Экономика

Е. Гонтмахер: Голода в России не будет, но уровень жизни людей упадет

В стране растут «психопатические настроения», вызванные угрозой продовольственного кризиса

  
1284

Как прежде «призрак коммунизма», сейчас по Европе бродит призрак голода. Темы пожаров, засухи в России и эмбарго на экспорт зерна не сходят со страниц европейской прессы. Например, лондонская газета Independent предупреждает, что мир должен готовиться к кризису на товарных рынках и росту инфляции. «Прогнозируемый рост цен на пшеницу и ячмень ударит по семейным бюджетам и способен привести к повышению банковской учетной ставки», — пишет издание.

В том же ключе высказывается и другое лондонское издание — Financial Times, которое заявило об угрозе повторения событий 2008 года, когда нехватка зерна привела к социальным потрясениям в ряде развивающихся стран. «В нынешнем году вновь начали резко расти цены, в первую очередь на пшеницу. На минувшей неделе они еще больше увеличились после того, как Россия ввела запрет на экспорт зерна до конца текущего года. Очередной продовольственный кризис не исключен», — предупреждает газета.

И только российские власти не унывают. Объективных причин для роста цен на хлеб в этом году нет, заявил в четверг президент Дмитрий Медведев. Однако, как свидетельствуют факты, цены на хлеб, по крайней мере, в московских магазинах, «субъективно» растут. По словам президента, причина кроется в том, что иногда рынок развивается по своим законам — «люди начинают волноваться, возникают психопатические сценарии».

Министр сельского хозяйства Елена Скрынник даже поторопилась объявить, что «голода точно не будет», хотя об этом никто разговоров, в общем-то, и не вел. Зато после этого люди стали скупать в магазинах муку, сахар, крупы и соль. В общем, все идет по тому самому «психопатическому сценарию», о котором предупреждал Медведев.

Так будет ли голод в России?- спросила «СП» у заместителя директора Института экономики РАН Евгения Гонтмахера.

— Конечно, голода в России не будет. Но все эти катаклизмы могут привести к тому, что малообеспеченному населению России придется перейти на более дешевые и менее качественные продукты, есть меньше мяса и молочной пищи. Потому что, даже если правительство начнет держать цены на какие-то продукты, в условиях российской квазирыночной экономики это приведет лишь к тому, что они начнут исчезать с прилавков или становится редкостью. Например, продавцы не будут брать дешевое молоко, на которое цены регулируются, а станут продавать только дорогое — нерегулируемое. И чтобы купить дешевый хлеб, нужно будет побегать по магазинам.

«СП»: — А остальные — нерегулируемые цены повысятся?

— Безусловно. Цены будут двигаться вверх по рыночным принципам, и все эти разговоры о том, что стоимость продуктов не вырастет, пустые. Тем более, что в российской торговой системе силен монополизм, поэтому вероятность повышения цен большая. К тому же, все говорят про неурожай пшеницы, и забывают о том, что в России в этом году не уродилась и картошка — второй хлеб россиян. То же самое, скорее всего, будет и с урожаем капусты, морковки и прочих овощей. Плюс, неурожай кормовых, который приведет к тому, что с молоком и мясом будут проблемы. Все это вызовет объективный рост цен, и никакие административные методы в рыночной экономике от этого не спасут.

«СП»: — Почему же тогда правительство так уверенно говорит, что роста цен не будет?

— Правительство просто успокаивает народ — в этом его функция. На самом деле, малообеспеченные люди уже пострадали, особенно в регионах, хотя бы потому, что в этом году нет грибов и ягод. Для многих российских семей сбор грибов и ягод был большим подспорьем и для личных нужд, и для продажи. Другой пример — в нынешнем году катастрофа со сбором меда. Может быть, для населения в пределах Садового кольца это непонятно, но многие россияне уже ощутили последствия засухи на своем семейном бюджете и на столе. Еще раз повторю: катастрофы не будет, но уровень жизни малообеспеченных россиян пострадает — я в этом не сомневаюсь.

«СП»: — Это связано с тем, что у малообеспеченных гораздо больше доходов идет на питание?

— И с этим тоже, но главное в том, что для этой категории населения хлеб, картошка, овощи и молочные продукты составляют значительную долю рациона. Поэтому показатель инфляции для малообеспеченного населения должен рассчитываться отдельно, а у нас считают, складывая все вместе, и получается среднестатистический результат, который мало о чем говорит. К примеру, даже минимальный набор продуктов питания по этому году растет в стоимости быстрее, чем показатель инфляции. Сейчас накопленная инфляцию составляет 6%, а рост стоимости набора продуктов 8−10%.

«СП»: — Президент заявил, что объективных причин для роста цен на хлеб нет, а цены растут. Это работа спекулянтов?

— Конечно, здесь помогли и спекулянты, и ценовой сговор поставщиков и продавцов. Ведь у каждого хлебокомбината и булочной не поставишь контролера.

«СП»: — А эмбарго на экспорт зерна не повлияло на рост цен?

— Это вопрос сложный. Во-первых, нужно понимать, что мы продаем на экспорт в основном фуражное зерно, которое идет на корм скоту, а зерно твердых сортов для производства хлеба мы завозим из-за рубежа. Причина в том, что такое зерно у нас мало где растет. А после того, как правительство запретило экспорт, цены на зерно на мировых рынках растут, в результате мы будем закупать его дороже, производители это знают и заранее компенсируют издержки. Таким образом, с одной стороны, эмбарго поддержало внутренний рынок — фуражное зерно пойдет на корм отечественному скоту, которому оно сейчас нужно, а с другой — производство хлеба станет дороже.

«СП»: — Продукты на полках все больше становятся импортными, это не опасно?

— Действительно, сейчас в стране происходит импортный бум, особенно в отношении товаров народного потребления и продовольствия, и это очень опасная ситуация. Она является отражением структуры нашей экономики: экспортируем мы по-прежнему сырье, а импортируем практически все товары для жизни населения. И даже хлеб и молоко в России производятся из импортного сырья. То есть, сейчас мы полностью зависим от зарубежных стран в обеспечении населения самым необходимым, а это рискованная зависимость.

«СП»: — Можем импортировать мировой продовольственный кризис, если он случится?

— Конечно, если цены на продукты в мире вырастут, то это ударит и по российскому потребителю. Тем более, если рубль будет слабеть, ведь мы покупаем товары на мировом рынке в долларовых ценах. Центробанк уже сейчас вынужден удерживать рубль от падения, покупая на валютном рынке по 4 млрд долларов каждую неделю.

«СП»: — Инфляция станет двухзначной?

— Не думаю, в этом году вряд ли. Правительству удастся удержать официальный показатель инфляции на уровне 8−8,5%, потому что даже если будет 9,5%, то всем станет ясно, что что-то идет не так. Ну а что будет в следующем году — никто не знает.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня