18+
пятница, 1 июля

Россия примеряет «кредитную удавку»?

Несмотря на конфронтацию с Западом, Москва готова занимать у него деньги

  
13545
Россия примеряет «кредитную удавку»?
Фото: Сергей Коньков/ТАСС

Глава Счётной палаты Татьяна Голикова в интервью «Ведомостям» высказала своё мнение по поводу возможного возвращения российского государства на рынок заимствований.

По её словам, «госдолг — это последнее, на что бы я пошла». «В зависимости от объёмов привлечения Минфином средств на рынке (а это может быть существенно выше обычного), ставки будут подрастать, это, в свою очередь, будет вести к росту расходов на обслуживание долга и вытеснению из бюджета других расходов, на которые и так накладываются ограничения», — аргументировала свою позицию Татьяна Голикова. «Ну и потом, если мы будем массированно заимствовать, то инвесторы со временем будут относиться с недоверием к политике, которую мы проводим, раз все свои бюджетные дыры мы закрываем только займами», — добавила она.

Следует отметить, что указанная тема не случайно всплыла в разговоре с главным аудитором страны. Поскольку в последнее время появляется всё больше свидетельств того, что российские власти готовятся вернуться к сомнительной практике 1990 гг. А именно, «заливать» разгорающийся «пожар» в российской экономике заёмными средствами. К чему это может привести, мы хорошо помним по событиям августа 1998 года, когда рухнула финансовая «пирамида» под названием ГКО (государственные краткосрочные обязательства).

Представители Минфина успокаивают общественность невысоким уровнем госзадолженности. Действительно, по состоянию на начало года она была чуть больше 900 млрд. рублей (при ВВП в 80,4 трлн. руб.). Всего, в текущем году на внешних рынках планировалось занять достаточно скромную сумму — около 300 млрд рублей. Однако, судя по характерному либеральному «гулу» в околоправительственных кругах, речь может идти о существенно больших показателях.

Главный ревизор страны обратила внимание на то, что наиболее драматичная ситуация складывается на региональном уровне, где долговое бремя продолжает расти и уже составляет примерно 2,3 трлн. рублей. А расходы на его выплату и обслуживание в 2015 г. выросли примерно на 22%.

Ещё один вопрос заключается в том, сумеет ли Минфин привлечь средства на приемлемых условиях. С учётом того, что санкции отрезали РФ от основных источников «дешёвых» денег. Ёмкости же внутреннего рынка может оказаться недостаточно в условиях дефицита ликвидности.

Согласно имеющимся у Татьяны Голиковой данным, в период с 2012 по 2013 год государственные ценные бумаги размещались со средним уровнем доходности около 7%-7,7% в год, если они номинированы в иностранной валюте. А в 2014 и неполном 2015 годах этот показатель возрос до 10,6% и 12,5%. Учитывая «скользящий» курсовой график рубля, нетрудно догадаться, что «кредитная удавка» будет затягиваться всё туже по мере ослабления российской валюты. А вкладываться в гособлигации с рублёвым номиналом иностранцы едва ли пожелают.

Помимо уже перечисленных угроз, связанных с ростом госдолга, эксперты называют увеличение разницы в доходах населения, ускорение темпов инфляции. А также снижение уверенности в перспективе экономического развития перекредитованной страны и, как следствие, уменьшение инвестиций в будущем.

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин разделяет позицию главы Счётной палаты по этому вопросу.

— Федеральный бюджет буквально захлёбывается от денег, не зная, куда их девать. Неиспользованные остатки средств на бюджетных счетах превышают 9,2 трлн. рублей. После того как в декабре триллионный дефицит был покрыт за счёт этих средств. Когда вы утопаете в деньгах, то зачем вам брать взаймы?! Напротив, вы сами можете предоставить кредит кому угодно.

«СП»: — Министры в правительстве просто не в курсе, что у них есть такой колоссальный резерв?

— Всё они прекрасно знают. Просто искусственно создаётся ситуация, когда наша страна оказывается должна внешним центрам. Одновременно, за счёт российских налогоплательщиков происходит подкормка иностранных друзей тех или иных чиновников кабмина РФ.

«СП»: — К каким последствиям может привести наращивание внешнего долга? Возможно ли повторение событий 1998 г., связанных с обрушением «финансовой пирамиды» ГКО?

— В отличие от 1998 года, когда все госредства были разворованы в течение двух лет после перевыборов Ельцина, сегодня деньги в казне есть. Поскольку их больше, соответственно, разворовывать их будут дольше.

«СП»: — В чём состоит альтернатива нынешнему курсу экономической политики?

— Очень простая: модернизация инфраструктуры, ограничение спекуляций и обеспечение развития страны вместо её разграбления. Сегодня правительство работает по либеральным лекалам, созданным ещё в 1990 гг.

Заведующий Кафедрой политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова Руслан Дзарасов согласен с тем, что в рамках существующей социально-экономической модели наращивание госдолга это способ отложить решение сегодняшних проблем на завтра.

— Если взять классический кейнсианский рецепт, который был предложен ещё в 1930 гг. в ответ на «Великую депрессию», то он, действительно предусматривал увеличение госдолга в целях проведения активной экономической политики. Кейнс имел в виду, что привлеченные таким образом средства пойдут на финансирование общественных работ, строительство важных инфраструктурных объектов. Это, в свою очередь, позволяло занять безработных. Одновременно решались и другие задачи — росло производство материалов, повышался потребительский спрос со стороны основной массы населения. То есть, увеличение госзаимствований выступало способом перераспределить социальный доход в пользу большинства граждан.

«СП»: — Чем может обернуться выход нашего государства на рынок заёмного капитала?

— Данные, которые приводит глава Счётной палаты, свидетельствуют о колоссальной неэффективности в расходовании госсредств. В этом плане наш бюджет больше напоминает «чёрную дыру», в которой бесследно «растворяются» сотни миллиардов рублей. Приведу такой пример — госкорпорациям выделяются огромные деньги, но они не инвестируются, а просто кладутся на банковские депозиты. До недавнего времени даже проценты от прокручивания этих средств получало не государство, а сами госкорпорации, превратившись в своего рода монетарную «вещь в себе».

Отсюда скандалы вроде шикарного новогоднего корпоратива, который организовал председатель правления ОАО «Роснано» Анатолий Чубайс.

А между тем, к концу прошлого года уже около 20 регионов РФ находились на грани дефолта.

«СП»: — Из-за чего возникла эта ситуация?

— Это следствие специфической модели бюджетного федерализма в нашей стране. Когда федеральный центр перекладывает ответственность за соцобеспечение населения на регионы, а основную налоговую базу оставляет под своим контролем. Вместо того, чтобы поделиться фискальными полномочиями, правительство занимает средства, чтобы вернуть их в виде субсидий особо депрессивным в экономическом отношении регионам.

Но, в отличие от того, о чём говорил Кейнс, такая политика не запускает механизмы экономического роста.

«СП»: — Связано ли возможное увеличение госдолга России с попыткой сдержать падение рубля, не прибегая к валютным интервенциям?

— Такое мнение имеет право на существование. То есть, кабмин эмитирует ценные бумаги, для приобретения которых спекулянты вынуждены покупать за валюту рубли. А ЦБ получает возможность уменьшить расходы на поддержание курса рубля. Я считаю, это порочная модель. Поскольку вместо того, чтобы повышать платежеспособный спрос, власти создают площадку для спекуляций ценными бумагами. Плюс возникает опасность надувания очередного финансового «пузыря», что произошло в случае с ГКО. В то время академик Сергей Глазьев подсчитал, что за каждый доллар иностранных инвестиций России пришлось возвращать четыре (за счёт бешенных процентных ставок).

«СП»: — На каких инвесторов рассчитывает правительство?

— По оценкам ВШЭ у населения есть значительные средства. Конечно, речь идёт о зажиточной его части. Но основная ставка делается на привлечение иностранного капитала. Если процент будет высоким, то желающих вложиться в российские ценные бумаги будет достаточно. Проблема в том, что по мере накопления этой массы, российский суверенный рейтинг будет снижаться. В борьбе за поддержание на плаву этой системы, придётся дополнительно повышать ставки. А там и дефолт не за горами. Поддержание текущей финансовой стабильности в таком виде напоминает заботу об интересах крупного капитала, а не о людях.

Есть ещё один «подводный камень», о котором в своём интервью упоминает Татьяна Голикова. Если государство будет указанным образом изымать у населения значительную долю кредитных ресурсов, тогда их предложение относительно спроса уменьшится. Что приведёт к увеличению банковских ставок. Вытеснение частных заёмщиков и повышение ставки приведёт к уменьшению частных инвестиций.

«СП»: — Насколько опасно, если российское государство набросит на себя «кредитную удавку», от которой удалось избавиться только в «тучные» нулевые годы?

— Разумеется, опасно, особенно в случае с западными инвестициями. Как только российская экономика окончательно «поплывёт», нас могут резко стащить с «кредитной иглы». А ведь гособлигации обеспечены госимуществом — золотом, имуществом, акциями госкомпаний и другими ценными активами. В условиях обострения геополитического конфликта по государству может быть нанесён серьёзный удар. Это дополнительная «ниточка», за которую нас будут «подёргивать» доброхоты России.

«СП»: — Какой выход из сложившейся ситуации вы предлагаете?

— Нужно выработать современную модель индикативного планирования с акцентом на развитие реального сектора. Что предполагает перераспределение национального дохода в пользу широких слоёв населения. Реализуя эту задачу можно использовать и денежную эмиссию, и госзаимствования. В условиях мировой рецессии другого пути нет.

В разговоре с «СП» замдиректора Центра политической информации Алексей Панин отметил, что тема повышения государственных заимствований не фигурирует среди первоочередных мер в антикризисной стратегии правительства.

— В бытность замглавы Минфина при Алексее Кудрине г-жа Голикова отвечала за бюджетное проектирование. Так что её профессионализм в финансовой области не подлежит сомнению. Да и на посту руководителя Счётной палаты она, на мой взгляд, хорошо справляется со своими обязанностями.

Не секрет, что курс рубля прочно привязан к стоимости «бочки» нефти. Аналитики Bank of America оценили, что для выполнения расходов бюджета в полном объёме при текущей ценовой конъюнктуре на мировом рынке углеводородов доллар должен стоить порядка 210 рублей. Но бесконечно девальвировать рубль невозможно. Поскольку это обернётся галопирующей инфляцией. Насколько я понимаю, подписанные в мае 2012 года указы президента направлены не на достижение неких формальных показателей. А на реальное превращение РФ в государство с социально ориентированной рыночной экономикой.

Учитывая, что у нас нет других крупных доходных статей бюджета кроме продажи сырья и углеводородов, деньги придётся искать на рынке. На мой взгляд, ничего драматичного в этом нет. Потому что внешний долг РФ находится на более чем умеренном уровне. Корпоративные заёмщики не стесняются брать деньги в долг. Не понимаю, почему государство должно вести себя как аскет.

Председатель президиума Политического совета партии «Родина», директор Института актуальной экономики Никита Исаев менее комплиментарен в отношении руководителя главного контрольно-ревизионного органа.

— Г-жа Голикова ставит неудовлетворительную оценку экономической политике властей, частью которых она выступает сама. При этом с критикой ею бюджетного процесса трудно не согласиться. Это касается неэффективных «зависших» расходов, которые нужно срочно сокращать. Конечно, сокращать не конечным получателям, а тем, кто, занимая высокие посты, действуют непрофессионально, неэффективно. А то и вовсе взимают коррупционную ренту.

Повышение госдолга неизбежно приведёт к увеличению нагрузки на его обслуживание. То же самое касается регионов. В качестве примера приведу Новгородскую область, бюджет которой лишается 150 млн. рублей ежемесячно. Речь идёт только о текущем обслуживании набранных кредитов. На федеральном уровне пока не прибегали к активным заимствованиям.

«СП»: — Благодаря наличию резервов в суверенных фондах?

— Разумеется. Но этот механизм очень скоро остановится. Ежемесячно Резервный фонд теряет почти 8−9% от своего объема. Бюджет был свёрстан, исходя из стоимости барреля нефти на уровне $ 50 (сегодня уже около $ 30). Соответственно, «дыра» в бюджете будет расти прогрессирующими темпами, что увеличит нагрузку на наши монетарные фонды.

К сожалению, наше правительство уже давно не реагирует ни на какие сигналы. Оно готовит антикризисный план, который трудно охарактеризовать иначе, как недоразумение. Все расходы, которые он предполагает, уже прописаны в бюджете на 2016 год. Людям, по сути, два раза «продают» одну и ту же информацию.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Владимир Рогов

Председатель комитета госстроительства Новороссии

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье