18+
понедельник, 5 декабря
Экономика

Второе издание гайдарономики

Зампред ЦБ Улюкаев предлагает бороться с дефицитом бюджета за счет пенсионеров

  
24

Хватит проедать бюджетные деньги, Россия должна сократить все «лишние» социальные расходы — наследие социализма, чтобы избавиться от дефицита бюджета и направить высвободившиеся средства на развитие экономики, пишет первый зампредседателя Центробанка Алексей Улюкаев в своей статье «Глобальная нестабильность и реформа финансовой сферы России» в журнале «Вопросы экономики». По его словам, такие меры вполне вписываются в «глобальные тренды», но к счастью, они пока не вяжутся с политикой власти. По крайней мере — на словах, а как на деле — давайте посмотрим.

Экономика должна быть экономной

Этот хорошо забытый лозунг времен упадка социализма сегодня выглядит вполне ново. Однако в устах генсека Леонида Ильича Брежнева на XXVI съезде КПСС он означал вовсе не сокращение социальных гарантий населению со стороны государства. Тогда предлагалось экономить бюджетные деньги, которые направляются в производство, сейчас же его смысл изменился на диаметрально противоположный.

Зампред Улюкаев и его советник Михаил Куликов предлагают революционные для российского бюджета меры, которые называют странным словосочетанием «фискальное таргетирование». В связи с этим сразу вспоминается не менее странное «инфляционное таргетирование», которое Улюкаев уже не первый год грозится ввести в монетарную политику Центробанка.

Как сообщает информагенство РБК, под этим имеются в виду следующие меры. Бюджетный дефицит нужно жестко ограничивать. В частности, индексацию пенсий сверх уровня инфляции предлагается прекратить, а пенсионный возраст повысить. Кроме того, власть должна отказаться от ответственности за социальные стандарты по всей территории страны, существенно сократить межбюджетные трансферты и вернуться к бюджетному федерализму, короче говоря — предоставить регионы самим себе. В итоге можно смело предположить, что две трети страны будут жить за чертой бедности. Предельный размер социальных расходов, считает Улюкаев, нужно закрепить законодательно — либо в рублевом выражении, либо в процентах от ВВП. Правда, не указывает желаемый размер процента.

В оправдание такой жесткости по отношению к малоимущим Улюкаев приводит довод, что к подобной непопулярной политике сегодня вынуждены прибегнуть многие развитые страны. К примеру, ужесточение фискальных мер предприняли в нынешнем году такие европейские страны, как Испания и Греция, заморозившие зарплаты бюджетникам в рамках европейской программы сокращения бюджетных дефицитов. Но, во-первых, их бюджетные дефициты зашкаливали за 20%, а российский составляет всего 5,4% ВВП, что по экономическим меркам вполне допустимо. А во-вторых, урезание бюджетов не касалось индексации других социальных программ.

Спору нет, с точки зрения чисто финансовой науки — монетаризма, зампред Центробанка говорит все абсолютно правильно — в точности по рецептам Международного валютного фонда. Ну а то, что бюджетные проблемы при этом решаются за счет населения, и в первую очередь его самой незащищенной — малоимущей массы, видимо, его не волнует.

Дорогой Гайдара идете, товарищи?

Пока заявления других властей, слава богу, противоречат «сентябрьским тезисам» Улюкаева. Против повышения пенсионного возраста активно выступает глава Минздравсоцразвития Татьяна Голикова: по ее мнению, это лишь временно «разгрузит бюджет», но в дальнейшем приведет к еще большему росту социальных обязательств. А пенсии, по заявлениям премьер-министра Владимира Путина, в 2010 году повышаются на 46%, и еще на 9% в 2011 году.

К тому же, при утверждении бюджета на «трехлетку» на заседании правительства премьером было объявлено, что первой задачей власти станет сохранение социальных гарантий населению. Но и здесь возникают некоторые подозрения, что слова власти иногда расходятся с делами. К примеру, зарплаты учителям, врачам и прочим бюджетникам в 2011 году правительство индексировать не планирует. А «замораживание» расходов на выплаты зарплат в бюджетной сфере, по законам экономики, дает государственной казне прямой «инфляционный доход», то есть — экономию. Кстати, для населения это означает «инфляционный налог».

Еще одним дополнительным источником доходов бюджета становится «скрытая» девальвация рубля (в том числе, и за счет отмены копеек), которая увеличит рублевые поступления в бюджет от «нефтедолларов». Фактически это уже происходит: в последние недели обменный курс упорно стремится к отметке 31 рубль за доллар и 41 за евро. Параллельно растет и стоимость бивалютной корзины Центробанка из доллара и евро, а соответственно, номинальный курс национальной валюты снижается до 35,65−35,67 рубля. Что не может не оказывать воздействия на ее реальный эффективный курс — покупательную способность рубля. А инфляция идет в гору.

На словах Банк России декларирует борьбу с инфляцией, но на деле получается, что регулятор вовсе не против такого «тренда». Об этом свидетельствует тот факт, что он снова оставил свою ставку рефинансирования на прежнем уровне — 7,75%, то есть, ниже собственного 8-процентного годового прогноза инфляции. И Минфин, который всегда ратовал за повышение ставки в качестве основной меры борьбы с инфляцией (даже в кризисном году, когда все эксперты говорили о необходимости ее снижения для поддержки производства), почему-то сейчас подозрительно притих. Вероятно, по замыслу чиновников, инфляция сделает рубль дешевле и соответственно увеличит рублевые поступления в дырявый федеральный бюджет.

Косвенным подтверждением тому можно считать и рекордный рост международных резервов, объявленный 30 сентября Центробанком. За прошедшую неделю, когда рубль на рынке снижался, они выросли на 6,4 млрд в долларовом выражении. Стоит отметить, что по состоянию на 24 сентября золотовалютные резервы ЦБ достигли максимального уровня с середины октября 2008 года — 487,7 млрд долларов. По мнению одного из участников валютного рынка, «складывается ощущение, что ЦБ играл против рубля, покупая валюту на рынке, хотя, такого по логике быть не могло».

Ведь не далее как в пятницу председатель Центробанка Сергей Игнатьев публично заявил, что уже с начала сентября ЦБ, наоборот, продает валюту, поддерживая падающий рубль. Но факт остается фактом. В результате всего этого, вполне возможно, доллар подорожает по отношению к рублю на 20%, то есть, до 34 рублей, как прогнозируют эксперты ВШЭ. И власть, судя по всему, не слишком возражает против такого развития событий, хотя напрямую в этом процессе и не участвует.

Конечно, снижение рублевого курса сильно поддержит наших экспортеров, прибыли которых в рублях вырастут. А значит, увеличатся и поступления в бюджет, что сильно поможет правительству в решении проблемы растущего бюджетного дефицита. И наши производители получат конкурентное преимущество за счет роста стоимости импорта.

Вот только население страны от этого однозначно пострадает. Ведь большинство товаров в стране сейчас импортного происхождения и, соответственно, цены на них повысятся. А зарплаты граждан и пенсии, напротив, еще больше обесценятся. Ну, а про людей, имеющих ипотечные и потребительские кредиты в иностранной валюте, которые так щедро раздавали банкиры в период «кредитного бума», даже говорить не хочется. Как тут не вспомнить «шоковую терапию» экономической политики Егора Гайдара?

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня