18+
суббота, 3 декабря
Экономика

Наталья Зубаревич: ФСБ против засухи — не лучший инструмент

Цены на продукты растут, потому что опускать их для российских бизнесменов «западло»

  
6

В четверг, 26 августа в Генпрокуратуре России прошло совещание Межведомственной рабочей группы по противодействию преступлениям в сфере экономики, на котором было принято решение остановить рост цен на продукты питания любой ценой. За дело взялись чиновники Минэкономразвития, Минсельхоза, ФАС, Роспотребнадзора, и даже МВД, ФСБ и Финразведки. Ситуация в сфере ценообразования на основные продукты питания контролируется, заверила Генпрокуратура. Конечно, их рвение похвально, вот только сдерживать рост цен в рыночной экономике нерыночными методами не получится.

Напомним, что еще в начале августа на совещании, где обсуждалась ситуация на рынке зерна, президент Дмитрий Медведев поручил всем контролирующим органам не допустить роста цен на основные продукты питания. А 12 августа Медведев в своем микроблоге Twitter написал, что правительство будет отвечать за ежедневный мониторинг и контроль ценовой политики по ключевым товарам: муке, хлебу, молоку. Но цены продолжают расти, как ни в чем ни бывало.

К примеру, по данным ФАС, рост отпускных цен на молочную продукцию с начала августа составил в среднем 3−18% в зависимости от ассортимента. Повышение вызвано ростом цен на сырое молоко, вслед за которым переработчики повышают свои отпускные цены. Однако ФАС считает, что «по некоторым товарным группам существуют признаки сговора на агропродовольственном рынке». И в случае выявления фактов сговора или злоупотребления доминирующим положением, грозит применять жесткие меры. В качестве таких мер будут применяться оборотные штрафы, а за нарушение конкуренции на рынке виновному бизнесмену грозит лишение свободы на срок до 3 лет с возможной дисквалификацией, напоминает ведомство.

О том, почему растут цены на продукты в России, «СП» рассказала директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.

— Единственное, что остается сделать правительству для ограничения роста цен — зафиксировать по принудительной договоренности стоимость корзины продуктов первой необходимости из 22 наименований, утвержденной законом. Но это все не более чем имитация бурной деятельности, потому что в рыночной экономике фиксация цен невозможна в принципе. Можно лишь проводить какие-то «пиар-акции» в виде договоренностей с бизнесом, что на некоторые виды продуктов торговая наценка будет минимальная.

«СП»: — Выходит, цены растут в основном из-за торговой наценки?

— Нет, в том то и дело, что рост цен во многом происходит по объективным причинам. Например, первыми стали дорожать крупы по причине неурожая зерна. Причем здесь торговая наценка? Сейчас растет в цене молоко — по причине дефицита фуражных кормов и возможного сокращения поголовья молочного скота. И тоже объективно.

«СП»: — Значит, себестоимость товаров растет объективно?

— Другое дело, что в России цены прыгают, как правило, независимо от реального увеличения себестоимости товаров. В нормальной рыночной экономике, где действует закон конкуренции, как только форс-мажорная ситуация уходит, цены должны падать. У нас же экономика ненормальная — олигопольная, поэтому цены до сих пор не падают, несмотря на стабилизацию ситуации, или падают очень медленно, как в случае с мукой.

«СП»: — Говорят, в России большой процент импорта, потому и цены растут?

—  Нет, не очень большой: по молочным продуктам у нас 12−15% импорта, а по мясу — 30%. Однако в Москве, например, доля импортных товаров гораздо выше, чем в целом по России, поэтому цены начинают расти с крупных городов. К тому же импорт подорожал еще около года тому назад, когда прыгнул вверх евро, а сейчас в Европе цены, насколько мне известно, почти не растут. Единственное — увеличились цены на зерно и то, только после того, как Путин сделал очень умное заявление, что мы закрываем экспорт. Но наша доля на мировом рынке продуктов от силы 10−12%, а в остальных странах — поставщиках урожай в этом году нормальный.

«СП»: — И все-таки, спекулятивная составляющая в росте цен в России присутствует?

— Я думаю, что основная причина — это все же засуха, правда, на этом очень хорошо играют перекупщики, но эти «пиар-акции» правительства вряд ли смогут их остановить.

«СП»: — А как же новый закон о торговле, который разрешает правительству регулировать рост цен?

— Это нормальный инструмент, если, конечно, его не станут использовать в коррупционных целях. Однако в законе сказано, что правительство может зафиксировать цены, если они вырастут как минимум на 30% за месяц. Но такого роста, как мы видим, не происходит — спекулянты тоже читают законы, и не дают повода для вмешательства в процесс ценообразования на рынке. К тому же, ФСБ против засухи — не лучший инструмент. Этот год форс-мажорный, и его просто надо пережить.

«СП»: — Значит, все эти совещания и заявления властей бесполезны?

— Мы видим, что пока эти «страшилки» никакого результата не дали. Скорее всего, теперь начнут вызывать «на ковер» крупных производителей и продавцов и делать им предложения, от которых трудно отказаться. Как это было в свое время с ростом цен на бензин. Правда, в отличие от бензинового рынка, где у нас 7−8 «крупняков», на рынке зерна работают десятки. Их труднее контролировать, и, на мой взгляд, вообще эту ситуацию трогать не нужно — будет только хуже. Здесь лучше всего помогать субсидиями тем, для кого это повышение цен критично — через социальные сети. Если у правительства есть заначка, раздавайте малоимущим. А привлекать для регулирования цен милицию — чистый пиар, ничем кроме коррупции это не закончится.

«СП»: — ФАС заявила, что обнаружила признаки сговора среди продавцов. Как вы думаете, удастся это доказать?

— Пускай попробуют доказать, теоретически это возможно. Но даже если все крупные производители одномоментно повышают цену, это вовсе не обязательно сговор. Просто, российский бизнес весьма специфический, в нем действует такое правило: поднимать цены, так всем сразу, а опускать цены «западло». Кроме того, российский рынок не просто монополизированный, он еще и олигопольный, к тому же, находится под адским коррупционным давлением чиновников. Какой рынок — таковы и результаты.

«СП»: — Откуда в России взялось такое «бизнес — правило»?

— Это называется даже не сговор, а «инстинкт толпы». Этот инстинкт у российского бизнеса очень силен, он является признаком раннего капитализма, который боится опоздать и не сорвать свой куш. А репутационная составляющая на российском рынке весьма незначительна. Репутацией компании наши бизнесмены не особо дорожат, главное для них — заработать деньги. Вообще-то, подобное происходит не только в бизнесе — это национальная черта российского характера. Потому инфляция будет больше запланированной, это точно. А на сколько — увидим…

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня