Н. Кричевский: Кремлевские триллионы лучше отдать норвежцам

России впору опять приглашать варягов, чтобы навели в стране порядок с деньгами

  
17623
Н. Кричевский: Кремлевские триллионы лучше отдать норвежцам
Фото: Сергей Коньков/ТАСС
Материал комментируют:

Российская казна готовится буквально раздуться от денег. Такой вывод можно сделать из проекта закона «О федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов». Его Минфин опубликовал во вторник, 25 сентября.

Судите сами. В 2019 году, по расчетам денежных властей, профицит федерального бюджета составит 1,932 трлн. рублей. В 2020-м профицит ожидается на уровне в 1,22 трлн., в 2021 году — 0,95 трлн.

Мало того, пересмотрен с позитивную сторону прогноз на текущий год. В законе о бюджете на 2018 год был запланирован дефицит на уровне 1,3% ВВП. Однако, по мнению первого вице-премьера, министра финансов Антона Силуанова, бюджет будет исполнен с профицитом, который может превысить 2% ВВП.

Сверхдоходы настолько велики, что финансовое ведомство даже снизило объем внутренних заимствований. Раньше Минфин планировал разместить ОФЗ в 2019 году на 2,47 трлн. рублей, в 2020 году на 2,421 трлн., в 2021 году — на 2,606 трлн. Теперь объемы упали до 1,705 трлн. рублей, 1,8 трлн. и 1,578 трлн. соответственно.

Парадокс в том, что этот сильнейший денежный фонтан бьет на фоне скромных показателей роста ВВП. В августе НИУ ВШЭ провел опрос 23 профессиональных прогнозистов из России и других стран в рамках ежеквартального исследования «Комментарии о государстве и бизнесе». Обобщенное мнение аналитиков — в 2018 году рост ВВП составит 1,7%, в 2019 году — 1,5%. Откуда при таких показателях денежное изобилие?

Читайте также

Ларчик открывается просто. Когда мы слышим о низких темпах роста, надо иметь в виду: это показатели прироста физических объемов произведенной продукции. Если же учесть, что на нефть и газ резко поднялись мировые цены, и рассчитать ВВП России в текущих ценах, то окажется, что он растет — и очень быстро. По экспертным оценкам, в 2017 году темпы роста ВВП по стоимости составили внушительные 8%.

Разумеется, этот профицит не является заслугой правительства РФ. Это «заслуга» цен на нефть, которые за год повысилась в 2,5 раза, и находятся на чрезвычайно высоком уровне. Плюс — «заслуга» девальвации рубля, которая, по разным оценкам, достигает 40%. Речь идет, в том числе, о скрытой девальвации. Она образуется из-за того, что рубль искусственно удерживается на низком уровне в то время, когда нефть дорожает.

Именно отсюда те 500 млрд. рублей, которые хотел получить в бюджет всего от 14 компаний помощник президента РФ Андрей Белоусов. Отсюда планы рекордно пополнить Фонд национального благосостояния. К концу 2019 года, по расчетам кабмина, фонд достигнет максимального за всю его историю значения — 7,81 трлн. рублей. И далее, как планируется, продолжит увеличиваться: в 2020 году — 11,37 трлн, в 2021 — 14,18 трлн. Наконец, отсюда дополнительные 600 млрд. рублей на повышение в 2019—2021 годах премий и окладов чиновников.

Но власть табуировала тему роста ВВП по стоимости. Ей так удобнее. Потому что с 2013 года доходы граждан падали. И если признать, что темпы роста у нас 8%, со стороны населения немедленно последует вопрос: а почему нам ничего не повышают?!

По идее, экономике РФ требуется кардинальная перестройка. Но триллионы рублей, которые валятся сейчас российской элите на голову, по-прежнему оседают в карманах госбанков и госкорпораций. Либо складываются в кубышку — идут на скупку иностранных долговых бумаг и валюты.

И возникает вопрос: почему сверхдоходы тратятся на что угодно — только не на развитие страны?

— Поднять доходы населения из этих денег, к сожалению, нельзя, поскольку сегодня сверхдоходы есть, а завтра нет, — отмечает доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН Никита Кричевский. — Если госпомощь вслед за сверхдоходами снизится, население начнет протестовать, причем жестко. Замечу, кроме того, что население в любой стране должно само зарабатывать, а не заниматься ожиданием государственных подачек.

Исключение, разумеется, составляют люди пожилого возраста. Но и у них пенсионная система построена на страховых принципах, а не на госпомощи.

Здесь надо понимать: есть нефтегазовый бюджет, либо бюджет от добычи полезных ископаемых, который определяет истинное положение дел в экономике сырьевой страны. Неважно, будь это Россия, Чили (залежи меди) или Австралия (залежи железа). Во всех случаях этот бюджет устроен так: сегодня цены на сырье высокие и денег много, а завтра цены упали, денег нет, и даже возникает потребность в заимствованиях. Другими словами, рассчитывать на стабильное получение высоких доходов в этом случае не приходится.

«СП»: — Почему, когда сверхдоходы у нас все-таки появляются, государство не тратит их на развитие собственной экономики?

— Государство не является экономическим субъектом, и не занимается непосредственно хозяйственной деятельностью. Этим занимаются компании — либо с госучастием, либо частные. И не надо государство отождествлять с экономическим агентом, который может заниматься строительством и развитием заводов и фабрик.

Да, государство может развивать инфраструктурные проекты, а также такие сферы как космос, наука, образование, медицина, где без государства вряд ли обойдешься. Но и только.

А теперь о том, почему эти сверхдоходы не используются внутри нашей страны. Причин тому две. Первая — низкое качество госуправления, то есть, некомпетентность и неэффективность чиновничества. А вторая — отсутствие инвестпроектов внутри страны, под которые можно было бы выделить деньги из бюджета.

«СП»: — Почему же таких проектов нет?

— Наше предпринимательство заточено под получение сверхприбылей — причем здесь и сейчас. А когда разговор заходит о том, чтобы наладить какое-то производство, которое приносило бы прибыль через долгие годы, они не понимают, о чем речь.

Замечу, так было всегда: в конце XIX века, в начале XX-го, в 1990-е, в «нулевые». То же самое происходит сейчас. Яркий тому пример — банкир Сергей Пугачев. Он имел многие проекты, финансировавшиеся из казны. И в итоге с этими деньгами убежал в Лондон.

В 2006 году, напомню, было принято решение о создании Инвестиционного фонда Российской Федерации. Фонду было выделено 200 млрд. рублей, и был брошен клич предпринимателям и коммерсантам, желающим получить дешевое финансирование: приходите, оформляйте свои проекты, получайте деньги и начинайте работать. Так вот, за два года работы фонда из этих 200 млрд. было размещено всего 83 млрд. А вот 117 млрд. остались невостребованными.

То ли проекты были неподходящими, то ли предпринимательский корпус никак не мог понять, чего от него хотят в плане документальной базы. Хотя за незначительную сумму можно было нанять специалистов, которые бы подготовили документы в лучшем виде. То ли бизнесмены испугались контроля со стороны государства — неведомо. Но деньги фонда оказались в основном невостребованными.

Притом значительная часть выданных 83 млрд. бесследно растворилась. Тот же Пугачев взял из фонда 5 млрд. рублей на строительство железной дороги Кызыл-Курагино, которая была необходима для перевозки железной руды. Но в итоге магистраль не была построена, Пугачев сбежал, а дорогу достраивали совершенно другие люди.

Этим во многом объясняется, почему было принято решение прекратить выдачу денег из фонда. Неэффективность использования и воровство этих средств было совершенно чудовищным.

Читайте также

«СП»: — Власти решили, что складывать сверхдоходы в кубышку — надежнее?

— В итоге мы имеем то, что имеем. Мы имеем огромные сверхдоходы, необходимость переустройства национального хозяйства, и возможную помощь со стороны государства. Но не имеем людей, которые бы могли за это дела взяться.

То есть, теоретически они где-то есть. Но на практике в большинстве случаев на тендеры претендуют предприятия с уставным капиталом в 10 тысяч рублей. Которые, получив аванс, норовят раствориться.

Так было, повторюсь, на протяжении многих лет. Опасаясь повторения этого варианта и разбазаривания, правительство приняло решение складировать деньги в кубышку.

Каким образом оно будет заниматься этим сейчас — большой вопрос. Просто потому, что вкладывать деньги в американские долговые бумаги опасно. Остается вариант Глобального государственного пенсионного фонда Норвегии. Который занимается инвестированием в ценные бумаги по всему миру, и возникающие дополнительные потребности норвежского бюджета покрывает за счет прибыли — процентов от инвестиций.

«СП»: — Почему у нас до сих пор этого не делается?

— По той же причине — нет компетенции и желания этим заниматься. Нет людей, которые могли бы что-то подобное сделать.

Было бы неплохо — в качестве варианта — поручить размещение наших сверхдоходов тем же норвежцам. В нынешней ситуации, я считаю, это было бы лучшим выходом. Но, как известно, у русских собственная гордость. И они никогда в жизни не допустят, чтобы нашим национальным благосостоянием управляли специалисты из «невзрачной» Норвегии.


Экономический кризис: Глава ФАС считает российскую экономику полуфеодальной

Новости экономики: В Сбербанке подтвердили отток миллиарда долларов в августе

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Судаков

Политолог-американист, профессор Академии военных наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня