Экономика

Яйца разгоняют инфляцию

Рост потребительских цен может вызвать «маленький бунт» среди малоимущих россиян

  
46

Рост потребительских цен за неделю с 31 августа по 6 сентября снова ускорился до 0,2%, после замедления до 0,1% на предыдущей неделе. Такой рост произошел благодаря большому скачку цен на яйца и гречневую крупу. А с начала года инфляция набрала уже 5,6%, говорится в материалах Росстата.

За прошедшую неделю цены на яйца выросли на 13,7%, гречка подорожала на 8,7%, пшено — на 2,7%, мука, сахар-песок, подсолнечное масло выросло в цене на 1,1−1,5%. А из молочных продуктов на 1,1−1,3% подорожали сметана, молоко, творог и сливочное масло.

Плодоовощная продукция в среднем подорожала на 0,2%, и больше всего выросли цены на картофель — на 1,8% и яблоки — на 0,6%. При этом нужно учитывать, что обычно в сентябре цены на овощи снижаются, а потребительская инфляция держится на нуле.

Минэкономразвития связывает такое аномальное «природное явление» с засухой, и повышает свой годовой прогноз по росту потребительских цен до 7−8%, наиболее вероятной считая инфляцию на уровне 7,5−7,8%.

Росстат считает по своим счетам

По данным Росстата, за август цены на продовольственные товары выросли всего на 0,6%. Но в реальности продукты на полках магазинов подорожали на 20−60%, не обращая внимания на скромные цифры Росстата. Для того, чтобы выяснить, почему происходит такая нестыковка цифр и насколько вырастут цены в нынешнем году, «СП» побеседовала со старшим научным сотрудником Центра развития ГУ-ВШЭ Максимом Петроневичем.

«СП»: — Правительство повысило прогноз по инфляции с 6 до 7,8%, эксперты говорят о 9%, а вы как считаете, сколько будет по итогам года?

— Я считаю, что инфляция, однозначно, превысит показатели правительства. По самым оптимистичным ожиданиям, она будет на уровне 9%, но не исключено, что перейдет и на двухзначные числа. Все зависит от эффективности действий правительства.

«СП»: — Почему цифры роста потребительских цен Росстата отличаются от тех, что на ценниках?

— Столь низкие показатели потребительской инфляции Росстата на фоне 20−30-процентного роста цен объясняются особенностями расчета. Дело в том, что в потребительской корзине Росстата продукты занимают всего лишь около 30%, и из них треть составляют мясо и мясопродукты, которые практически не подорожали. А около 5% занимает алкоголь, который тоже остается в прежней цене. В итоге, на круг получается такая маленькая цифра потребительской инфляции.

«СП»: — Говорят, для малообеспеченных граждан инфляция растет быстрее?

— Конечно, например, у пенсионера доля продовольственных товаров может составлять не 30%, а все 70%. Понятно, что для него эти цифры будут совсем другими. А для обеспеченных людей доля продовольствия гораздо меньше 30%, и они роста цен просто не замечают. Но Росстат не учитывает эту разницу и считает потребительскую инфляцию в среднем. Поэтому, я думаю, что если правительство не предпримет никаких мер, то не смотря на низкие показатели потребительской инфляции, можно ожидать «маленького бунта» со стороны пенсионеров и прочих малоимущих слоев населения.

«СП»: — А разницу цен в разных городах он тоже не учитывает?

— Росстат считает инфляцию по всем регионам России. Однако, к примеру, цены на гречку выросли не во всех регионах одинаково, там, где ее производят, они почти не росли или выросли совсем немного. В итоге общий показатель роста цены на гречку получился не такой большой, как в реальности. И точно такая же история со всеми остальными продуктами.

«СП»: — Хорошо, с гречкой был неурожай, а что у нас случилось с яйцами?

— Это сезонный эффект, который давно известен. Как это ни странно, куриное яйцо очень дешево стоит весной и летом, а осенью и зимой дорожает. Просто в нынешнем году на сезонное подорожание наложился еще и эффект общего ажиотажа с продуктами и рост получился гораздо больший.

«СП»: — Кудрин заявил, что психоз с ростом цен на продукты отразится и на стоимости непродовольственных товаров, вы с этим согласны?

— Опыт двухлетней давности, когда была похожая ситуация с ценами на продовольствие, не привел к росту цен на непродовольственные товары. Предложение этих товаров не зависит от урожая, они являются воспроизводимыми, и расти в цене не должны. Единственное, что может повыситься, это цены на услуги: главный фактор роста цен на них - расходы на заработную плату, а люди, которые работают парикмахерами, таксистами и так далее, будут требовать повышения зарплаты в связи с ростом продуктовых цен.

В России все спокойно

В связи с вышесказанным, возникает простой вопрос: неужели аналитики Росстата не понимают, что их статистика, мягко выражаясь, мало о чем говорит правительству, и чиновникам Минэкономразвития в частности, которые на ее основе должны делать экономические прогнозы? Ведь качество статистики обязательно отразится на качестве прогнозирования, которое и без того оставляет желать лучшего. Об этом «СП» спросила известного экономиста Михаила Делягина, который в девяностые годы занимал ключевые должности в государственной экономике, а теперь возглавляет независимый экспертный Институт проблем глобализации.

— Экономическое прогнозирование у нас обусловлено политически, поэтому его как такового нет, либо оно очень низкого качества, — пояснил Михаил Делягин. — Например, во время острой фазы кризиса в начале прошлого года экономический прогноз Минэкономразвития пересматривался раз в две недели. А Росстат прогнозирует лишь то, что ему скажут — на это ему и выделяются государственные деньги. Конечно, возможности для инициативы у него есть, но они весьма ограничены. На самом деле, еще в 2002—2003 годах показатель инфляции в стране стал заметно реагировать на слова президента, и как только он заикался о ее нежелательном росте, инфляция падала.

Действительность такова, что как только чиновник начинает объективно говорить о том, что происходит в экономике, а тем более о том, что может произойти, его тут же выгоняют с работы. Потому что он вступает в противоречие с экономической политикой правительства. Еще в 1997 года было сказано (эти слова приписываются Чубайсу), что в силу специфики нашей политики любая аналитика носит антигосударственный характер. Характер российских реформ был и остается таков, что профессионалы из государственной экономики выдавливаются или замолкают. Грубо говоря, если вы работаете на скотобойне, вам не нужны среди сотрудников экологи и борцы за права животных. Перефразируя это — российской экономической реформе оказались не нужны и даже вредны специалисты. И результаты на лицо…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня