18+
четверг, 25 августа

Рейтинг России уходит в пике

Почему в агентстве Moody’s считают, что экономика РФ обречена на прозябание?

  
28053
Рейтинг России уходит в пике
Фото: Станислав Красильников/ ТАСС

Министр финансов РФ Антон Силуанов отреагировал на намерение агентства Moody’s пересмотреть кредитный рейтинг России в сторону понижения. По словам министра, это решение отражает необходимость адаптации российского бюджета к падению цен на нефть.

Как заверил Силуанов, российское правительство уже подготовило меры оперативного реагирования на «складывающуюся экономическую ситуацию и прорабатывает вопрос среднесрочной сбалансированности бюджета». «Оценка агентства Moody’s показывает необходимость адаптации бюджетной системы к новой реальности на сырьевом рынке», — сказал глава Минфина.

Силуанов отметил, что Moody’s взяло два месяца на дополнительный анализ ситуации. Все это время Минфин будет находиться с представителями агентства в постоянном контакте, и предоставит им данные «для объективного анализа состояния российской экономики»

Напомним: до «мусорного» Ba1 рейтинг России упал в феврале прошлого года. В качестве причин такого решения в Moody’s называли отток капитала из РФ, падение цен на нефть, снижение обменного курса рубля, а также конфликт на Украине.

В декабре 2015-го Moody`s повысило прогноз кредитного рейтинга России до «стабильного» с «негативного», подтвердив, впрочем, прежний рейтинг на уровне Ba1. Однако теперь, согласно опубликованному 4 марта пресс-релизу, агентство оценивает перспективы российской экономики более скептично.

«В ходе пересмотра Moody’s оценит степень влияния дальнейшего резкого падения цен на нефть, которые, как ожидает Moody’s, останутся низкими в течение нескольких лет, на экономические показатели России и платежный баланс, включая дефицит вариантов финансирования государственных обязательств, в ближайшие годы», — говорится в пресс-релизе.

Эксперты Moody’s считают, что годовой рост ВВП России в ближайшие четыре года будет на уровне 0,4%, а бюджетный дефицит превысит 3% ВВП. В рамках пересмотра рейтинга аналитики оценят, сможет ли российское правительство смягчить влияние обвала нефтяных цен на кредитоспособность страны.

Справедливости ради отметим, что наряду с Россией Moody’s поставило на пересмотр рейтинги других стран, которые играют заметную роль на рынке нефти, в том числе, Кувейта, Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна и Катара.

Насколько оправдан скепсис Moody’s, как скажется дальнейшее понижение рейтинга на российской экономике?

 — Симптоматично, что решение Moody’s на этот раз не вызвало критики со стороны российских властей, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития.

— Напротив, как отметил Силуанов, российский Минфин находится в режиме диалога с рейтинговыми агентствами. Напомню, что за пару недель до решения Moody’s еще одно агентство «большой тройки» — Standard & Poor’s — подтвердило рейтинг России в иностранной валюте на уровне «ВВ+», но при этом изменило прогноз со «стабильного» на «негативный». По сути, нынешнее решение Moody’s — поставить рейтинг эмитента и рейтинг государственных облигаций России на пересмотр с возможностью снижения — точно такое же, что у S&P, только другими словами.

Должен заменить, что формальные основания для пересмотра оценок состояния экономики России у рейтинговых агентств имеются. И в первую очередь потому, что цена на нефть за полтора года упала втрое — со $ 115 до $ 36 за баррель (на момент принятия решения Moody’s). Да, на торгах 7 марта баррель Brent торговался чуть выше $ 40. Но, по мнению участников рынка, это не означает стабилизации нефтяных цен.

Грубо говоря, сейчас «медведям» дают по рукам другие игроки, в ожидании встречи в интервале 20 марта — 1 апреля (точная дата пока неизвестна) министров нефти основных стран-экспортеров, которые контролируют около 75% мировой добычи. Этот пул переговорщиков будет обсуждать возможность заморозки добычи на уровне 11 января 2016 года.

Ожидания решения о заморозке толкают сейчас котировки вверх. Однако аналитики обращают внимание на несколько более глубоких обстоятельств, которые смогут смазать эффект от заморозки.

«СП»: — Что это за обстоятельства?

— Во-первых, даже если сторонам удастся договориться о заморозке, выход цены в равновесное состояние — в устойчивое нахождение в интервале $ 40−50 за баррель — откладывается, как минимум, до второго квартала 2018 года. Избыток предложения сегодня составляет чуть больше 2 млн баррелей в сутки. Заморозка же, в лучшем случае, сократит этот избыток на 1,6−1,8 млн баррелей — причем не сразу, а в течение года. В итоге, весь ближайший год цены на нефть будут низкими.

На этом фоне даже цена в $ 40 за баррель, которая, видимо, будет заложена в бюджет-2016 в апреле, в ходе внесения в него корректировок, представляется чересчур оптимистичной.

Второй фактор — это непредсказуемые действия Ирана. Напомню, Тегеран четко дал понять, что готов присоединиться к соглашению о заморозке, если остальные участники потеснятся и восстановят Ирану его досанкционную квоту добычи. Напомню, до введения санкций со стороны Запада Иран добывал около 4,2 млн баррелей в сутки, направляя на экспорт 2,5 млн баррелей. После введения ограничений зарубежные поставки снизились до 1,1 млн баррелей в день, причем шла эта нефть в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

В марте Тегеран намерен поднять этот показатель до 1,65−1,7 млн баррелей за счет наращивания экспорта в Европу. И действительно, как раз в марте началось исполнение двух крупных иранских контрактов — с французской Total и испанским переработчиком нефтепродуктов Cepsa.

Иранский фактор заставляет умерить оптимизм по поводу переговоров о замораживании. Особенно если учесть геополитическое противостояние Ирана с Саудовской Аравией в регионе, что делает ситуацию еще менее предсказуемой.

Наконец, есть третий, чисто рыночный момент. Некоторое время назад было замечено, что американские сланцевые компании хеджируют свою добычу, ориентируясь на цену $ 45 за баррель. Это означает, что как только цена дойдет до этого уровня, две тысячи буровых бригад в США, которые сегодня простаивают, тут же включат режим активной добычи. Это тоже серьезное основание, чтобы умерить восторженность относительно переговоров о заморозке.

Да, эти переговоры нужны, поскольку препятствуют падению нефтяных цен. Но вместе с тем, они не дают надежд, что цены на «черное золото» дойдут до $ 60−80 за баррель.

Видя все это, Moody’s и другие агентства понимают: низкие цены на нефть — это всерьез и надолго. К тому же, для российского бюджета нет принципиальной разницы, будет ли нефть стоить $ 40 или $ 60 за баррель. В любом случае, это не $ 100−115, и таких заоблачных цен больше не будет.

«СП»: — Как это положение соотносится с бюджетом РФ?

— Проблема в том, что российские власти привыкли к «нефтяной халяве». Из-за этого структура бюджетной системы устроена так, что в ней имеется значительная доля неэффективных расходов, и есть резервы в доходной части при улучшении администрирования. Но наше правительство не спешит идти на реформы, чтобы этими резервами воспользоваться.

В то же время, кабмин считает одной из главных задач удержание дефицита бюджета не выше 3% ВВП. Но беда в том, что это возможно лишь при стоимости нефти $ 50 за баррель. А при среднегодовой цене $ 40 за баррель, что гораздо вероятнее, дефицит получается уже 4,3% ВВП. Но кабмин считает, что до апреля — до внесения корректировок в бюджет — обсуждать это положение не стоит.

Все это порождает ощущение неопределенности. Его только усугубило обсуждение правительством стоимости антикризисного плана. Напомню, на борьбу с кризисом планируется потратить более 827 млрд руб. Но за счет каких источников будут покрыты расходы на 133 млрд, пока не определено. Поиск источников тоже отложили до апреля.

В таких условиях — высокой неопределенности — любое рейтинговое агентство поставит рейтинг на пересмотр.

«СП»: — Почему нам важны эти рейтинги?

— Чтобы выйти в текущем году на международные финансовые рынки, и разместить там государственные облигации. Россия, напомню, планирует привлечь за счет евробондов около $ 3 млрд. Предложения о размещении были направлены ряду ведущих американских, европейских и азиатских инвестиционных банков. По предварительным данным, из 25 банков откликнулись около половины.

Рейтинговые агентства в этой ситуации транслируют сигналы инвесторам. И пока нам включили «желтый» свет — не «красный».

Отсюда и реакция Силуанова — спокойная и деловая. В течение двух месяцев экономический блок правительства будет плотно общаться с аналитиками рейтинговых агентств, предоставляя им информацию о планах по обеспечению стабильности экономики РФ. И насколько грамотно мы сработаем — настолько позитивный результат по рейтингу и получим…

 — Рейтинги важны с точки зрения экономического блока правительства, поскольку полностью соответствуют его политике, — считает политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков.

— Эта политика, на мой взгляд, сводится к следующему: экономическое развитие России должно осуществляться не за счет внутренних инвестиций, а за счет внешних заимствований. А кредиты на мировом финансовом рынке даются под проценты, ставки которых напрямую зависят от оценок рейтинговых агентств. Поэтому, с точки зрения Антона Силуанова, рейтинги имеют важнейшее значение.

С другой стороны — с точки зрения независимых наблюдателей — желание экономического блока брать кредиты на Западе, и при этом размещать собственные бюджетные средства в ценных бумагах США под очень низкий процент, выглядит крайне странным. Многие считают, что было бы правильнее вложить «резервные» деньги в российскую экономику в виде государственных инвестиций с максимальным мультиплексным эффектом. В случае достижения такого эффекта инвестиции приведут не к росту, а к снижению инфляции.

Другими словами, логика в действиях Силуанова имеется. Но эта логика, я считаю, противоречит национальным интересам России.

Кстати, Moody’s понижает рейтинг вполне обосновано: экономический блок российского правительства не справляется с ситуацией, в результате экономика РФ падает. А у падающей экономики по определению не может быть высоких кредитных рейтингов…

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Семен Багдасаров

Политический деятель

Егор Холмогоров

Публицист

Комментарии
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Медальный зачет
Страна Золотые медали Серебряные медали Бронзовые медали Всего медалей
1. США 46 37 38 121
2. Великобритания 27 23 17 67
3. Китай 26 18 26 70
4. Россия 19 18 19 56
5. Германия 17 10 15 42
6. Япония 12 8 21 41
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье