18+
понедельник, 26 сентября
Экономика / Санкции

Россия вышла из Сирии с дефолтным рейтингом

Почему западные банкиры не оценили успех РФ на Ближнем Востоке

  
47732
Россия вышла из Сирии с дефолтным рейтингом
Фото: Алексей Филиппов/ ТАСС
Материал комментируют:

Несмотря на то, что российскому руководству удалось без потери лица уйти от лобового столкновения с США и их ближневосточными союзниками в Сирии, объективных оснований на то, что Запад ослабит мёртвую санкционную хватку экономики РФ, нет.

По крайней мере, европейские власти пока никак не отреагировали на тот крутой вираж, который Москва заложила на сирийском внешнеполитическом треке (может, просто не успели?). Как сообщает Financial Times, Брюссель предостерегает европейские финансовые институты от размещения российских евробондов, фактически «отзеркалив» решение, принятое ранее «вашингтонским обкомом». Напомним, отмашку на «кредитную блокаду» российской экономики дали Госдеп и Минфин США, рекомендовавшие своим банкам воздержаться от покупки российских гособлигаций.

Как оказалось, пресловутая «вертикаль власти» не даёт сбоев даже в условиях образцовой американской демократии и якобы неукоснительного соблюдения «священного права» частной собственности. Так, банкиры из «независимых» Goldman Sachs и J.P.Morgan без лишних дебатов приняли спущенную сверху разнарядку к исполнению. Подтвердив, что не будут принимать участие в открытии суверенной кредитной линии РФ. Bank of America Corp., Citigroup Inc., Morgan Stanley и Wells Fargo & Co. также поспешили продемонстрировать лояльность материнской структуре в лице ФРС США.

Напомним, 26 февраля министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что Москва планирует одним траншем занять $ 3 млрд. на внешнем рынке в текущем году. Вырученные средства должны были пойти на покрытие части дефицита федерального бюджета РФ, который в 2016 году составит 2,184 трлн. рублей.

По сравнению с астрономическими $ 19 трлн. внешнего долга, накопленного США, это представляет величину, стремящуюся к нулю. В любом случае, учитывая «скользящий» курсовой график рубля, средний уровень доходности российских ценных бумаг (около 13−14% годовых) и внушительный объём ресурсов в разного рода суверенных фондах РФ (есть, чем возвращать), американские и европейские банкиры явно не остались бы внакладе.

К тому же Россия, в отличие от спонсируемой МВФ, ЕБРР и прочими западными финансовыми институтами монетарной «чёрной дыры» под названием Украина, имеет безупречную кредитную историю и репутацию ответственного заёмщика. Несмотря на это, в Вашингтоне и Брюсселе, похоже, руководствуются совсем не экономической логикой. «Совершенно очевидно, что они не хотят, чтобы мы принимали участие (в размещении российских евробондов- прим. ред)… Нам не рекомендовано», — то ли разоткровенничался, то ли пожаловался в интервью FT банкир, предварительно ознакомленный с предостережениями Брюсселя.

В последний раз российские власти выходили на международные рынки заёмного капитала в сентябре 2013 года, когда продали бумаги на $ 6 млрд. с погашением в 2019, 2023 и 2043 гг. После введения в позапрошлом году секторальных санкций подобные попытки не предпринимались. Хотя формально ограничительные меры в финансовой сфере не распространяются на госзаимствования.

При этом наших западных «партнёров» трудно «обвинить» в последовательности — они используют фирменные «двойные стандарты» не только во внешней политике, но и в сугубо коммерческой сфере. О чём свидетельствует тот факт, что на торговлю необходимыми странам ЕС и Вашингтону энергоресурсами и космическими двигателями никакие ограничения не распространяются. Несмотря на то, что часть экспортной выручки государство использует для докапитализации российской банковской системы. В том числе Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, ВЭБа и Россельхозбанка. То есть, российских финансовых институтов, которые находятся в тех самых секторальных «чёрных списках» США и ЕС.

Заведующий кафедрой экономической теории МГУ, доктор экономических наук Андрей Колганов считает, что происходящее окончательно развенчивает мифологему либералов о том, что на Западе существует свободная рыночная конкуренция.

— Когда западные элиты хотели провести мероприятия, которые не согласуются с указанной доктриной, они всегда поступали так, как им заблагорассудится. Кроме того, важно понимать, что представители политического и финансового истеблишмента Запада тесно связаны между собой на транснациональном уровне, у них есть общие интересы. Это общеизвестный факт.

Если политики вырабатывают консолидированные решения, то, обычно, бизнес элита им беспрекословно подчиняется. Другой вопрос, если какая-то проблема становится предметом разногласий между различными властными группировками. Только в этом случае возможны какие-то варианты.

«СП»: — Можно ли говорить о наличии устойчивого антироссийского консенсуса, когда власти целого ряда европейских стран (Италии, Венгрии, Греции) высказываются против автоматического продления санкций или их экстраполяции на банковскую сферу?

— Я думаю, что даже те западные финансовые институты, которые поддержали санкции, едва ли пошли на это с большой радостью. В любом случае это приводит к потере возможности заработать на размещении облигаций. Но для них поддержание иерархической «солидарности» гораздо важнее, чем участие в «сепаратных» сделках с Россией.

«СП»: — Грубо говоря, зачем тому же Deutsche Bank наступать на старые грабли, памятуя об истории с $ 200 млн. штрафом, наложенном регулятором финансовых услуг в Нью-Йорке (DFS) и ФРС США, в связи с подозрением (!) немцев в совершении т.н. «зеркальных сделок» с участием россиян?

— Если не ошибаюсь, тогда американские финансисты пригрозили оштрафовать Deutsche Bank на сумму до $ 4 млрд. «за пособничество в отмывании денег в России». Более того, американский суд пару лет назад приговорил государственный Bank of China к уплате штрафа в $ 50 000 в день за отказ предоставлять личные данные клиентов, что нарушает китайское банковское законодательство. Вот насколько далеко простирается юрисдикция США в финансовой сфере.

А сколько было скандалов с «отмыванием грязных» российских денег даже в относительно благополучный, с точки зрения двухсторонних отношений, период. Схема простая — против представителей российской элиты введены т.н. персональные санкции. Если их счета или собственность находятся в офшорных юрисдикциях, их в любой момент могут арестовать. Если же таких счетов нет, то возьмутся за российские госактивы под предлогом реализации секторальных санкций.

Не стоит обольщаться, для западных финансовых структур взаимодействие с Россией имеет гораздо меньшее значение, чем благорасположение кураторов международных монетарных институтов.

«СП»: — Может ли вывод части российской группировки из Сирии смягчить санкционный раж наших геополитических оппонентов, рассчитывают ли на это в Москве?

— Я не думаю, что экономическое противодействие Запада России прямым образом связано с нашим военным присутствием или отсутствием в Сирии. США и их союзники, вообще, не заинтересованы в укреплении позиций нашей страны. Даже в рамках постсоветского пространства. Собственно говоря, украинские события стали ответом наших конкурентов на попытку Москвы сдвинуть с мёртвой точки евразийскую интеграцию. Это было воспринято как «попытка возродить Советский Союз».

Другое дело, я не думаю, что выход ВКС РФ из Сирии означает полный отказ Москвы от ведения «большой игры». Наше руководство не хочет сильно обострять ситуацию. И, в общем, это правильно. Сирия это не тот куш, ради которого стоит вести острую и непредсказуемую геополитическую игру. В определённом смысле, свою задачу мы решили. Режим Асада получил неплохой плацдарм для ведения переговоров с оппозицией. Тем более, полностью из Сирии не уходим, оставляя «ботинок в двери», чтобы она невзначай не захлопнулась.

«СП»: — Возвращаясь к экономической проблематике, можно ли решить проблему бюджетного дефицита, не прибегая к внешним заимствованиям?

— Её можно решить другим образом, но, для этого придётся думать головой. А набрать кредиты под низкий процент на американском или европейском рынках это самый простой выход. К сожалению, модель «вашингтонского консенсуса», которой остаются верны наши власти, не предусматривает активизацию внутреннего кредитования и заимствований.

Проблема обретения финансового суверенитета, что бы ни говорили наши власти, до сих пор не решена. Если кто-то подзабыл, то напомню — в «нулевые» годы, когда наша экономика росла на «нефтедолларовых» дрожжах, весь прирост внутреннего кредитования обеспечивался исключительно притоком зарубежных займов. Это та самая «кредитная игла», с которой мы сегодня не можем слезть даже в условиях отсечения финансовой сферы РФ от внешних источников заимствования.

«СП»: — Кто выступал главными бенефициарами этого «экономического чуда»?

— Российские банкиры и их западные партнёры. Без политики наращивания внутренней капитализации банковской системы и активизации кредитной эмиссии Запад всегда будет одёргивать нас за финансовый поводок. А российские власти будут смотреть на зарубежные рынки как на спасательный круг.

«СП»: — К каким последствиям может привести наращивание внешнего долга?

—  По мере роста объёмов привлечения таких средств процентные ставки будут увеличиваться. Соответственно, возрастут расходы на обслуживание долга, а прочие расходы (включая социальные) придётся урезать.

К тому же массированные заимствования это плохой имиджевый шаг. Инвесторы со временем будут с недоверием относиться к политике, которую мы проводим, закрывая все свои бюджетные дыры исключительно посредством займов. И, вообще, экономическая устойчивость страны зависит от её способности мобилизовать собственные ресурсы.

Я не выступаю категорически против любых внешних финансовых поступлений. Но к ним можно прибегать лишь в тех случаях, когда это наиболее выгодно. Плюс у нас должны быть надежные финансовые источники, позволяющие относительно безболезненно расплатиться по кредитам.

«СП»: — По оценке ЦБ, совокупный внешний долг России на 1 января 2016 года составляет $ 515,254 млрд. (при ВВП в 80,4 трлн. руб.)…

— Да, это сравнительно немного. Но не будем забывать, что региональное долговое бремя продолжает расти и уже составляет примерно 2,3 трлн. рублей. А расходы на его выплату и обслуживание в 2015 г. выросли примерно на 22%. Я уже не говорю про корпоративных заёмщиков. Только обслуживание их внешнего долга в 2016 году обойдётся в $ 40 млрд. Общая картина выглядит не так благополучно, как это пытаются представить власти.

И дело даже не в абсолютных показателях долговой нагрузки. Просто наше экономическое положение таково, что могут возникнуть сложности с обслуживание долга. Сумеем ли заработать достаточное количество средств для того, чтобы легко расплатиться по внешним займам?

По мнению президента Центра стратегических коммуникаций Дмитрия Абзалова, неожиданный манёвр Москвы на сирийском треке не связан с расчётом на отмену санкций.

— Секторальные санкции увязаны с украинской проблематикой и не могут быть сняты раньше лета этого года. А вопрос о будущем персональных санкций будет решаться, вообще, после осенних выборов в Госдуму. Секторальные санкции и финансовый бойкот, объявленный РФ западными финансовыми институтами, это попытка оказать давление на Москву и, наоборот, укрепить переговорные позиции Киева в рамках минского процесса.

Вашингтон пытается добиться этого с помощью лояльных ему европейских структур. Если Москва до официальной отмены санкций получит возможность кредитоваться на Западе, это будет способствовать усилению давления РФ на украинское руководство. Наконец, кредитная блокада это способ повлиять на российские элиты перед выборами.

Впрочем, для России это не так принципиально — есть целый ряд союзников, которые готовы выстраивать отношения с Москвой вопреки воли США. Например, Китай, Япония, Южная Корея. Эти страны, вообще, не вводили против нас секторальных санкций (как и большинство стран в мире).

«СП»: — Американцы и следующие в фарватере Госдепа «общеевропейцы» не рискуют подорвать доверие к мировой финансовой системе, принимая волюнтаристские и откровенно политически ангажированные решения?

— Запрет на размещение российских гособлигаций в европейских и американских банках это чисто эмоциональное решение. Оно дискредитирует всю мировую кредитную систему. Это означает, если отношения Китая с ЕС испортятся, то Пекин тоже не сможет разместить еврооблигации. Зачем, тогда одной из крупнейших экономик мира «запитываться» на политически ангажированные финансовые инструменты, вместо того, чтобы создавать свои? То же самое касается целого ряда других стран. Ради $ 3 млрд. подрывать доверие ко всей системе, на мой взгляд, неблагоразумно.

«СП»: — Существует ли альтернатива западной кредитной линии?

— Разумеется. Китайские банки могут выдать нам кредит в юанях, то есть, они не завязаны на доллар. ЦБ РФ и Народный банк Китая согласовали свопы «рубль-юань». Кроме того, «Роснефть» уже получила $ 20 млрд. предоплаты за поставки нефти от Китайской национальной корпорации CNPC.

«СП»: — Это произошло ещё пару лет назад до всяких санкций и при другой ценовой конъюнктуре на энергоносители. К тому же китайцы едва ли будут вкладываться в российскую «обработку», чтобы не создавать себе конкурентов…

— Совершенно правильно. Поэтому нужно развивать собственный финансовой рынок, который не был бы завязан на внешние контуры. Но и этого недостаточно, поскольку речь идёт о спекулятивном капитале. Необходимо создавать национальные институты развития, как это делает Китай, что практически нейтрализует любые попытки обрушить экономику извне. То, чем занимаются сегодня американцы и европейцы, приведёт к эрозии и фрагментации международной финансовой системы.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Блокада в помощь Блокада в помощь

Власти Крыма поблагодарили Киев за поддержку процесса интеграции полуострова в РФ

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье