18+
среда, 27 июля

Впереди 15 лет застоя

Почему Минфин говорит о нарастающем отставании российской экономики?

  
16964
Министр финансов РФ Антон Силуанов и председатель Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина
Министр финансов РФ Антон Силуанов и председатель Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина (Фото: Артем Коротаев/ТАСС)

Если российское правительство не решится на структурные реформы, Россию ждет многолетний застой. Такой вывод следует из нового прогноза Минфина РФ, в котором просчитаны сценарии развития экономики на период до 2030 года. Об этом сообщают «Ведомости».

Вот как выглядят ключевые пункты инерционного сценария:

— Цена нефти $ 40 за баррель, отсутствие структурных реформ в экономике;

— Для преодоления нынешнего двухлетнего спада России понадобится четыре года. В 2016-м экономика сократится на 0,8%, в 2017-м возобновится рост, а к 2020 году реальный размер ВВП восстановится до уровня 2014 года.

— В целом за 2014−2030 годы экономика РФ увеличится всего на 13%, а реальный уровень зарплат вернется к уровню 2014 года лишь в 2025 году.

— В среднем за 2014−2030 годы среднегодовой экономический рост в России составит 0,8% ВВП. Цена нефти в номинальном выражении превысит $ 50 за баррель только в 2028 году. Добыча нефти перестанет расти уже в 2016 году и будет снижаться, а ее экспорт — стагнировать. Импорт будет расти на 3−4% в год, экспорт — чуть медленнее и номинального уровня 2014 года ($ 498 млрд) в ближайшие 14 лет так и не достигнет (импорт достигнет в 2030 году).

— Инфляция в 2017 году замедлится до 4% и продолжит снижаться — до 2,6% в 2030 году.

Как видите, оптимизма такой сценарий не внушает. Впрочем, в самом Минфине надеются, что до 15-летнего застоя все же не дойдет, потому что нефть подорожает до $ 50 за баррель.

В этом случае экономика преодолевает текущий спад в 2018 году, а к 2030-му вырастет на 44%. Реальные зарплаты россиян в целевом сценарии восстанавливаются до уровня 2014 года «уже» в 2022 году, а затем растут на 3% в год.

Правда, в Минфине особо подчеркивают, что для такого благоприятного развития событий придется не только дождаться подорожания нефти, но и пойти на структурные изменения в экономике: повысить отдачу капитала за счет роста производительности труда, опережающего рост зарплат, и увеличить долю инвестиций в ВВП.

Насколько реалистичны оценки Минфина, что на деле ждет российскую экономику?

 — Прогнозы Минфина резко расходятся с майскими указами президента Владимира Путина, — отмечает глава Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

— Указы, напомню, задают гораздо более высокую планку в части параметров экономического роста. Получается, либо те, кто писал проекты этих указов, лукавили и неадекватно оценивали ситуацию. Либо нынешний Минфин неспособен выполнять свою работу с точки зрения выстраивания стратегии развития, которая позволит достичь заданных показателей.

Я склоняюсь ко второй версии. В нынешнем экономическом блоке правительства стратегических идей развития на столе нет, кроме абстрактной мантры про структурные реформы. При этом под реформами понимается все, что угодно, в зависимости от ситуации. Это может быть приватизация, сокращение государственных расходов, согласие на банкротство крупных предприятий в отдельных отраслях.

Однако все эти меры, которые в либеральном сообществе понимаются под структурными реформами, экономического роста твердо не сулят.

Проблема в том, что у нас нет структуры экономического управления, которая была бы ответственна за выстраивание стратегии развития и рост экономики. Минфин — влиятельная и в целом компетентная структура, но только в части текущего менеджмента, поскольку он, совместно с Центробанком, отвечает, прежде всего, за текущий бюджетный процесс.

Развитием формально «заведует» Минэкономразвития, но оно является одним из самых слабых министерств — как с точки зрения компетенций, так и реальных полномочий. По сути, у нас даже в чисто аппаратном смысле стратегия экономического развития — ни кому не нужное дитя.

«СП»: — Чем чревато следование инерционному сценарию?

— Оно обрекает Россию на десятилетия депрессии. Мне, например, не понятно, почему Минфин ожидает оживления в экономике через 15 лет. А почему не через 20 лет, или через 30? На деле, во всех случаях речь идет о горизонте, который выходит за пределы аналитического воображения экономистов Минфина, и события на этом горизонте представляются по формуле «когда-нибудь что-нибудь изменится».

Правда, Минфин считает, что изменения будут в лучшую сторону. А вот на мой взгляд, как раз в течение 15 лет нынешние разговоры о переходе на новых технологический уклад, скорее всего, станут явью. И если мы будет следовать нынешней монетарной политике, плюс беспомощной научно-технической политике, то станем аутсайдерами этого нового уклада, окажемся на глубоких задворках мировой экономики, а наше системное отставание только усугубится.

На мой взгляд, сохранение статус-кво в экономической политике просто обрекает Россию на программируемую отсталость, и на увеличение разрыва между нами и лидерами развития.

«СП»: — Что может изменить ситуацию?

— Только чрезвычайные меры, связанные с изменением экономического курса и формированием системы стратегического планирования. Плюс, конечно, новая монетарная политика, которая позволит создать источники инвестиций внутри страны, и поставит под контроль трансграничное движение капитала.

Фактически других сценариев, кроме мобилизационного, чтобы начать наверстывать разрыв, в обозримой перспективе не существует. Либералы правы, когда критикуют мобилизационную экономику, в том, что она не должна быть постоянным, вечным режимом. Это действительно так, и всегда важен переход от мобилизационной модели к более либеральной. Но сейчас время именно для введения мобилизационного режима — по крайней мере, на ближайшее десятилетие…

 — Если посмотреть на биржевые сводки, нефтяные котировки и динамику показателей российской экономики, то станет очевидно: наиболее плохой сценарий Минфина — уже действительность, мы уже в нем живем, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

— В этом смысле Минфин честно интерпретирует то, что видит.

При этом я бы не слишком уповал на рост нефтяных цен. По текущему году среднегодовая цена Urals явно не дотянет до $ 40 за баррель, и, скорее всего, не превысит отметки $ 35. Кроме того, сегодня сохраняются значительные инфляционные риски. Можно уповать, конечно, что в 2017 году инфляция упадет до 4−5% в год, но ситуация может развернуться и в прямо противоположную сторону.

Но Минфин абсолютно прав в главном — когда говорит о ключевом значении реформ. Я бы сказал, без структурных преобразований в экономике и системе государственного управления, без перенацеливания экономической политики, никакая нефть нас не спасет.

Даже при лучшем раскладе — если нефть подорожает до $ 70−80 за баррель, плюс Запад полностью отменит антироссийские санкции, — наша экономика, в условиях ограничений, которые сегодня внутри нее существуют, не сможет расти быстрее 2% ВВП в год. Это существенно ниже прогнозируемого темпа роста мировой экономики, что означает неизбежное сокращение позиций России в глобальном хозяйстве.

Кроме того, государство уже приняло на себя достаточное количество социальных, оборонных и прочих обязательств. Чтобы уверенно их выполнять, темпы роста российской экономики должны начинаться от 3,5% ВВП в год и выше.

Словом, Минфин свою работу выполнил — по поручению правительства честно спрогнозировал сценарии развития. И теперь кабмин должен сделать из этого документа выводы с точки зрения практической политики.

«СП»: — Какие первоочередные шаги следует предпринять?

— Прежде всего, нужно заняться повышением эффективности государственных расходов, в которых много как избыточных трат, так и серьезных дисбалансов. В частности, сейчас налицо недофинансирование человеческого капитала — сфер здравоохранения, образования, научных исследований, культуры. Между тем, человеческий капитал — это основа будущей конкурентоспособности России.

На деле, структуру госрасходов необходимо менять, а многие обязательства — в том числе социальные и оборонные, — пересматривать. Это не означает, что эти обязательства следует немедленно снижать. Но требуется трезво оценить и решить, каким образом кабмин будет финансировать пенсию в условиях, когда в 2016—2017 годах с рынка труда уйдет около 1 миллиона человек, и этот дефицит рабочих рук не удается компенсировать мигрантами. При таком раскладе нынешняя пенсионная система превращается в воронку, которая с каждым годом будет затягивать в себя все больший объем бюджетных ресурсов.

Есть и другие вызовы, требующие безотлагательных мер. Например, улучшение инвестиционного климата, корректировка политики развития финансовых рынков и инфраструктуры, повышение качества государственных институтов.

Мы без конца откладываем необходимые преобразования, по сути, прячем голову в песок. Прогноз Минфина — это сигнал, что дальше так продолжаться не может. Причем, это уже не тревожный звоночек, а гул набатного колокола…

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье