18+
среда, 7 декабря
Экономика

В России слишком много зерна

Из-за этого аграрии могут разориться, а новый урожай будет негде хранить

  
36

Запрет на экспорт зерна из России, введенный властями страны в прошлом году, продолжает действовать. Это уже привело к тому, что в южных «житницах» страны прошлогодний урожай попросту некуда девать: вывозить за границу нельзя, а внутри страны зерно покупать не торопятся, либо предлагают крестьянам невыгодные цены. Если действие эмбарго не отменить в ближайшее время, то по итогам года вполне можно ожидать банкротства многих сельхозпроизводителей. И уже сейчас возникают опасения, что зерновых этой весной будет посеяно меньше, чем в прошлые годы, а новый урожай будет негде хранить. Впрочем, от самого эмбарго пострадали далеко не все. Например, экспортеры зерна, громче всех жаловавшиеся на упущенные прибыли, могут в итоге получить еще большие доходы.

Запрет на экспорт зерна был установлен с 15 августа 2010 года. Данные меры, по заверениям властей, должны были не допустить роста цен внутри страны, а также способствовать формированию резервов будущего года. Так, правительство рассчитывало уменьшить ущерб от аномальной засухи, погубившей около 30% урожая зерновых. На деле же зернотрейдеры (а, следственно, и производители) столкнулись с большими убытками, в то время как на мировом рынке цена на пшеницу стремительно ушла вверх. Эмбарго будет действовать до 1 июля этого года, но власти не раз заявляли, что могут не открывать границу для зерна вплоть до конца 2011 года. А это уже может привести к очень серьезным последствиям: сельское хозяйство страны может быть отброшено назад в развитии на несколько лет, сельхозпроизводителям придется во многом начинать все заново.

По заявлениям аграриев, сейчас на юге России хранятся миллионы тонн нереализованного зерна, забиты элеваторы и склады. Зерно, вместо прибыли от его продажи, приносит лишь убытки, связанные с хранением. Между тем на внутреннем рынке зерно быстро теряет в цене: если зимой тонна пшеницы стоила 6,4 тысячи рублей за тонну, то к середине апреля за тонну уже давали чуть более 5 тысяч рублей. Уровень цен неумолимо движется к границе самоокупаемости производства. И дело не только в том, сколько мелких и крупных производителей зерна будут вынуждены уйти с рынка, столкнувшись с финансовыми трудностями. Срыв сева в этом году напрямую угрожает продовольственной безопасности страны, уверены аграрии. Ведь если не распродать запасы зерна прошлогоднего урожая, то нечем будет платить по кредитам, не будет средств для покупки новой сельхозтехники, горюче-смазочных материалов. А это в перспективе может привести к снижению урожая зерновых даже в самые благоприятные годы.

Государство, однако же, старается поддерживать сельхозпроизводителей. Премьер-министр Владимир Путин, представляя депутатам Госдумы ежегодный доклад о работе правительства, говорил: «В прошлом году из федерального бюджета мы выделили пострадавшим от засухи хозяйствам порядка 35 млрд. рублей дополнительно. Помогли с семенами и удобрениями под будущий сев, под тот, который сейчас начался. Пролонгировали льготные кредиты и лизинговые платежи, в федеральном бюджете на 2011 год предусмотрели свыше 150 млрд. рублей на поддержку отечественного агропромышленного комплекса».

Но сами сельхозпроизводители, судя по всему, видят ситуацию иначе. В апреле было распространено открытое письмо аграриев юга России президенту Дмитрию Медведеву, в котором главу государства призывают как можно скорее «открыть границы» для русского зерна. «Высоких цен на свою продукцию мы ждали несколько лет. Экспорт был нашей надеждой. Однако под предлогом „сдерживания цен“ мы лишены возможности заработать. Объективные законы рынка нарушены политическими спекуляциями. По сути, интересы зернопроизводителей принесены в жертву накануне парламентских, а потом и президентских выборов в России», — пишут авторы послания Медведеву. Между тем, некоторые эксперты уже сейчас предупреждают, что цена на пшеницу может упасть вплоть до 3 тысяч рублей за тонну. А это будет означать если не катастрофу, то, по крайней мере, серьезнейшие экономические проблемы для производителей и продавцов зерна. Кому-то из них придется уйти с рынка, и даже господдержка, о которой говорил премьер, может оказаться бесполезной. Неминуемо возникает вопрос: смогут ли оставшиеся обеспечить потребности страны в зерновых?


Почему эмбарго на экспорт зерна нужно отменять как можно скорее, и что сейчас происходит на российском рынке зерна мы попросили рассказать вице-президента Российского зернового союза Александра Корбута.

«СП»: — Александр Вадимович, вчера первый вице-премьер Виктор Зубков заявил, что решение по зерновому эмбарго может быть принято в конце мая. Какая ситуация сложилась на сегодняшний день на российском рынке зерна?

— Сегодня мы сталкиваемся с падением цен на зерно внутри страны, причем темпы его не снижаются. Зерно дешевеет и там, где была засуха, и где ее не было. Падение цен на зерно в период проведения весеннее-полевой кампании, как не сложно догадаться, формирует не очень добрые стимулы к расширению производства — это самый серьезный момент. Вопрос даже не в том, какой урожай будет в этом году. Вопрос в том — что будет дальше? Уже сейчас, хотя сегодня засеяно всего лишь около 5% площадей, происходит изменение структуры посевов. Скорее всего, будет меньше посеяно пшеницы, и сельхозпроизводители отдадут предпочтение более ликвидным культурам.

«СП»: — Но ведь не раз говорили, что из-за засухи урожай в 2010 году снизился чуть ли не на 30%…

— Совершенно очевидно, что снижение урожая было. Но совсем не в таких объемах. Сказать можно что угодно кому угодно, но очень тяжело обмануть рынок. Он оперирует вполне ясными позициями — спроса и предложения. В целом же падение цен показывает, что зерна в стране много, зерно не востребовано.

«СП»: — То есть эмбарго нужно отменять как можно скорее?

— Его нужно отменять в форсированном режиме. Если государство принципиально готово принять такое решение, то оно должно сообщить об этом сейчас. Это сразу даст очень мощный стимул для закупок зерна операторами рынка, это поддержит цены на зерно на рынке.

«СП»: — Сообщалось, что в южных регионах страны сегодня на хранении находятся миллионы тонн нереализованного зерна. Действительно ли существует опасность, что новый урожай после сбора негде будет хранить?

— Да, такая угроза есть. На 1 апреля в сельхозорганизациях юга России находилось на хранении около 11 млн. тонн зерна. И это без учета запасов, в малых — крестьянско-фермерских — хозяйствах. А они производят около 20% зерна России. В основном запасы сконцентрированы в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях, причем эти запасы сегодня выше, чем в прошлом году. Но здесь проблема в другом: в прошлые годы здесь работал так называемый «экспортный пылесос». В этот период экспортеры забирали зерно — потому что сельхозникам оно вроде как уже и не к чему. Начиналась «зачистка» элеваторов — подготовка их к приему зерна нового урожая. И сегодня возникает такая ситуация, что зерно, в общем-то, некуда девать. Элеваторы поднимают цены на хранение. И учитывая, что урожай в этом году на юге должен получится неплохой, эта проблема будет становиться все более и более серьезной.

«СП»: — Есть ли какой-нибудь «крайний срок» для отмены эмбарго?

— Тут вопрос не в какой-то определенной дате. Дело в том, чтобы произошла экспортная операция, требуется около полутора-двух месяцев. Именно такой период времени необходим оператору рынка для закупки зерна. И если объявлять, что экспорт будет открыт с 1 июля — так объявлять нужно сейчас, чтобы операторы смогли успеть закупить зерно. Иначе никакого толку от отмены эмбарго не будет.


Впрочем, столь критикуемое решение правительства о запрете экспорта зерна из страны имеет, как ни странно, и положительные стороны. Например, российские животноводы могут быть только рады снижению цен на зерно внутри страны: ведь таким образом уменьшаются расходы на корм животным. Но пока животноводы подсчитывают сэкономленные средства, среднестатистический россиянин, однако же, не замечает снижения цен на мясную продукцию. Как не замечают каких-то негативных последствий и мелкие аграрии: на фермерское хозяйство и полевые работы правительственный запрет заметного влияния не оказывает.

Не так очевидны и потери крупных экспортеров зерна. По одной из версий, эмбарго, напротив, позволило им защитить свои деньги. Более того, крупнейших игроков рынка начали подозревать в лоббировании этого запрета.

В 2010 году аномальная жара и засуха в России вызвали настоящую панику на мировых рынках: страны-импортеры испугались остаться без российского зерна. Это привело к резкому росту мировых цен на пшеницу. Но при этом выросли закупочные цены и у российских производителей, причем в некоторых случаях — в разы. Крупные экспортеры и зернотрейдеры были вынуждены считаться если не с убытками, то, по крайней мере, со значительным снижением прибыли, поскольку контракты на поставку зерна с импортерами были заключены заранее. И в этой ситуации эмбарго оказалось им, как ни странно, на руку: ведь в условиях «закрытых границ» зерно на внутреннем рынке неминуемо начало дешеветь. А значит — начала расти потенциальная прибыль тех экспортеров и перекупщиков, которые приобрели дешевое зерно. Осталось только дождаться отмены эмбарго, которая, видимо, не за горами.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня