Россию по зарплатам обогнал даже Иран

Пока правительство РФ кормит страну обещаниями, лучше наших граждан живут также в Китае и Бразилии

  
16935
Россию по зарплатам обогнал даже Иран
Фото: ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Представления россиян об Иране, как об отсталой стране, почерпнутые из советского фильма «Тегеран-43», давно не соответствуют действительности. Теократическая власть превратила Иран в экономически развитое социальное государство, у которого России есть чему поучиться.

Так, в по данным за 2016 год, минимальная заработная плата в Иране составила 225 долларов в месяц. А по паритету покупательной способности (ППС) достигла суммы в 900 долларов. При этом рост иранской экономики — 11% за прошлый год. Российская же, также во многом опирающаяся на нефтяные доходы, как известно, за это время не выросла вообще.

В чем дело? Структура бюджетов обоих государств похожа: и там, и там доля доходов от экспорта нефти и газа колеблется в интервале от 40 до 50%. При этом нефтяной сектор обоих государств под санкциями. Против Тегерана они даже более масштабные и действуют долгие годы. Москва столь сильного давления пока не испытывала.

В связи с этим ярко выраженный антисоциальный характер политики российского правительства не может не вызывать вопросов. Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) составляет у нас всего 7,8 тысяч рублей. При том, что прожиточный минимум (ПМ) не превышает 10 тысяч рублей. Тех, кто имеет доходы ниже ПМ, в стране 22 млн человек. Это даже не бедность — нищета!

Читайте также

Устранить опасный разрыв премьер-министр Дмитрий Медведев пообещал только через два года. Однако и это нельзя назвать решением проблемы. Минимально допустимым уровнем оплаты можно считать три ПМ, считает научный руководитель Центра уровня жизни Вячеслав Бобков. Однако, у социально-экономического блока правительства свои представления о справедливости.

В последнее время отставание России в соревновании зарплат (средних и минимальных) от своих основных союзников в мире стало особенно заметным. Среди них, помимо Ирана, еще и Китай, Казахстан и даже Бразилия. Социальный характер российского государства остается закрепленным лишь на бумаге.

По словам руководителя сектора Ирана Института востоковедения РАН Нины Мамедовой, забота о малоимущих считается в Иране важнейшей составляющей экономической политики.

— После исламской революции социальная политика в Иране стала приоритетом экономической политики. Каждый год размер минимальной заработной платы пересматривается. Она уже довольно большая. Сначала это было 500, потом — 600, потом — 700 долларов… Сейчас минимальная зарплата раза в три превышает российскую.

В Иране этот показатель один из главных при обсуждении бюджета страны. Он входит в бюджетное правило.

Другое дело, что МРОТ касается только наемных работников. А в Иране более трети населения — самостоятельные труженики, имеющие какое-то свое, пусть — небольшое, но дело. Часто — семейное.

Те, кто имеют низкие доходы, получают социальную помощь через мечети и разные исламские фонды. Чаще всего, это «Комитет помощи имама Хомейни» или различные вакуфы (фонды), которые есть при каждой крупной компании.

Публицист, религиовед Анастасия Фатима-Ежова сравнивает социальную политику Ирана с советским периодом в нашей стране.

— Высокой покупательной способности зарплат иранцев долгое время способствовало то, что цены в Иране были очень низкими. Даже в самых дорогих магазинах ниже московских раза в три. Но главное даже не в этом. Государственная политика в Иране в значительной степени ориентирована на защиту малоимущих.

После исламской революции в конституции было закреплено доминирование госсектора. Он включал абсолютное большинство промышленных предприятий, рудники, водные ресурсы, внешнюю торговлю и прочие ключевые отрасли экономики. В частном — сельское хозяйство, легкая промышленность, мелкая торговля.

С 1988 года, после ирано-иракской войны, была проведена приватизация, но она шла крайне вяло, так как по конституции частный сектор должен дополнять большой государственный и кооперативный сектор. В этом отличие Ирана от нынешней России.

Также существуют госсубсидии, как производителям, так и потребителям. Средства на них собираются через налог на добавочную стоимость на дорогие товары. Кроме того, есть целая сеть фондов, занимающихся помощью нуждающимся семьям. Кассы этих фондов — сине-желтые ящики, стоят в Иране повсеместно. Это, цвета Корпуса стражей исламской революции.

«СП»: — То есть тут важен религиозный фактор?

— Поскольку ислам объемлет все сферы человеческой деятельности, не только ритуальные вопросы, но и экономику, политику, правовые вопросы — это нашло отражение в жизненной практике. Бедности в стране быть не должно. Она сглаживается с помощью налогов, которые платят семьи со средними и высокими доходами.

Шиитское право ограничивает частную собственность. Причем она не может быть присвоена. Если общественную собственность кто-то присвоил, то она подлежит экспроприации. Это закреплено в иранской конституции. Такая традиция идет еще со времен разделения на суннитов и шиитов, когда четвертый халиф перераспределял ресурсы стремительно богатеющего халифата в пользу бедных.

В целом положение иранцев можно сравнить с положением советских граждан. У них есть возможность приобретать жилье, получать гарантированную медпомощь, практически бесплатное высшее образование (350 долларов за весь период обучения). Дешево ездить отдыхать и т. п. Хотя излишеств нет. Например, иностранные автомобили из-за санкций облагаются высоким налогом и очень дороги. Кстати, в Иране прекрасные дороги европейского качества.

— Я нисколько не удивлена приведенным цифрам зарплат. — говорит востоковед, специалист по Ирану Карине Геворгян. — В Иране мобилизационное общество. Находясь под длительными санкциями, иранцы были вынуждены развивать науку, образование. На это нацелены, в том числе, обращения к людям, к молодежи верховного руководителя страны — аятоллы Хоменеи. И дети, в том числе девочки, действительно стремятся чуть ли не поголовно получить высшее образование.

Я общалась с детьми в Исфахане (1,5-миллионный город в центральной части Ирана — авт.). Кто-то из них хотел стать архитектором, кто-то социологом, кто-то врачом. Уровень образования в ВУЗах Ирана очень высокий. Поразительно, но эта страна сейчас занимает шестое место в мире по развитию нанотехнологий.

Кстати, в Иране очень развитый средний класс. Это заметно по очень качественному гражданскому строительству. Вблизи крупных городов у них очень много прекрасно организованных малых поселков, кондоминиумов. Люди на улице выглядят очень хорошо, подтянуто. Это свидетельство положительных экономических процессов.

Вообще, иранцы — хорошие бизнесмены. Например, иранские фуры все эти годы доставляют товары в Нагорный Карабах. Армения же находится в блокаде со стороны Турции, Азербайджана. Да фактически и Грузии, потому что железную дорогу Тбилиси не открывает. В годы самой тяжелой блокады иранская дорога была для Карабаха просто «дорогой жизни».

Читайте также

«СП»: — То есть, возвращаясь к зарплатам и доходам иранцев, дело не только в экономике, но и в политике государства?

— Первопричина в том, что у них подъем национального самосознания. Они горды своей страной. Для них Запад катится в тартарары. На нас они смотрят с некоторым подозрением, потому что не понимают, куда нынешняя Россия идет? Более того, они нас воспринимают, как не очень надежного партнера. Для них самое страшное — обман. Когда в свое время премьер Дмитрий Медведев под давлением США отменил сделку по поставке С-300, иранцы были в шоке.

«СП»: — Иран порой ставят в один ряд с Северной Кореей…

— Это неверно. Иран — страна открытая, в отличие от КНДР. Туда едут иностранцы. Я лично в отеле «Хайятт» наблюдала множество американцев. Сами иранцы тоже много ездят и по стране, и за рубеж. Поэтому у них нет никаких иллюзий, они оценивают мир адекватно.

Кстати, те из иранцев, кому не мил теократический режим, могут жить за рубежом, свободно возвращаться в страну и вновь выезжать из нее. Их собственность, в том числе и производственная, неприкосновенна. Они могут получать от нее доходы.

Кстати, в Иране латентный «матриархат». Финансами семьи традиционно ведает жена. Причем, женщина может работать, а может — и не работать. Ограничений нет. Если в семье две машины, то женщина ездит на более дорогой. Столько женщин-водителей нет ни в одной мусульманской стране. Даже в светской вроде бы Турции.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня