18+
четверг, 8 декабря
Экономика

Кудрин похвалил себя за проделанную работу

Россия лучше чем «большая восьмерка»… но хуже стран БРИК

  
2

В кризис Россия оказалась лучше стран «большой восьмерки» по качественным показателям бюджетной политики, которая была более эффективной, заявил министр финансов Алексей Кудрин на пленарном заседании Госдумы, посвященном оценке антикризисной программы правительства.

«Когда говорят — у вас падение экономического роста, я могу ответить: Россия имеет несовершенную структуру экономики, в которой высока доля нефтегазового сектора, оказавшегося самым уязвимым в кризис, но благодаря мерам антикризисной поддержки мы сохранили социальные обязательства, а в некоторых случаях увеличили их», — объяснил он.

В результате, сделал вывод Кудрин, «по качественным показателям бюджетной политики мы выглядим лучше по сравнению с другими странами, даже со странами G8». Вот уж действительно: сам себя не похвалишь, никто тебя не похвалит. Потому что со стороны экспертов ничего позитивного в адрес антикризисной политики правительства пока не наблюдается.

Хуже БРИК — только БИК

В кризис ВВП России обвалился гораздо больше, чем у стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай). Во втором квартале 2009 года сокращение ВВП России составило в годовом измерении 10,9%. Такого не было ни у одной из стран, которые принято относить к мировым лидерам. А про инфляцию и вовсе говорить нечего — в большинстве развитых и развивающихся стран из-за кризиса рост цен вообще остановился или даже снижался. Что абсолютно логично: снижение спроса должно вести, по крайней мере, к остановке инфляции. В России же рост цен происходил потому, что правительство упорно повышало тарифы госмонополий, а следом за ними подтягивались и остальные цены.

К российскому уровню роста потребительских цен из стран БРИК ближе всего лишь Индия, где инфляция составила 9,3%. Но индийская экономика росла даже в кризис — отсюда и инфляция, а в России были два «удовольствия» сразу — и самая высокая инфляция, и самый большой экономический спад. Помнится, мировые эксперты даже предлагали исключить Россию из стран БРИК за её слабые показатели, и оставить в «передовых» только БИК. И тут возникает вопрос: почему при таких золотовалютных резервах и таком огромном стабилизационном фонде произошел такой чудовищный обвал?

По словам Кудрина, деньги Резервного фонда «оказали поддержку базовым отраслям страны и банкам, а также удержали социальные расходы на достаточном уровне». Насчет «социальных расходов» на пенсии — это верно, да вот только реальные цены продуктов и услуг в стране выросли гораздо больше, чем дополнительные пенсионные проценты.

А господдержка правительства до реального сектора практически не дошла, утверждают эксперты. Например, первый исполнительный вице-президент РСПП Александр Мурычев рассказал «СП»: «На антикризисную поддержку российское правительство затратило почти столько же, сколько потратили США. Это очень много для такой небольшой экономики, как российская. К тому же, например, в Евросоюзе половина антикризисных денег была выделена предприятиям в форме гарантий по кредитам — такая форма госпомощи очень эффективна. У нас же гарантийные средства составляли всего — ничего, а основная помощь выделялась „живыми“ деньгами через госбанки. В итоге потом правительство и Центральный банк упорно искали, на что ушли эти средства. Правда, затем позиция госструктур в отношении банковских учреждений и контроль за их деятельностью стали ужесточаться, но с этим регуляторы явно запоздали. Хотя, конечно, лучше поздно, чем никогда. Однако многие представители бизнес-сообщества говорят, что реальная госпомощь до них так и не дошла, „живых“ антикризисных денег мало кто видел. Проблема — в недостаточной детальной проработке механизма поддержки, отсутствии системных мер».

Плохо и то, что эта поддержка касалась только «стратегических» — крупных предприятий, а малый и средний бизнес практически ничего не получил. За прошлый год инвестиции в крупные предприятия упали всего на 5% процентов, а в малые и средние — на 35%. Это значит, что господдержка среднего бизнеса была недостаточной, и в этом главный минус антикризисной программы. Таким образом, можно констатировать, что антикризисные действия правительства были направлены в основном на спасение крупного бизнеса, а компании среднего и малого фактически остались без поддержки, предоставленные сами себе. И результат налицо…

Рейтинг горю не поможет

«В период кризиса у нас не только не был понижен рейтинг, но мы ожидаем в ближайшие один — два года повышения кредитного рейтинга России», — гордо заявил Кудрин. Кроме того, министр финансов ожидает увеличения иностранного капитала. По его мнению, инвесторы увидели и оценили меры, предпринимаемые правительством по поддержке финансовой системы и крупных компаний

Впрочем, подобный экономический оптимизм Кудрина не разделяют эксперты ведущего мирового рейтингового агентства Fitch, которые считают, что сейчас Россия выглядит хуже не только «большой восьмерки», но и своих коллег по БРИК. Как прогнозирует старший директор Fitch Эдвард Паркер, экономика России вряд ли будет расти больше 4% в год. По его мнению, чтобы улучшить свой рейтинг, Россия должна ужесточить налоговую и бюджетную политику, сократить зависимость от цены на нефть, продолжить укрепление внешнего баланса и провести крупные структурные реформы. «Самый крупный риск в России — это существенное продолжительное падение цен на нефть», — констатировал глава Fitch.

По мнению экспертов, в случае «второй волны» рецессии в мировой экономике, средств на поддержку у российского правительства может уже не оказаться, потому что цены на нефть смотрят вниз. Впрочем, Минфин к этому готов. «Не исключено, что в ближайшие два-три года цены снизятся до 40−50 долларов за баррель. Если такое произойдет, то мы будем финансировать дефицит бюджета за счет заимствований», — бодро объявил директор департамента Минфина Вадим Максимов на ежегодной конференции Fitch Ratings. Но ведь если падение цены на нефть все же произойдет, то рейтинги России, по причине ее исключительно сырьевой экономики, мировыми агентствами будут снижены. И тогда зарубежные займы станут просто «золотыми» из за процентов, как это уже было в девяностых годах.

В общем, единственным положительным фактором антикризисной политики правительства можно назвать небольшой госдолг России. Но и он вызывает сомнения у экспертов.

К примеру, по мнению директора по макроэкономике ГУ-ВШЭ Сергея Алексашенко, рост внешнего долга России уже вызывает опасения. Другая опасность — рост импорта, который приводит к сокращению положительного баланса торговых операций России (экспорта по отношению к импорту) и, соответственно, к снижению поступления валюты в страну. Стоимость импорта в августе выросла на 62% в годовом выражении, а положительное сальдо только за месяц уменьшилось с 11 до 8 млрд долларов. Причиной стало повышение цен на импортные продукты из-за угрозы продовольственного кризиса в мире.

Нужно иметь в виду и рост всего совокупного национального долга России, главной составляющей которого является внешний корпоративный долг. К концу 2010 года он приблизится к 134% ВВП, что будет заметно выше всех финансовых резервов государства. Следует учитывать и быстрый рост внутреннего госдолга в 2008 — 2010 годах, в связи с необходимостью финансирования расходов федерального бюджета. А это поставит под угрозу банкротства Сбербанк, Внешторгбанк и ВЭБ, которые являются держателями более 80% государственных облигаций.

Словом, ничего хорошего про Курина, никто кроме самого Кудрина сказать не может. Правда, американцы назвали его «лучшим министром финансов развивающихся стран», но это ж было до кризиса…

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня