18+
суббота, 3 декабря
Экономика

Шувалов предсказал три «тощих года»

Отчет правительства перед Госдумой подтвердил: для экономики страны наступили худшие дни

  
10

Сегодня депутаты Госдумы вызвали на ковер ключевых министров, чтобы заслушать отчет об антикризисных мерах, принимаемых правительством. В зал пленарных заседаний чинно проследовали первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов, глава Минфина Алексей Кудрин и глава Минторга Виктор Христенко. Мы попросили прокомментировать самые «убойные» тезисы их выступлений директора региональных программ Независимого института социальной политики Наталью Зубаревич.


Убыточные предприятия закроют, работникам помогут не остаться на улице

Игорь Шувалов: «Наше реагирование сегодня должно быть не только путем государственных гарантий по кредитам, по предоставлению самих кредитов. По оформлению налоговой задолженности и предоставлению рассрочки по уплате налогов. Мы эту работу будем, безусловно, делать по всем предприятиям, которые включены в списки, и по другим предприятиям. Этот список не исчерпывающий. По требованию министерства экономики и финансов, список будет приближаться к 2000 основных предприятий. В этом списке будут предприятия как наиболее активно реализующие программу по техническому перевооружению, которые будут заниматься новой структурой своей экономики, так и предприятия, по которым нам надо будет принимать очень тяжелые решения, вплоть до закрытия. Но наша ответственность будет заключаться в том, чтобы не оставить граждан на улицах. И это будет главным».

Наталья Зубаревич:

— Если такие формы поддержки, как отсрочка налоговых платежей и гарантии по кредитам, будут применяться ко всем агентам рынка — это абсолютно справедливые равные условия. Если они будут применяться только к двум тысячам предприятий, отобранных очень специфическим образом, это создаcт очень неравные условия в экономике и является протекционизмом. Получается, что худшие предприятия, самым странным образом попавшие в стратегический список, будут поддержаны в ущерб гораздо более жизнеспособным, у которых не оказалось лоббистских ресурсов, чтобы попасть в этот список. И с этой частью я категорически не согласна. Всем, пожалуйста, предоставляйте. А когда начинается выбор, заканчивается рынок. Причем нет гарантий, что всем двум тысячам окажут поддержку.

Второе. То, что закрывать предприятия надо — медицинский факт. В России достаточно много устаревших, не конкурентоспособных активов, которые были еле живыми и в годы роста, а уж в годы кризиса — понятно, вовсе не жильцы.

Третье. То, что акцент переносится на социальную поддержку населения абсолютно правильно. Потому что в этой ситуации поддержка предприятий как правило достаточно неэффективна. Потому что поддерживают не лучших, а тех, кто с трудом барахтается в экономике. А это означает, что экономика не модернизируется. В то же время поддерживать население — это социальная обязанность государства.


Рассматривается жесткий сценарий развития событий

Игорь Шувалов: «Что нам в целом придется делать в течение 2009 года. Мы понимаем, что этот год может иметь совершенно различные сценарии по своим последствиям. Мы для себя сейчас рассматриваем в качестве основного сценария достаточно жесткий. Могу сказать, что большое количество профессионалов говорит о том, что следовало бы рассматривать еще более жесткий сценарий».

Наталья Зубаревич:

— Пардон, а кто эксперты? Консолидированного мнения про поводу того, как будет «падать» РФ нет. Есть очень широкий веер сценариев. Поэтому что мы понимаем под жестким сценарием? Экономика будет падать, это так. Темпы падения сейчас не может предсказать никто. Слава Богу, у правительства хотя бы есть понимание, что падение неизбежно. Я считаю, ориентироваться действительно надо на умеренно-жесткий сценарий.


Кризис продлиться три года, и 2009-й будет самым тяжелым

Игорь Шувалов: «Мы накопили к настоящему моменту определенные резервы. Кому-то эти резервы казались огромными. Вспомните, как на Минфин оказывалось давление в течение даже лета 2008 года. Когда крайне привлекательными казались операции по размещению нашего капитала в акции различных банковских учреждений. Нам показывали на опыт КНДР, государств Персидского залива. Где все эти деньги сейчас? Вы представляете, если бы под нажимом, в том числе со стороны некоторых депутатов Госдумы, такие бы инвестиции были осуществлены? Мы поступили абсолютно правильно. Деньги сберегли. Пусть и консервативно, не с такой доходностью, они были надежно размещены, и у нас есть сегодня резерв. Но мы не можем себе позволить их в один год истратить. Нам говорят, что кризис будет три года, из которых 2009 год будет наиболее сложным. Нужно, расходуя эти средства, помнить, что все задачи должны быть решены. Но мы должны помнить, что кризис закончится, и мы не можем выйти из него со старой структурой экономики. Особенно в то время, когда наши партнеры по „восьмерке“ и „двадцатке“ обновят существенным образом свои экономические отношения, их системы станут мощнее. Их банковская система после списания „плохих“ долгов будет мощнее, их производственные циклы будут обновлены. В целом будет складываться совершенно другая экономическая система, и мы должны быть готовы к тому, что эту тяжелую работу придется проводить в течение ближайших лет».

Наталья Зубаревич:

— Все правильно говорит Шувалов, могу под этим только подписаться. Длину кризиса мы не знаем, но то, что это не год — абсолютно понятно. Структура мировой экономики действительно будет меняться. И нам надо поддержать перспективное производство — только, извините, не российский автопром. Мне не с чем спорить, просто слова в Российской Федерации сильно расходятся с делами. Вот в чем проблема.

У нас модернизация экономики — это отход от сырьевой модели. Надо развивать инновации, но не исключительно нанотехнологии. Очень трудно понять, как снизить сырьевую зависимость. Для меня очевидно, что надо больше поддерживать развитие городов — это места концентрации всех инноваций. Нет простых рецептов. Но первое, что надо сделать — ослабить давление на бизнес. Потому что государство не придумывает инноваций, их придумывают бизнес вместе с наукой. Если их давите, ничего придумано не будет. Никто не знает, какие отрасли поддерживать, даже если говорит, что знает.

Мы сейчас в таком растопыренном состоянии, что предсказать, что пойдет вверх, не может никто. Но все, кажется, поняли, что нужно слезть с нефтяной иглы.

Алексей Кудрин: «Ситуация в мировой экономике говорит о том, что и у нас рост будет, скорее всего, около нулевой отметки. Правда, многое будет зависеть от наших мер».

Наталья Зубаревич:

— Думаю, у нас будет отрицательный рост. Вилка, как известно, очень большая — от минус 10 до плюс 3 процентов. Выбирайте, что вам нравится.

Виктор Христенко: «Статистика показывает, что в декабре ряду секторов экономики удалось остановить и даже переломить тенденцию обвального сокращения производства, в то же время считать это началом стабилизации положения преждевременно».

Наталья Зубаревич:

— В некоторых регионах обвал действительно сократился. В Вологодской области, например, нащупали дно — там обвал 40%, куда уж больше. Некоторые отрасли также, наверное, приближаются к дну. Но это дно первой фазы кризиса, или дно всего кризиса — я не знаю.


Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня