18+
воскресенье, 4 декабря
Экономика

Зампред ЦБ ушел с «расстрельной» должности

Геннадий Меликьян подал в отставку, поняв, что он не может исправить коррумпированную финансовую систему страны

  
19

Первый заместитель председателя Банка России Геннадий Меликьян, курирующий надзор за банковской системой страны, подал в отставку. Эксперты связывают этот решение со скандальными историями с банкротством «Межпромбанка» бывшего сенатора Сергея Пугачева, банков группы Матвея Урина. Последней каплей стала «недееспособность» Банка Москвы, спасение которого обойдется России в рекордную сумму в 295 млрд рублей. Но самое страшное, что эти банки пользовались практически неограниченным доверием со стороны Центробанка и правительства России.

Однако не только перечисленные кредитные организации стали банкротами в результате «некачественного надзора» со стороны Центробанка. Огромные обязательства перед Банком России, кроме «Межпромбанка», который обанкротился ровно год назад, и остался должен ЦБ почти 32 млрд рублей, имеет ушедший с рынка осенью прошлого года «Петрофф-банк», долг которого составлял 3,6 млрд рублей, и последний пример -«АМТ Банк», его долг перед ЦБ достиг 7,4 млрд рублей. Естественно, на главный надзорный орган страны — Центробанк обрушилась критика за то, что он «недосмотрел» за банковской системой.

И вот, как следствие, его первый зампред, отвечающий за надзор, подал в отставку. «Я думаю, что время пришло», — заявил Меликьян в четверг, 3 августа агентству РИА «Новости», пояснив, что подал заявление об отставке еще три недели назад, до ухода в отпуск. От комментариев он отказался, так же, как и от обсуждения кандидатов на эту «завидную» должность.

Впрочем, ЦБ еще никак не комментировал отставку Меликьяна, который является членом совета директоров Банка России, и срок его полномочий продлится до весны 2014 года. Стоит напомнить, что Меликьян пришел в Банк России из «Сбербанка» и занял пост руководителя главной инспекции кредитных организаций, освободившийся после того, как наемный киллер, в сентябре 2006 года, застрелил его предшественника Андрея Козлова.

Так насколько завидна эта «расстрельная» должность «главного надзирателя» над «прачечными», отмывающими грязные деньги коррумпированных российских чиновников и бизнесменов? И в чем причина такого неординарного решения первого зампреда ЦБ? Об этом «СП» рассказал председатель банковского подкомитета Госдумы, банковский омбудсмен Павел Медведев.

— Геннадий Меликьян — мой бывший студент, и я знаю его двадцать с лишним лет. Он поступил в МГУ, причем, уже отслужив в армии и поучившись в инженерном вузе, когда я только начал там преподавать. Насколько я его помню, он всегда был ответственным человеком, и этот его поступок мне кажется очень благородным. Конечно, я домысливаю суть его отставки, но мне кажется, что он решил сделать так потому, что не смог добиться от власти реальных рычагов воздействия на коррупционную систему отмывания денег через банки. Думаю, это его решение вполне обдуманное и личное. Меликьян внешне очень мягкий человек, но стержень у него внутри железный. Приведу лишь один пример: в МГУ есть зал для занятий физкультурой, в котором на стене висит табличка с рекордом по прыжкам в высоту с шестом, который установил еще в годы учебы, этот рекорд до сих пор никто не побил.

«СП»: — В банковской сфере прыжки совсем другие… У Меликьяна не оставалось другого выхода, кроме как уйти?

— Уход Меликьяна — это укор в квадрате всей законодательной системе России. Дело в том, что Меликьян и Игнатьев (глава ЦБ), а еще раньше Козлов, не раз говорили, что рычаги надзора Центрального банка недостаточны для управления банковской системой страны. Тысячу раз депутаты Госдумы, и в том числе ваш покорный слуга, предлагали принять поправки в закон о банковской деятельности, чтобы довести надзор до международного уровня. В частности, уже много лет идет речь о том, что надо включить в систему надзора принцип профессионального суждения.

«СП»: — Вы говорите о так называемом принципе «мотивированного суждения», который обсуждается со времен убийства Козлова, что он означает?

— Да, именно о нем. Этот принцип означает, что принятие надзорного решения Центральным банком об отзыве лицензии не должно быть формализовано, полностью привязано к каким-то нормативным показателям, как это происходит сейчас. Поясню на примере: у «Межпромбанка», Банка Москвы и у всех банков Урина формальные показатели нормативов капитала и прочее до последнего момента были вполне нормальными, и придраться было не к чему. Мало того, если бы Центральный банк предъявил претензии по каким-нибудь формальным показателям, то процесс отзыва лицензии этих банков затянулся бы еще на годы. Потому что банки подали бы апелляции в суд и добились возврата лицензии, как это происходило в 90-е годы. Как говорили тогда банкиры, за это время можно было вывести не только активы, но и унести последние стулья из офиса. Но если бы у сотрудников надзора появилось право действовать по принципу профессионального суждения, а не формальных нормативов, они бы обязательно заинтересовались тем, что какой-то банк постоянно выдает кредиты одним и тем же сомнительным фирмам, и смогли бы предъявить ему эти претензии на основании закона несмотря на то, что все документы в порядке.

«СП»: — Вспоминаю свое интервью с Меликьяном трехлетней давности, когда он практически объяснил причины своего сегодняшнего ухода. Тогда он сетовал, что деньги отмываются через цепочку подставных небанковских организаций, которые работают вполне легально, и Центробанк по закону не может их контролировать. Он говорил о необходимости введения консолидированного надзора…

— А консолидированный надзор просто не сможет работать без принципа профессионального суждения. Потому что надзорные органы не смогут формально предъявить претензии лицам, напрямую не связанным с банками. Иначе придется создавать законы, в которых прописаны бывшие любовницы, а так же их братья и так далее, что в принципе невозможно. Но опытный надзорный сотрудник всегда знает, почему банк кредитует на огромные суммы одни и те же компании, он может быть обеспокоен этим, но апеллировать к закону не сможет, пока не возникнет проблем с банкротством.

«СП»: — Сейчас некоторые опять вспомнили законопроект «О саморегулировании в банковской сфере» главы финансового комитета Госдумы Резника, который призывает ЦБ поделиться надзорными полномочиями с саморегулируемыми организациями. Насколько это эффективно?

— Этот законопроект — очередное безобразие, которое может обрушиться на банковский рынок страны. В связи с этим можно вспомнить еще один закон Резника — о национальной платежной системе, который уже вступил в силу и официально вывел из под надзора Центрального банка все денежные потоки через платежные системы. Я долгое время пытаюсь отправить его на антикоррупционную экспертизу, но до сих пор так и не получилось. Когда законопроект принимали во втором чтении, я прямо с места спросил спикера Бориса Грызлова, что нужно для этого сделать. Он разъяснил, и я все сделал, но до сих пор не получил ни ответа, ни привета. Если бы я был такой же благородный, как Меликьян, то уже должен был бы после этого подать в отставку. И очередной законопроект Резника из той же серии.

«СП»: — Значит, сделать ничего невозможно?

— Пока невозможно. Но я надеюсь, что этот поступок зампреда Центрального банка — абсолютно нетрадиционный для России шаг, встряхнет тех людей, которые ответственны за принимаемые решения в финансовой сфере страны. Пока еще в России есть глава СКП Бастрыкин, руководитель Росфинмониторинга Чиханчин, депутат Госдумы генерал Волков, который возглавляет антикоррупционную комиссию, есть такие и в рядах МВД. К сожалению, за принятие решений сейчас отвечают другие люди, но надежда остается…

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня