18+
вторник, 6 декабря
Экономика

Греф хочет продать Сбербанк, а Кудрин говорит — рано

Банкир и министр ждут-не дождутся, когда правительство начнет приватизировать государственные банки

  
372

В четверг, 28 января на открытии Давосского форума глава Сбербанка Герман Греф неожиданно предложил приватизировать госбанки, составляющие основу российской финансовой системы. Причем, начать распродажу он предполагает с возглавляемого им Сбербанка, передает Reuters.

Коли у России появилась бюджетная дыра, почему бы не закрыть ее продажей контрольного пакета в Сбербанке, передает слова Грефа агентство Bloomberg. Сейчас 57,6 процента акций Сбера принадлежит Центробанку, по мнению бывшего министра экономики, чтобы держать под контролем принятие стратегических решений частными акционерами, ему вполне достаточно иметь блокпакет — 25 процентов плюс одна акция. Зато продажа 32 процентов акций могла бы дать государству 40−50 млрд. долларов прибыли.

Мысль, конечно, интересная, но здесь возникают вопросы. Во-первых, Сбербанк принадлежит не правительству, а Центробанку, то есть, вырученные деньги достанутся именно ему. И как Центробанк передаст их правительству, чтобы заткнуть бюджетную дыру? Купит у него на эту сумму облигации? Но такое прямое финансирование бюджетного дефицита центральным банком страны не приветствуется МВФ, а портить с ним отношения в ситуации, когда возможность обращения за кредитом вполне вероятна, не стоит. Как говорится, не плюй в колодец…

А во-вторых, бывший министр экономики плохо умеет считать. Дефицит бюджета в 2010 году будет более 3 трлн. рублей, в то время как рыночная стоимость всех обыкновенных акций Сбербанка, исходя из котировок на ММВБ, составляет 1,9 трлн. рублей. Таким образом, если Центробанк продаст сейчас инвесторам треть, сохранив за собою блокпакет, то он выручит чуть меньше 620 млрд. рублей или всего 20,6 млрд. долларов, которых хватит чтобы закрыть примерно пятую часть бюджетной дыры России. И стоит ли ради этого продавать народный банк?

Не стоит, утверждает вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин. По его мнению, еще не пришло время продавать доли государства в банках страны, особенно Сбербанка, который является крупнейшим кредитором экономики и имеет на депозитах более половины вкладов населения. Но от самой идеи Кудрин не отказался, предложив начать не со Сбербанка, а с ВТБ. Оно и правильно — этот банк принадлежит правительству, и деньги от продажи можно будет без проблем направить на покрытие бюджетного дефицита. ВТБ будет приватизирован раньше Сбербанка, заявил глава Минфина, но и продажа Сбербанка не исключается. Но это все в будущем, пока приватизировать госбанки еще рано, поскольку рынок полностью не восстановился. «Хотя, как и глава Сбербанка, я жду момента, когда Россия начнет продавать государственные банки», — сознался вице-премьер.


Госбанки продавать нужно, но не сейчас

Александр Мурычев, председатель Совета Ассоциации региональных банков России, первый исполнительный вице-президент РСПП

 — Никакой неожиданности в заявлении Грефа о приватизации госбанков нет — об этом говорится в стратегии развития банковского рынка России. Неожиданно только то, что оно прозвучало в это время, когда рынок еще не оправился от кризиса. Поэтому опасения Кудрина вполне понятны, они связаны с вопросом цены продажи акций. Без сомнения, инвесторы для покупки такого привлекательного актива как Сбербанк, найдутся и внутри страны, и за рубежом. Но я думаю, что от заявления до реализации этого замысла пройдет достаточно много времени. Это решение не будет принято сейчас, но заниматься им все равно нужно — после преодоления последствий кризиса, когда можно будет понять справедливую стоимость акций на рынке.

Насчет необходимости приватизации госбанков у меня тоже никаких сомнений нет, это делать надо. Нужно, чтобы крупнейшими банками управляли частные акционеры, только тогда можно создать конкурентную среду в банковском секторе страны, которая сейчас практически отсутствует. Поэтому для частного сектора рынка это весьма обнадеживающее заявление. А снижение доли государства вовсе не должно вызывать опасений у граждан-вкладчиков, потому что блокирующий пакет 25 процентов плюс одна акция, остается у Центробанка — никто не собирается продавать все бумаги в частные руки. Этот блокпакет позволяет в случае необходимости вмешиваться в процесс принятия решений частными акционерами, и фактически продолжать управлять банком. Поддержка Сбербанка государством была и будет, он останется народным банком даже в частных руках еще на десятилетие.

Поддержка предприятий, которую оказывали госбанки в кризис, тоже возможна и в условиях частной структуры. Потому здесь дело вовсе не в том, частный банк или государственный. Эти банки получали много средств в виде государственной помощи и госгарантий, и, соответственно, правительство могло потребовать выполнять условия получения этих денег. А они выдавались для кредитования предприятий — если не хочешь, не бери. Так что от того, что госбанки перейдут в частные руки, ничего не изменится, крупные предприятия будут продолжать работать только с этим уровнем банков, которые будут им давать средне- и долгосрочные кредиты под более низкие проценты при поддержке государства.

Ограничивать продажу акций госбанков в руки частных инвесторов, я считаю, тоже пока не нужно. Сначала надо понять, какой спрос будет на них на зарубежном и внутреннем рынке, а уже потом выстраивать политику приватизации. Наверное, лучше это делать в пользу российских инвесторов. Но все это в будущем, и уж точно не в нынешнем году.


Кстати, глава Сбера Герман Греф в последнее время часто выдает неординарные решения в области стратегии на рынке. Например, на днях было объявлено, что Сбербанк планирует с середины февраля ввести справку подтверждения доходов при выдаче кредитов в произвольной форме, а не только 2-НДФЛ. Это снижение требований, конечно же, расширит круг заемщиков, но сделает кредиты более рискованными. Конечно, таким путем Сбер сможет захватить львиную долю рынка кредитования, которая в условиях кризиса оказалась бесхозной, но кризис — не то время, когда стоит увеличивать риски. Притом, что за прошедший год доля просроченных долгов у Сбербанка, даже при той консервативной политике, которую он проводил в области потребкредитования, выросла вдвое и превысила 4 процента активов.

Поэтому Греф объявил «амнистию» заемщикам, имеющим просроченные долги. С 1 февраля начнется трехмесячная акция по реструктуризации просроченных кредитов, которая, по замыслу Грефа, будет способствовать снижению объема просроченной задолженности. Однако, как показывает практика прошедшего года, такая крайняя мера зачастую не решает проблемы просроченных долгов для банка, а просто прячет их от регулятора на срок, на который рассчитана реструктуризация.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня