18+
пятница, 2 декабря
Экономика

Медведев позвал в Россию венчурные фонды из США

Правда, вкладывать деньги им в России некуда

  
47

Президент Дмитрий Медведев 25 мая встретился с руководителями ведущих венчурных фондов США. Он призвал их инвестировать в Россию, потому что венчурного капитала в стране катастрофически не хватает. Представители венчурных фондов США ждут серьезных и положительных результатов от своего визита в Россию, заявила РИА «Новости» президент ассоциации AmBAR Анна Дворникова. Эта ассоциация привезла в Россию глав ведущих венчурных фондов США, в управлении которых находятся более чем 60 млрд долларов. Однако никаких конкретных решений по итогам встречи не принято, все разговоры, как всегда, свелись к абстрактному обсуждению перспектив инвестирования в инновационный бизнес в России.

«Очевидно, что рынок венчурного капитала в России развит очень слабо. Существует тенденция увеличения расходов отечественных капиталов на исследования, научные разработки, но венчурного — рискового капитала в нашей стране не хватает», — заявил Дмитрий Медведев на встрече с американцами. По его словам, сейчас в России действует 20 венчурных фондов общим объемом капитала около 2 млрд долларов. «Если сопоставлять это с американскими возможностями, да и не только американскими — это почти ничего. И, конечно, мы хотели бы всячески способствовать развитию такого рода бизнеса», — пояснил президент.

Судя по всему, юрист Медведев довольно смутно представляет, что такое венчурное инвестирование. По определению известного британского финансового эксперта Майкла Бретта, такое инвестирование требуется предприятиям, которые слишком велики, или которые слишком быстро растут, чтобы существовать за счет банковских кредитов, но все еще малы, для того, чтобы привлекать капитал на фондовой бирже. Чтобы удовлетворить их потребности в финансировании и создаются фонды венчурного капитала, многие из которых являются «дочками» ведущих мировых инвестбанков.

Типичный венчурный капиталист вкладывает деньги только в растущий бизнес, или финансирует выкуп акций перспективной компании ее менеджерами — в обмен на часть акционерного капитала. Причем отдельные фонды редко хотят получить контроль над компаниями, которым они помогают, поэтому чаще всего они финансируют предприятия «в складчину», осуществляя так называемое «синдицированное» финансирование. Однако бизнес по выкупу развивающихся компаний может оказаться как успешным, так и неудачным, поэтому венчурные фонды стремятся к достаточно высоким — до 30% - доходам, чтобы компенсировать свои риски. И начинающие предприниматели соглашаются уступить значительную часть своей собственности в обмен на деньги, необходимые им для дальнейшего развития, но в будущем — в случае успеха бизнеса, они имеют возможность выкупить эту долю обратно. Правда, уже за гораздо большие деньги. Да и сами венчурные капиталисты, как правило, стараются превратить свою долю в успешном предприятии в деньги уже через 3−5 лет.

Венчурные капиталисты — люди конкретные, и по идее, на встрече должны были прозвучать не просто призывы и приглашения в Россию, а названия вполне определенных, бурно развивающихся инновационных компаний, в которые они могут вложить свои деньги. Но ничего подобного не произошло, видимо, потому, что таковых компаний в стране не имеется, или президенту о них ничего не известно. Поэтому, руководители американских венчурных фондов были, скорее всего, разочарованы встречей.

«Для того, чтобы заинтересовать отечественными инновациями профессиональных венчурных инвесторов, нужны не только специальные гарантии прав на интеллектуальную собственность, которых в России фактически не существует, но и гарантии защиты прав собственности вообще, — поясняет член Совета директоров государственной Российской венчурной компании, ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. — В России собственники все еще боятся: во время приватизации многих предприятий были допущены нарушения закона, и власть, при желании, может отобрать активы даже у тех владельцев, которые купили их уже на рынке у предыдущих собственников, и не участвовали в незаконном разделе. Поэтому до сих пор российские политические риски остаются слишком высокими даже для таких азартных игроков, как американские венчурные капиталисты. Кроме того, венчурные контракты, связанные с интеллектуальной собственностью, можно заключать и исполнять только в „белом секторе“ экономики. Как показывают исследования, чем сложнее венчурный контракт, тем эффективней оказывается инвестиция. Но в „сером секторе“, куда государство заталкивает российский бизнес своим регулирующим и налоговым бременем, заключать подобные юридические контракты бесполезно», — считает эксперт.

Судя по всему, президенту и об этом неизвестно — он призвал иностранных инвесторов «способствовать улучшению образа России в глазах их коллег». Однако американские инвесторы на встрече говорили о том, что имидж России в мире негативный, многие бизнесмены до сих пор живут представлениями о России 90-х годов.

«Это, безусловно, проблема. Мы заинтересованы в том, чтобы ее разрешить, — согласился Медведев. — Конечно, мы должны делать это сами, но кое-что зависит и от вашей позиции. Если вы считаете, что, как минимум, ситуация в России изменилась, то ваши слова, ваш опыт, ваше общение с коллегами — это лучшее, что может быть, потому что словам государства бизнес верит не всегда, не только в России — то же самое в Америке». Кроме того, президент выразил надежду, что привлечению венчурного капитала в Россию помогут кризис и жесткая политика, которую проводят правительства ряда государств в отношении собственных финансистов. «Поэтому мы всех, кто страдает у себя дома, приглашаем в Российскую Федерацию», — передает обращение Медведева агентство РИА «Новости».

Между тем, американские венчурные капиталисты остались довольны тем, что встреча с российским президентом проходила «в дружелюбном ключе и рабочей дискуссии». «Будучи инвестором в различных странах мира, я полагаю, что Россия имеет многие структурные преимущества уже сейчас, — заявил на встрече партнер-основатель фонда Siguler Guff & Company Дрю Гафф. — Например, мне кажется, все присутствующие здесь американцы могли только мечтать, чтобы у них был „плоский“ налог».

А партнер-основатель фонда JK&B Capital Дэвид Кронфельд добавил, что все его коллеги в США, с которыми он общался, признают, что «Россия когда-нибудь станет центром притяжения, центром развития высоких технологий». По его мнению, вопрос не в том, сможет ли Россия это сделать, а в том, как и когда ей это удастся.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня