18+
пятница, 21 июля
Экономика

Евгений Гонтмахер: Власть должна удалить себе аппендицит

Проблема моногородов — это проблема несостоятельности всей российской экономики

  
19

Правительство, наконец, выбрало «самые нуждающиеся» моногорода. Двадцати шести из них помогут диверсифицировать экономику, а одному — в Мурманской области, помочь уже невозможно — его жителей решено переселять.

Перечень городов, где в 2010 году будут действовать программы господдержки, антикризисная комиссия правительства под руководством первого вице-премьера Игоря Шувалова уже утвердила. В списке Тольятти, Байкальск и Пикалево, а также такие крупные города, как Нижний Тагил, Прокопьевск, Каменск-Уральский и Набережные Челны.

Можно ли сказать, что проблема моногородов решена? На этот вопрос «СП» ответил руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер.

— Какие-то действия со стороны правительства в отношении моногородов происходят. Слава богу, что на эту проблему обратили внимание — лучше поздно, чем никогда. Но проблема моногородов не связаны лишь с этими 26 или даже 300−400 городами, которые сегодня находятся в критическом положении — это проблема всей российской экономики. Ведь главная примета этих городов — отсталое производство, причем, оно отстало навсегда, и моногород, как правило, надо просто закрывать. Нужно строить на его месте что-то более современное и конкурентоспособное — это можно отнести ко всей нашей экономике. Кризис — хорошая возможность для реструктуризации производства, но у нас в 2009 году в этом отношении ничего не было сделано: как мы сидели на нефтяной игле, так и сидим. А произошедшие к концу года небольшие колебания темпов экономического роста напрямую связаны с мировой ценой на нефть. Если же взять показатели обрабатывающих отраслей, то у нас продолжается падение.

«СП»: — Значит, нельзя сказать, что проблема моногородов решена?

— Потому что нельзя двадцать моногородов вылечить, а экономику оставить прежней. К тому же, государство не может начать строить новые заводы в этих городах, как это было в советские времена, этим должен заниматься бизнес, а он пока проблемой моногородов не занимается. Конечно, то, что государство выделяет на следующий год 20 млрд. рублей из бюджета — правильно, но эти деньги пойдут лишь на решение социальных проблем. А самое главное не сделано — не созданы стимулы для инвестиционной активности бизнеса, чтобы в моногорода пришел частный инвестор, и без этого проблему не решить. Потому можно констатировать, что пока происходит не лечение болезни, а лишь устранение внешних ее симптомов.

«СП»: — Проблема моногородов связана с падением спроса на продукцию их предприятий, можно ли поднять этот спрос?

— Спрос сжимается по той простой причине, что в «первой сотне» моногородов производится продукция вчерашнего дня. Там стоит завод, который был построен в 50−60 годы, для нужд советской инфраструктуры, а сейчас времена изменились. И если даже накачать спрос на его продукцию искусственно, за счет государства, то оно же не резиновое — деньги рано или поздно закончатся. И куда девать потом эту продукцию? Я бы сказал, что проблему неэффективных предприятий моногородов в нынешнем году просто загнали вглубь, вместо того, чтобы ее решать. Потому что не умеют этого делать, а залить государственными деньгами проще.

«СП»: — Как 75 млрд. бюджетных рублей, которыми залили «АвтоВАЗ»?

— Тольятти — наглядный пример. Пока предприятие «АвтоВАЗ» не будет отдано частному бизнесу, который реально возьмет его в свои руки, сократив половину занятых, никакого улучшения не будет. Госкорпорация «Ростехнологии» по своему определению для этого не подходит. А об уволенных жителях города должно позаботиться именно государство. Но проблема в том, что никакой нормальный инвестор — западный или отечественный — сейчас туда не придет, слишком сильны политические риски. Поэтому моногорода — отражение системных проблем в российской экономике.

«СП»: — А двадцати бюджетных миллиардов на сколько хватит, на год? Ведь в списке появились такие крупные города, как Набережные Челны.

—  Конечно, в течение года денег будет выделено гораздо больше — помощь пойдет по другим линиям. Потому что одно Тольятти эти деньги проглотит, и не поморщится. Набережные Челны были внесены в список в последний момент, по настоянию Шувалова, абсолютно правильно, и проблемы с градообразующим «КамАЗом» там не меньше, чем в Тольятти.

«СП»: — Один город попадет под переселение, хотя говорили, что до этого не дойдет. Справится правительство?

— Ревда — это поселок в Мурманской области, с этим проблемы нет. Там же половина людей — большая часть активного населения, уже уехала. А сейчас уже и пенсионеры получают сертификаты на выезд. Не надо забывать, что этот поселок относится к районам Крайнего Севера, а постепенное переселение с севера на юг в России, с переменным успехом, идет уже давно. Такие программы существуют. Помните, в девяностые годы закрывали поселки, жители которых работали на угольных шахтах, и ничего трагического не случилось. Закрыть один маленький поселок в год — не проблема даже при нашем уровне управления.

«СП»: — Можно сделать вывод, что решение проблемы моногородов напрямую связано с модернизацией нашей экономики. Получится в год Тигра перевести ее на «хай-тэк», как это сделали «азиатские тигры»?

— Давайте не будем забывать, что в азиатских странах модернизация была проведена на основе авторитарного строя. В Южной Корее ее осуществляли диктаторы, а Сингапур и до сих пор практически является авторитарным государством. Хотя наше государство тоже имеет черты авторитаризма, но нам это не подойдет. Во-первых, у нас произошло сращивание государства с бизнесом, чего не было в Малайзии и в Сингапуре. Там государство было авторитарным, но «честным», и не служило обогащению людей, которые им управляют. В этом принципиальное отличие от корейского тигра. Причем, освобождение от такой крайне неэффективной системы управления, которая существует в России, должно двигаться в сторону демократии, которая способна разбить коррупционную связку бизнеса и власти. У нас другая историческая траектория.

«СП»: — Так, может, нам подойдет модель Японии, ведь там модернизация осуществлялась демократическим путем?

—  Давайте вспомним, откуда эта демократия появилась. Японцы проиграли войну, туда пришли американцы, и силовым образом создали все демократические институты по своему образцу и подобию. Американцы это дело запустили, и жестко следят за ним до сих пор: не будем забывать, что в Японии остались военные базы США. И что, мы будем ждать, когда американцы придут к нам? Или нам нужно объявить войну Финляндии, и сдаться через полчаса?

«СП»: — А если собрать «новгородское вече» и пригласить в Россию демократических «варягов» — европейских инвесторов?

—  Это было бы правильно, и очень хорошо, только я не вижу тех, кто будет собирать «новгородское вече». Ведь кто-то из нынешних руководителей должен этот процесс прихода инвесторов организовать — Медведев, Путин, или оба. Наверное, они должны созвать для этого конституционный конвент, который примет судьбоносные решения. Конечно, вероятность такого развития событий есть, она не нулевая, но из области оккультных прогнозов. Для выздоровления страны власть должна сделать самой себе операцию по удалению аппендицита. А это очень болезненная операция.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня