз. Российская Федерация ратифицировала Конвенцию ООН по борьбе с этой «ржой» ещё в марте 2006 года. Но вопрос конфискации имущества проворовавшихся чиновников решён только на бумаге. То же самое касается силовиков и судов, которые не выполняют своих антикоррупционных функций.

Я уже не говорю о необходимости закрывать многочисленные офшорные лавочки, в которых «отмываются» средства, полученные незаконным путём. Согласитесь, это нонсенс, когда государственные компании используют схемы по «оптимизации налогообложения».

«СП»: — Получается, что государство само уходит от уплаты налогов…

— Совершенно правильно. Или деньги из казны переводятся нашим госбанкам, которые пускают их на спекулятивные операции на валютной бирже. Честно говоря, я не верю в концепцию борьбы «пчёл против мёда». Президент может говорить, призывать, но наша бюрократическая трясина поглотит самые благие начинания. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к «делу Сердюкова», который вместо срока получил синекуру в «Ростехе».

По данным главы Счётной палаты Татьяны Голиковой, объем нереализованных авансов только за счет денег федерального бюджета в 2015 году составил 4,1 трлн. руб. Наверное, неслучайно тендеры на госзакупки выигрывали компании, которые затем не выполняли свои обязательства.

Когда расходы чиновника несоизмеримы с его доходами, он автоматически должен становиться подследственным.

«СП»: — Об этом говорил ещё Дмитрий Медведев в годы президентства.

— Принятый закон касается только депутатов, но не всех госслужащих. Более того, чиновникам запретили иметь счета в зарубежных банках, но на зарубежную собственность это не распространяется.

«СП»: — Справедливости ради, закон устанавливает требование об обязательности её декларирования и раскрытия финансовых источников приобретения.

— Это так, но вы же знаете, какие у нас проблемы с правоприменением. Правящая партия не готова объявить бескомпромиссную войну с коррупцией. Потому что власть предержащие уже давно все там — в офшорах, приобретают виллы и поместья в элитарных уголках мира. И никто не хочет декларировать те «ниточки», за которые их могут дёргать наши геополитические конкуренты.

Элиты постоянно «мониторят» общество на предмет нахождения предела социального напряжения. Вот когда на улицы выйдут сотни тысяч людей как в 2004 году в ходе реформы «монетизации льгот», тогда власти «зачешутся». Когда государство обрекает законопослушных людей на голод, они получают моральное право на сопротивление.

Пока «болевой порог» в плане восприятия коррупции ещё не достигнут. Власти ограничились введением отчёта депутатов о соответствии их расходов доходам. Мы предоставляем такие декларации, но это лишь видимая «вершина коррупционного айсберга».

Президент выступил с очередной антикоррупционной инициативой. А его спикер говорит, что речь идёт лишь о личном мнении главы государства.

«СП»: — Глава администрации Кремля Сергей Иванов разделяет мнение, что нужны меры имущественной ответственности за коррупцию.

— Я считаю, что президентское окружение лишь имитирует борьбу с этим злом. Сохранение элитного консенсуса выступает сдерживающим фактором для высшего руководства. Я не говорю про мелких чиновников или наёмных бюджетных работников, которые не имеют выхода на казённую ренту. Остальные элитарии богатеют благодаря тому, что 20 статья Конвенции ООН до сих пор не ратифицирована. А самое главное — это проблемы с реализацией принципа о неотвратимости наказания. Яркий пример, можно сказать, сигнал всем коррупционерам — это «дело Сердюкова-Васильевой».

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье