18+
вторник, 6 декабря
Экономика

Еда уже никогда не будет дешёвой

Рост цен на неё во всём мире связан в том числе с ухудшением гидрологии и с уменьшением площади сельхозземель

  
52

Индекс цен Международной правительственной организации (ФАО), включающий 55 видов продовольственных товаров, в декабре 2010 года составил 214,7 пунктов. Так высоко стоимость еды не взлетала ещё никогда — предыдущий максимум отмечался в июне 2008 года и составлял 213,5 пунктов. По сравнению с декабрем 2009 года индекс ФАО вырос на 25%, а в целом за год по миру еда подорожала на 24,3%. При этом в конце 2010 года рост цен на продовольствие ускорился: в ноябре он был 3,7%, в декабре — 4,3% (это около 50% в годовом исчислении при продолжении таких темпов роста).

Однако это — только начало затяжного роста цен на продовольствие во всём мире. ФАО на 2011 год сделала такой прогноз: цены на импорт продовольствия в глобальном масштабе вырастут на 11%, а в большинстве развивающихся стран — на 20%. Судя по данным за ноябрь-декабрь 2010 года этот прогноз наверняка будет превышен.

Ситуация усугубляется тем, что в развивающихся странах люди тратят на еду гораздо бОльшую часть семейного бюджета, чем в государствах «золотого миллиарда». Так, в США расходы на продовольствие составляют в среднем всего 10% семейного бюджета, в странах ЕС — 15%, в то время как в России — 40%, в Китае — около 60%, а на Гаити — и вовсе 85%. При этом среднестатистический россиянин тратит на еду больше, чем американские бедняки. Так, 20% американских малообеспеченных домохозяйств с наиболее низкими доходами тратят 35% своего дохода на питание.

Цены на еду в той же России уже растут теми темпами для развивающихся стран, которые ФАО только ещё прогнозирует. Так, за 2010 год минимальный продуктовый набор подорожал в нашей стране на 22,7% (для сравнения — в 2009 годк на 0,7%), а в целом рост цена на еду составил 12,9% (при официальной инфляции 8,8%).

Ещё более значительными темпами растут цены на еду в других развивающихся странах. «Свободная пресса» уже писала про проведённый в Китае мониторинг цен на продукты, который показал подорожание продовольствия за год на 62% на 18 видов самых распространённых овощей. Однако, в отличие от России, китайские бедняки не намерены мириться в грозящим им недоеданием. Так, в ноябре после очередного объявления о повышении платы на питание, учащиеся средней школы города Любаньшуй провинции Гуйчжоу разгромили столовую и разбили авто директора. В массовом погроме приняло участие несколько сот школьников.

Массовые выступления, причиной которых стало подорожание еды, произошли в декабре-январе и в других развивающихся странах. Так, в Алжире и Тунисе на улицы вышли десятки тысяч манифестантов, в основном — молодёжь (в этих двух странах еда в 2010 году подорожала на 18−22%). В Тунисе полиция и войска убили около 100 протестующих, и в итоге манифестации привели к бегству президента бен-Али и приходу к власти военной хунты. При этом выступления заставили режимы обеих стран увеличить выдачу бесплатного хлеба малоимущим.

ФАО главной причиной такого резкого взлёта цен на еду называет «трагическое сочетание нескольких факторов», среди которых главные — неурожай основных продовольственных культур в различных регионах мира. Так, жара 2010 года провела к недобору зерна в России (а наша страна являлась третьим в мире экспортёром) на 20−25 млн тонн. Наводнение в австралийском штате Квинсленд стало причиной гибели десятков тысяч голов скота. Поздние заморозки в Европе привели к потере 5−7% картофеля.

Однако устойчивый тренд повышения цен на еду связан всё же не с форс-мажорными обстоятельствами (ими можно объяснить только кратковременные всплески). Американский журнал Foreign Policy рассказывает о нескольких глобальных факторах, воздействие которых на экосреду и определяет подорожание продовольствия в долгосрочной перспективе (на предстоящие 10−20 лет).

Рост численности населения

Несмотря на падение темпов роста мировой численности населения, каждый год на планете прибавляется около 80 млн человек. Помимо этого роста, около 3 млрд человек «продвигается вверх по пищевой цепочке» — попросту говоря, начинают больше есть. Так, в Китае за последние 20 лет потребление мяса на душу населения выросло в 2 раза, а молочных продуктов — в 6 раз. Даже в Индии, где уровень бедности до сих превышает 60% по местным меркам, калорийность питания за последние 10 лет увеличилась на 14%.

Рост производства биотоплива

В 2010 году продолжился рост переработки продовольствия на биотопливо. Так, только в США из общего урожая зерновых в 416 млн тонн 119 млн тонн было использовано на биоэтанол. Этого количества зерновых было бы достаточно для прокорма 350 млн человек в течение года.

В Европе продовольствие перерабатывается на биодизель — и в качестве основного сырья выступает рапс. Под эту культуру в мире уже отведено 2% всех посевных площадей, а глобальный урожай рапса достиг 58 млн тонн — против 36 млн тонн в 2004 году. 80% рапса идёт на биодизель. Если бы во всём мире привести сегодня показатель площади под рапсом на 2000 год, то освободившиеся поля могли бы дать дополнительно до 50 млн тонн зерна.

Похожие процессы — рост площадей под культуры, идущие на биоэтанол и биодизель — идут и в тропиках. Так, только за 5 лет, с 2005-го по 2010-й, производство пальмового масла выросло с 35 млн тонн до 47 млн тонн, при этом около 20 млн тонн идёт на производство биодизеля (его страны ЮВА в 2010 году произвели около 6 млн тонн). Посадки масличных пальм занимают поля, на которых росли традиционные для Индонезии, Малайзии, Филиппин пищевые культуры — рис, батат, фасоль, и т. п.

Рост спроса на зерновые в глобальном масштабе составляет в последние 5 лет по 41 млн тонн ежегодно (в 1990—2005 годах — 21 млн тонн каждый год).

Деградация почв

Хотя ежегодный темп роста спроса на зерно вырос вдвое, появляются всё новые ограничения для его производства — к примеру, эрозия почв.

Так в мире возникли два больших очага эродирующих почв. Первая — на северо-западе Китая западе Монголии, вторая — в Центральной Африке. Спутниковые снимки показывают постоянное возникновение пылевых бурь в этих районах. Это уже привело к тому, что в Северном Китае за последнее время было заброшено 24 тысячи деревень, а миллионы гектаров бывших пастбищ превратились в пустыни.

В 2007—2009 годах ежегодно в мире вследствие эрозии из сельскохозяйственного оборота выпадало по 6−7 млн га земель, а за счет заболачивания, засоления, выщелачивания — еще 1,5 млн га.

Ухудшение гидрологии

Истощение подземных водоносных горизонтов приводит к быстрому сокращению орошаемых площадей во многих частях мира. Сегодня половина населения планеты живет в странах, где уровень грунтовых вод стремительно падает. Площади орошаемых земель сокращаются на Ближнем Востоке, в частности в Саудовской Аравии, Сирии, Ираке и Йемене. К примеру, до недавнего времени выращивание пшеницы в Саудовской Аравии велось исключительно на орошаемых полях (при этом удавалось достигать большой урожайности — до 60 центнеров с гектара). Но с 2007-го по 2010 год из-за нарастающего дефицита воды производство пшеницы в этой стране упало на 70%. Как ожидается, в 2012 году Саудовская Аравия полностью прекратит выращивание этой культуры. Ежегодно в стране потребляется около 3 млн тонн пшеницы. В пиковые, в конце 90-х, годы тут выращивалось до 2,3 млн тонн, в 2009 году сбор упал до 1 млн тонн.

Похожая ситуация наблюдается в Индии и Китае: орошаемые земли там кормят 175 млн и 130 млн человек соответственно. Ежегодно площадь поливных площадей в Индии и Китае сокращается на 2−3%.

Более того, уменьшается площадь орошаемых земель даже в США — в первую очередь в штатах Калифорния и Техас (примерно на 2% ежегодно).

Еще одной новой тенденцией, которая угрожает продовольственной безопасности, является таяние горных ледников. Это вызывает особую обеспокоенность в Гималаях и на Тибетском плато, где таяние льда поддерживает не только крупные реки Азии во время сухого сезона, такие, как Инд, Ганг, Меконг, Янцзы, Желтая река, но и от уровня талой воды ирригационные системы Бутана, Непала, северной Индии, Тибета в Китае, Пакистана и Афганистана. В общей сложности, сток с этих горных систем в 2007—2010 годах упал на 6−7%. По самым скромным подсчётам, это привело примерно к 5-процентному недобору урожая различных культур в вышеуказанных странах.

В последнее время много говорят об угрозе таяния ледников Гренландии и Антарктиды — называются апокалиптические цифры подъёма уровня мирового океана до 1,5−1,8 метра к 2100 году. Реальность же пока такова, что, начиная с середины 1970-х годов, уровень океана ежегодно поднимается на 3−3,5 миллиметра. Таким образом, за последние 25 лет подъём воды составил всего около 8 см. Однако и эти, на первый взгляд, небольшие цифры привели к периодическому подтапливанию дельт азиатских рек — Ганга и Меконга. Из-за наступления океана Бангладеш ежегодно теряет тысячи гектаров, а на затопленных землях можно было собрать около 1 млн тонн риса.

Предел роста урожайности

В последнее десятилетие мы стали свидетелями появления еще одного ограничения на увеличение мирового сельскохозяйственного производства: в большинстве стран достигнут предел роста урожайности. Так, в Японии урожайность риса, начиная с 2005 года, так и остается на одном уровне — около 52 центнеров с гектара. Похожая ситуация с урожайностью пшеницы в европейских странах — основных её производителей. Во Франции урожайность этого злака остановилась на уровне 70−72 центнеров с гектара, в Германии она и вовсе немного падает (на 2−3% в год, до 68 центнеров).

В развитых странах в последние 5−7 лет также достигнут «потолок» по надоям, по скорости привеса свиней, по яйценоскости кур. Всё это говорит о том, что Европа, Северная Америка, Япония и Австралия больше не смогут стремительно наращивать сельскохозяйственное производство — в лучшем случае оно стабилизируется на нынешнем уровне.

Потенциал роста урожайности есть в развивающихся странах. Но там он ограничивается либо дефицитом воды, либо ростом стоимости минеральных удобрений и средств защиты растений (в 2 раза за последние 5 лет).

Наступление городов и машин

Другая тенденция замедления роста сельхозпроизводства — преобразование пахотных земель в несельскохозяйственных целях. В первую очередь в развивающихся странах происходит рост городов, промышленных объектов, автодорог — для строительства всего этого власти и частный бизнес выкупают сельскохозяйственные земли. Так, только в Китае за последние 10 лет города захватили около 800 тысяч гектаров бывших пахотных земель, ещё около 100 тысяч гектаров пришлось на промышленные предприятия, складские и распределительные центры.

В 2011 году продажи новых автомобилей в Китае, по прогнозам, достигнут 20 млн штук — рекорд для любой страны. Правила США гласят, что на каждые 5 млн новых машин должны приходиться 1 млн гектаров земли — под автодороги, стоянки, заправки, техцентры, и т. д.

Если же говорить о прогнозе роста цен на еду в среднесрочной перспективе — до 2019 года, то в ФАО называют такие цифры: средняя цена на пшеницу и кормовое зерно повысится в реальном исчислении (с учетом инфляции) на 15−40% по сравнению со средним уровнем цен в период с 1997 по 2006 год; рост реальных цен на растительные масла составит более 40%; цены на молочные продукты повысятся в среднем на 16−45%.

Горожане становятся огородниками

В преддверии реализации таких мрачных прогнозов, западный мир, как и в индустриальное время (в начале ХХ века), начинает переходить на индивидуальное самообеспечение продовольствием. Так, в США нарастает движение «городских огородов» — когда грядки разбиваются около домов или на их крышах. Так, только в Сан-Франциско с 2000 года по наши дни появилось около 40 гектаров «городских огородов». Причём эти земли эксплуатируются по высоким агротехнологиям. Для примера: небольшой, площадью около 40 соток, участок в предместьях Филадельфии позволяет производить в год зеленных культур и овощей общей стоимостью 67 тысяч долларов. В Милуоки теплица примерно тех же размеров ежегодно обеспечивает доход величиной более 200 тысяч долларов.

Американский журналист русского происхождения Юрий Колесников так описывает успехи огородничества в американских городах: «В Портленде, штат Орегон, где свободных мест для огородов не хватает, газетное объявление о поиске неиспользуемой земли положило начало городской ферме City Garden Farms площадью в четверть акра (10 соток — «СП»). Причем это не единый участок, а больше десятка небольших клочков земли — каждый в своем дворе. «Люди довольны. К тому же это начинание еще больше сплотило нашу общину», — говорит один из соучредителей фермы Мартин Барретт.

В столице штата Нью-Йорк Олбани проживающую там мою родственницу снабжают овощами ее сослуживцы, имеющие огороды в одном из городских парков. Огороды стали настолько модными, что в городе Сент-Луис, штат Миссури, строители домов включают участки для них в качестве приманки для будущих покупателей. Как сообщает Национальная ассоциация садоводов, овощи выращивает сейчас каждая четвертая американская семья. По сравнению с прошлым годом закупка семян и рассады в этом году возросла на 30−40 процентов. А журнал «Органическое садоводство» констатирует, что количество овощей, снятое с домашних грядок, впервые за многие годы превысило количество выращиваемых семьями цветов".

Российским горожанам кормиться со своей земли — не привыкать. К примеру, в Москве 60% семей имеют дачи, а 84% сбора картошки в России приходится на огороды и мелкие фермерские делянки, даже 50% мяса в стране производится в частных подворьях. Рост стоимости еды не должен пугать трудолюбивых россиян — наоборот, они имеют шанс своей работой на земле зарабатывать неплохие деньги.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня