Экономика / Нефть и газ

Туркмения ставит подножку «Газпрому»

Ашхабад пытается сделать Европу своим союзником

  
16304
Туркмения ставит подножку «Газпрому»
Фото: Zuma/TASS

Глава Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов объявил, что обсуждает с Евросоюзом перспективы поставок газа. «Туркменистан обсуждает планы продаж газа в страны ЕС», — цитирует РИА «Новости» туркменского президента, сделавшего 29 августа официальное заявление по итогам переговоров с канцлером Германии Ангелой Меркель.

По словам Бердымухамедова, его страна заинтересована в подобных поставках.

Впрочем, заинтересована в подобных поставках Туркмения уже много лет. В рамках неудавшегося проекта «Набукко» был даже построен газопровод до Каспийского моря. Но на этом дело застопорилось — по разным причинам.

Однако ситуация в мире изменилась: Евросоюз не раз заявлял о стремлении уменьшить долю потребления российского газа. Есть ли шансы у Туркмении потеснить Россию на европейском газовом рынке?

— Туркмения, после того, как Россия в лице «Газпрома» отказалась от её газа, ищет на перспективу возможности расширения рынков сбыта, — говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Мотивы «Газпрома» понятны: потребление его газа на внутреннем российском рынке сокращается в связи с тем, что конкуренцию компании составляют «Новатек» и «Роснефть». И хотя Европа сейчас несколько увеличила закупки, то, что освобождается на внутреннем рынке, на внешние полностью пристроить не удаётся. Поэтому «Газпром», скорее всего, в этом году покажет очередной антирекорд общей добычи.

Ясно, что туркменский газ составляет конкуренцию российскому. Притом, что туркмены в своё время подняли цены на «голубое топливо». Они теперь сопоставимы с нашими ценами.

Туркмения сейчас один из основных поставщиков газа для Китая. Но Бердымухамедова не устраивает полная зависимость от Поднебесной в этом вопросе. Поэтому туркмены хотят построить газопровод ТАПИ в Индию. Зайти на индийский рынок фактически первыми с большими объёмами в десятки миллиардов кубометров газа. Однако проблему безопасности транзита через Афганистан никто не отменял. Вряд ли она исчезнет в ближайшие годы, если вообще когда-нибудь исчезнет. Этот проект поэтому имеет очень сомнительные перспективы. К тому же Индия отказывается подписывать долгосрочные соглашения о поставках газа. Один раз индусы обожглись на долговременных поставках из Катара, когда после резкого удешевления углеводородов приходилось покупать сжиженный газ в два с лишним раза дороже общемировых цен.

То есть, у Туркмении нет долгосрочной гарантии, что её газопровод будет востребован Индией. И поэтому Бердымухамедов начинает размышлять о новых вариантах. В частности, возвращается к идее газопровода «Набукко» через Каспийское море. Но на этом направлении Туркмения может встретить противодействие не столько со стороны России, сколько со стороны Ирана. Эта страна вышла из-под санкций и теперь не только наращивает экспорт нефти, но и строит планы по поставкам газа. Иран тоже не против зайти на европейский газовый рынок. Хотя иранский газопровод пройдёт через зону фактически боевых действий между турками и курдами, у этого проекта есть шансы быть реализованными. И Ирану, естественно, не нужен крупный конкурент в лице Туркмении. Тегеран всячески затягивает переговоры по статусу Каспия. Поскольку до их завершения Туркмения не сможет построить газопровод через это море. Совокупность факторов говорит о том, что в ближайшее время Туркмении не удастся выйти на европейский рынок.

«СП»: — Для чего тогда было сделано заявление Бердымухамедова о переговорах с ЕС, и, в частности, с Ангелой Меркель?

— Я думаю, что Ашхабад начал прощупывать почву: не удастся ли ему заполучить союзника в лице ЕС в своём стремлении построить газопровод в Европу? Возможно, Бердымухамедов рассчитывает на то, что Евросоюз объединится с США в вопросе лоббирования этого проекта. Заодно туркмены хотят показать и индусам, и китайцам, что они ищут новые источники сбыта, чтобы партнёры были посговорчивее.

«СП»: — Насколько оправданны расчёты Ашхабада?

— Когда-то Соединённые Штаты действительно продвигали «Набукко». Но с того времени ситуация изменилась. Американцы сами не против подсадить европейцев на свой сланцевый газ или хотя бы занять определённую нишу на этом рынке. А это значит, что им совсем не нужны новые конкуренты в этой области. Американцам, говоря прямо, выгодно, чтобы туркмены вообще ушли с мирового рынка. Поскольку тогда Китай будет испытывать «газовый голод». Цены на голубое топливо на мировом рынке неизбежно поднимутся, и США будет выгодно поставлять свой СПГ в Европу. Американцы сейчас настроены мешать вообще всем газовым проектам, включая российские. Поскольку смогут сохранить низкие цены на газ на своём внутреннем рынке, а вот на мировом рынке цены будут высокими. Значит, возрастёт себестоимость европейских товаров, и американцы получат конкурентное преимущество.

Европейцы тоже вряд ли захотят ввязываться в сложный проект с неясными перспективами. Сейчас на мировом рынке переизбыток предложения сжиженного газа. Он хоть и дороже, но получить его можно сразу и в необходимых количествах.

К тому же у Туркмении просто нет тех 30 миллиардов кубометров газа, которые они хотели бы продавать в Европу. Практически все разработанные месторождения работают на Китай. И не факт, что Поднебесная допустит, чтобы газ с новых туркменских месторождений шёл не им, а европейцам. В любом случае, у Туркмении не хватит газа, чтобы снабжать сразу и ТАПИ в Индию, и гипотетический европейский газопровод одновременно. Нужны очень серьёзные внешние инвестиции на разработку новых месторождений.

— Туркмения была крайне недовольна, когда Россия перестала закупать у неё газ для перепродажи в Европу, — говорит директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. — Даже собиралась судиться. По большому счёту, это был оптимальный для неё вариант продажи «голубого топлива» европейцам. Однако в новой ситуации «Газпром» даже свой газ не может продать в прежних объёмах. Поэтому Бердымухамедов ищет новые пути в Европу. Но вернуться к идее «Набукко» будет сложно уже потому, что вложения в этот затратный проект, даже если он будет осуществлён, окупятся крайне не скоро, учитывая, что цена на газ с того времени упала в два с лишним раза — с 400 долларов за тысячу километров до 150 долларов. При этом Европа заявляет о своей приверженности СПГ-проектам.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня