Экономика / Нефть и газ

России до подводной добычи газа — как до Марса

Чтобы делать самим шельфовое оборудование, нужно подвинуть американцев на мировом рынке

  
12230
России до подводной добычи газа - как до Марса
Фото: Юрий Смитюк/ТАСС
Материал комментируют:

4 ноября 2017 г. Управление информационной политики ПАО «НК «Роснефть» сообщило, что в московском Центральном выставочном зале «Манеж» на выставке «Россия, устремленная в будущее», Владимир Путин посетил стенд НК «Роснефть». Нефтяники показали президенту трехмерные интерактивные макеты своих крупнейших объектов, а также похвастались голограммной экспозицией платформы «Беркут» для добычи на шельфе Сахалина.

Этот международный проект, по сути, стал последним и единственным примером стратегического сотрудничества между НК «Роснефтью» и американской корпорацией «Эксон Мобил». Напомним, 12 сентября 2014 года по запрету Минфина США были заморожены девять из десяти совместных проектов. В результате чего Россия потеряла доступ ко всем американским передовым технологиям, в том числе и по добыче углеводородов на шельфе. Правда, рухнувшие цены на нефть и газ сгладили ущерб от вашингтонских санкций.

Здесь следует привести перечень крупнейших газовых месторождений, которые «Газпром» планировал вести в эксплуатацию до 2024 года. Это — Крузенштернское, Харасавэйское, Тота-Яхинское, Семаковское и так далее. Между тем, в шельфовых проектах зависимость отечественных компаний от западного оборудования достигает 90%. Значит, реализация газпромовских планов зависит от успеха импортозамещения.

Что касается европейцев, то они, ссылаясь за юридическую защиту инвесторов от изменений законодательства, продолжают вялотекущие партнерские отношения с российскими компаниями. Итальянская Eni и французская Total, а также нидерландско-британская нефтегазовая компания Royal Dutch Shell, используя лазейки в законах, поддерживают деловые контакты с нефтедобытчиками из РФ, правда, на минимально возможном уровне, боясь получить по шапке от США.

Читайте также

Таким образом, ни сегодня, ни завтра серьезных ноу-хау в области подводной добычи углеводородов от европейцев ждать не приходится. Впрочем, и раньше нас «дурили» обещаниями. Даже в относительно спокойные времена — еще задолго до 2014 года «западные друзья», хоть и заявляли о трансфере своих технологий на российские предприятия, тем не менее, этого не делали. А вот с Анголой, к слову, поделились.

В полной мере это относится к проектированию и созданию исполинских нефтедобывающих объектов, подобных сахалинскому «Беркуту», которым «Роснефть» щеголяет на выставке «Россия, устремленная в будущее». Конечно, хорошо, что этот поистине грандиозный проект довели до ума. Плохо, что наша страна вряд ли сможет повторить его своими силами, по крайне мере в ближайшие 10 лет, хотя корейцы изготовили платформу всего за 3,5 года — на верфи DSME с ноября 2010-го по май 2014-го.

Более того, в России нет даже средств доставки такого рода конструкций. К слову, при реализации проекта «Сахалин-1» для транспортировки платформы весом около 42 тысяч тонн была задействена крупнейшая в мире океанская баржа H-851, которая доставила циклопическую конструкцию из корейской судоверфи города Окпо в район Аркутун-Даги, преодолев путь 2800 км. Её установка на основание методом надвига тоже стала уникальной в мире по своим масштабам.

В целом, подводная добыча углеводородов, особенно в условиях суровой погоды и на больших глубинах сопоставима с космическими полетами. Сейчас западные специалисты, прежде всего американцы, сосредоточивают свои усилия на подводных газовых компрессорах и удаленных источниках электроэнергии. А затем они планируют строить подводные заводы по нефтедобыче и переработке. Это все равно, что создать новый межпланетный корабль, на котором можно долететь до Марса.

Надо сказать, что в мире всего 4 компании работают в этой области как исследователи и производители. Причем, американская корпорация FMC Technologies реализует практически половину всех мировых проектов, поскольку предлагает весь спектр услуг под «ключ».

Разобраться с российскими проблемами по разработке отечественных технологий подводной добычи углеводородов «Свободная Пресса» попросила Сергея Пикина, директора Фонда энергетического развития.

«СП»: - Правда ли, чтобы уйти от импортозависимости в подводной добыче, России нужно воссоздать что-то подобное корпорации FMC Technologies?

— Начнем с того, что FMC Technologies — транснациональная корпорация с огромным мировым рынком, который контролируется ею не один десяток лет. У корпорации есть хорошая репутация и отличный портфолио. Конечно, здорово было бы, если бы в России появился научно-производственный аналог, но вряд ли он насытится одними только внутренними заказами, а выйти на внешний рынок ему будет чрезвычайно трудно. В любом производстве есть объем продукции, меньше которого опускаться нельзя, иначе придется работать в убыток. И это тот самый случай. В нашей стране работа по этому направлению ведется планомерно

«СП»: — Промышленность подводной добычи углеводородов зародилась в конце 70-х годов прошлого века, прорыв произошел в 1983 году в проекте «Гуллфакс А», когда появился возможность обходится без водолазов. Неужели так сильно мы опаздываем?

— Пионерам всегда труднее, а тем, кто идет чуть позади, намного легче. Если будет принято принципиальное решение и выделены необходимые финансы, Россия тоже освоит необходимые технологии подводной добычи. Конечно, заниматься импортозамещением в этой области необходимо, но, повторюсь, без фанатизма. Это вопрос прагматического отношения к делу, а не политического престижа.

Читайте также

«СП»: — Россия планирует осваивать технологии по добычи углеводородов на шельфе на платформах, а американцы с помощью подводных добычных комплексах (ПДК), мол, так дешевле? В частности уже осуществляется проект «Пердидо», который реализует «Шелл» — почти три тысячи метров под водой. Может, правильно было реализовывать проект ПДК, а не бросать все силы на платформы?

— Подводные добычные комплексы актуальны вдали от берега — там, где слабо развита или вообще отсутствует инфраструктура. Кроме того, необходимо решать вопросы передачи электроэнергии на большие расстояния. Кстати, это отдельная и очень сложная техническая проблема. Именно поэтому было признано нецелесообразно разрабатывать Штокман. Если завтра появятся экономически оправданные решения, наверняка, вернутся к этой задаче.

Надо понимать, любое месторождение индивидуально, поэтому универсальных решений не бывает. В каждом конкретном случае принимаются сбалансированные конструкторские и технологические решения. Где-то экономически целесообразно строить искусственные острова, например, на мелководье в Каспии, а где-то следует устанавливать ледостойкие платформы. Отдельные решения потребуются, к слову, при разработке мелководных месторождений в районе дрейфа больших льдов — айсбергов, Что касается нашей практики, работа над созданием национальной платформы себя оправдывает.

«СП»: — На чем сейчас в газовых проектах надо сосредотачиваться?

— На мой взгляд, для сегодняшней России более актуальны разработки в области технологий сжиженного газа. Вот, где импортозамещение должно идти семимильными шагами. Конечно, трубопроводное голубое топливо значительно дешевле, но СПГ можно доставить в любую точку мира. Сегодня рынок сжиженного газа пока еще локальный, но он достаточно быстро станет мировым.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня