18+
вторник, 6 декабря
Экономика

Российскую землю иностранцы скупают «по-черному»

Китайские, итальянские, шведские и датские компании контролируют уже миллионы гектаров российской пашни

  
1431

Разного рода природные катаклизмы всё чаще поражают страны, которые считаются главными мировыми производителями и одновременно потребителями продовольствия. Наиболее пугающим в этом отношении был 2010 год, когда засуха, наводнения и прочие стихийные бедствия одолевали одновременно Китай, Индию, Россию, Украину, США, Австралию, Пакистан. Не случайно, именно тогда президент Всемирного банка Роберт Зеелик, предупредил, что «мир, впервые на нашей памяти, отделяет от хаоса только один бедный урожай».

Не удивительно поэтому, что наиболее обеспеченные страны пытаются подстраховаться от «голодного будущего» разными путями. В том числе покупкой сельскохозяйственных земель в тех регионах мира, где они пока ещё есть в свободном доступе. Наибольший простор для такого рода деятельности представляет Африка.

Согласно данным исследовательского института Окленда (США), которые приводит Росбалт, с 2008 года иностранные компании в Африке приобрели или взяли в долгосрочную аренду более 60 миллионов гектаров. Это площадь, превышающая территорию Франции. Наиболее активные скупщики земель — Китай, Индия, Саудовская Аравия, Объединённые Арабские Эмираты.

— Арабские страны реализуют достаточно много самых разных проектов, связанных с освоением сельскохозяйственных земель за пределами своих границ. - Рассказывает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — В сферу их интересов попадают самые разные регионы, начиная с Украины и заканчивая Суданом и Эфиопией. Сегодня понятно, что земля и вода являются ресурсами, которые ценятся не меньше, чем нефть, газ и металлы. Саудовская Аравия и ряд других монархий Персидского залива вряд ли в ближайшие геологические эпохи окажутся владельцами прерий или нечерноземья, а денег у них более чем достаточно. Поэтому более, чем логично, что эти страны используют свой капитал, чтобы не оказаться на бобах, когда дефицит земли и воды окажется критическим.

Раньше Саудовская Аравия пыталась выйти из положения при помощи так называемых кольцевых полей на собственной территории. Саудиты орошали их, выкачивая из подземных линз пресную воду. Им тогда удавалось производить пшеницу на собственных территориях в больших количествах и даже отправлять кое-что на экспорт. Это был очень экзотичный и безумно дорогой проект. Поразмыслив, они поняли, что гораздо проще купить плодородные земли у бедных стран, которые имеют плодородные сельхозугодья.

«СП»: — Африка, особенно Эфиопия очень нестабильный регион. Оправдываются ли риски ведения сельского хозяства в таких странах?

— В Пакистане, Эфиопии, Судане и некоторых других странах обстановка очень нестабильна, поэтому даже сельскохозяйственные работы там представляют опасность. Но если бы это было невыгодно, бизнес давно бы уже ушёл оттуда. Кроме того, не сами же саудиты занимаются там сельским хозяйством. Покажите мне хоть одного шейха, который является настоящим аграрием. Саудовец, восседающий за фермерским трактором — безумная экзотика. За то, чтобы посмотреть на него, деньги будут платить. На купленные в Африке и не только там сельскохозяйственные земли арабы завозят таиландских и филиппинских гастарбайтеров, тех самых, которые в огромном количестве работают в ОАЭ. Там на миллион местных жителей четыре миллиона приезжих. И примерно в таких соотношениях гастарбайтеры из Пакистана, Цейлона и стран Юго-Восточной Азии присутствуют в других монархиях Персидского залива. Какое количество их убьют или съедят — последнее о чём думают арабские бизнесмены.

Кроме того есть некоторые стратегические вещи, которые могут принести прибыль в будущем. Еще царь-батюшка в конце 19-го века начал строить железную дорогу на Дальний Восток. А оправдалась она первый раз в 60-е годы 20-го века, когда случился советско-китайский конфликт на острове Даманский. Покупка земель в Африке — из таких проектов.

Если вы сегодня окажетесь в Эфиопии, а я там был месяц назад, вы обнаружите трансляцию нескольких китайских каналов и 62 арабоязычных канала из 97, из них две трети из Персидского Залива. Это впечатляет.

Активно осваивает зарубежные сельхозугодья и Китай. Земельная экспансия там пользуется поддержкой государства. И не удивительно. При том, что каждый пятый житель Земли — китаец, в Поднебесной находится лишь 7 процентов общемировой пашни.

Поэтому, в Конго, Замбии и Мозамбике собственностью Китая в общей сложности является почти 6 миллионов гектаров.

Правда, по мнению заместителя директора Института Дальнего Востока РАН, вице-президента Европейской ассоциации китаеведов Андрея Островского, китайцы пока что справляются с продовольственной проблемой и в границах собственной территории. «Заморские» земли нужны им в основном для других целей. По данным учёного, Поднебесной пока удаётся избежать зависимости от импорта продуктов почти по всем важнейшим показателям, кроме сои.

— Китайцам паче воздуха нужны энергоресурсы, — утверждает синолог, — по поставкам в Китай нефти на первом месте на сегодняшний день — Ангола. Учитывая возможность блокады Ормузского пролива, Африка становится для Китая ключевым источником поставки энергоресурсов, в частности, нефти.

Учитывая нестабильность рынка «чёрного золота» Китай хочет найти иные пути решения проблемы «энергетического голода». В частности, на территории Конго китайцы купили 2,8 миллиона гектаров для производства пальмового масла, выполняющего роль биотоплива.

— Если говорить об основных приоритетах китайской науки, в первую пятёрку входит получение топлива альтернативными путями, — утверждает Андрей Островский.

«СП»: — А что вы скажете по поводу миллиона гектаров в Танзании и Мозамбике, на которых выращивается рис?

— Да, они могут позволить себе купить эту землю для того, чтобы поэкспериментировать на ней с недавно открытым геномом риса.

Положение России в данной ситуации двусмысленно. С одной стороны нам со всех сторон твердят о заброшенных пашнях, о нерентабельности сельхозпроизводства в условиях Нечерноземья. Да, вроде бы и закон не разрешает иностранным гражданам приобретать российские сельхозугодья. С другой стороны, по данным Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) зарубежные компании через дочерние компании уже прибрали к рукам уже около одного миллиона гектаров российских земель сельскохозяйственного назначения.

— Большая часть подконтрольных иностранцам земель находится в Черноземной зоне России, — говорит директор ИКАРа Дмитрий Рылко.

Между тем, наиболее «лакомые» земли для зарубежного капитала находятся в Краснодарском и Ставропольском краях. Именно там удаётся получать самые высокие урожаи зерновых в России. И, кроме того, эти регионы находятся вблизи черноморских портов, что облегчает импорт российского зерна в разные точки мира.

— Однако там иностранными компаниями арендовано или через дочерние фирмы получено в собственность от двух до четырёх процентов пашни. Это, как видите, сравнительно немного, — говорит Дмитрий Рылко.

По словам эксперта, иностранцы, по большому счёту, пока лишь приглядываются к российским сельхозпросторам. А некоторые уже успели и обжечься.

— Большая часть России — зона рискованного земледелия. При этом система страхования сельхозпроизводства против погодных рисков находится в нашей стране в зачаточном состоянии. Иностранцы попадают в незнакомые операционные условия, им очень сложно здесь ориентироваться. Инфраструктура развита слабо, цены на продукцию сильно колеблются в зависимости от региона.

Однако председатель Совета Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России Вячеслав Телегин считает, что проблема захвата российских сельхозугодий иностранными компаниями, если её запустить, уже в ближайшем будущем может стать весьма остро.

— Два года назад мы подробно изучали этот вопрос. Уже на тот момент через аффелированные структуры иностранцы контролировали гораздо больше миллиона гектаров российской пашни. Это и итальянские, и шведские, и датские компании. Таких компаний в России уже не меньше десятка и у каждой в обороте — сотни тысяч гектаров. Учредителями их дочерних компаний формально числятся российские граждане, а финансирование реально осуществляется зарубежными инвесторами.

Чтобы точно знать, кто же у нас владеет землёй, надо убирать из законодательства понятие «собственность юридических лиц» и оставлять только «частную собственность физического лица». До этого мы не будем пофамильно знать владельцев сельхозпреприятий и земли.

«СП»: — Чем может обернутся для России массовая скупка или аренда земли иностранцами?

— Когда объёмы производства сельхозпродукции иностранными компаниями вырастут, это обернётся давлением на власть. Сначала на региональную, а затем и на федеральную. Сегодня у нас остаются лазейки в законодательстве, позволяющие зарубежному бизнесу осваивать наши земли.

Проблема ещё и в том, что около 85 процентов сельскохозяйственных земель в России не числятся в кадастрах регистрационных палат. Я говорю о земле, которая была пущена в приватизацию в начале 90-х годов. А это 118 миллионов гектаров земли. Представляете какие здесь открываются просторы для махинаций! Кто скажет, что там происходит?

Поэтому мы и добивались поддержки государства в этом отношении. Совсем недавно нам пошли навстречу. Были выделены средства из бюджета для оформления фермерской земли, межевания и регистрации. Однако пока что эти программы действуют не очень эффективно. Дело в том, что 50 процентов средств на регистрацию земель должны выделять региональные власти, а 50 процентов — федеральный бюджет. Без региональных денег не дадут и федеральных. А на местах деньги выделять не торопятся, ссылаясь на нехватку средств. Это косвенно показывает, что власти на местах не заинтересованы в том, чтобы у них земля была закреплена за крестьянами их региона.

«СП»: — Почему?

— Нынешнее положение, когда много сельхозземель в России находится в «подвешенном» положении, позволяет, что называется, ловить рыбку в мутной воде, растаскивать землю налево и направо…

«СП»: — Куда идёт продукция, произведённая иностранными сельхозкомпаниями в России?

— Зачастую на экспорт. Часть идёт на обеспечение других компаний, работающих в России. В том, что процесс освоения иностранцами нашей земли идет — нет никаких сомнений. Практически все наши фермеры на своей шкуре это чувствуют в регионах.

«СП»: — Можно ли говорить, что зарубежные компании внутри российского рынка, имея западную поддержку, лучше развиваются?

— Несомненно. Они вписаны в систему, имеют поддержку и сбыт. В то время как главная проблема крестьян России как раз состоит в том, что советская структура сбыта разрушена, а новая до сих пор не создана. Поэтому-то зачастую у фермеров нет стимулов увеличивать производство, расширять посевные площади. Не отлажены межрегиональные связи, не хватает перерабатывающих мощностей. Несколько в лучшем положении находятся те сельхозпроизводители, которые ближе к черноморским портам. Они имеют возможность работать с хорошей прибылью, продавая свою продукцию по более высоким ценам.

«СП»: — Возможно ли, что Россия потеряет юридический контроль над своими сельхозугодьями?

— Более чем возможно. В случае, если мы запустим этот процесс и в ближайший десяток лет не наведём порядок. Вообще, земельный капитал в России не посчитан. А ведь он стоит гораздо больше всех наших золотых запасов. 9 процентов всей мировой сельскохозяйственной земли и 40 процентов чернозёмов находится у нас. Тот же Китай сейчас очень присматривается к нашей земле. На Дальнем Востоке китайцы напрочь истощают целые поля, нещадно эксплуатируя их. После их «аренды» там долгие годы ничего невозможно вырастить, кроме бурьяна. Помните, два года назад Кондолиза Райс обмолвилась, что у русских «слишком много земли». Учитывая всё это, на мой взгляд, угроза потери контроля за частью территории реально существует.

«СП»: — Может ли в перспективе давление на власть со стороны компаний с иностранным участием привести к тому, что законодательство будет изменено и иностранцы смогут официально приобретать российские сельхозугодья в собственность?

— Запросто. Мне не хочется рассматривать этот вариант. Но если не пресечь те процессы, которые мы наблюдаем сегодня, то со временем такая перспектива вполне может стать реальной.

Евгений Сатановский также призывает не расслабляться.

«СП»: — Заинтересованы ли, например, арабские сельхозпроизводители в том, чтобы обрабатывать землю России?

— Несколько саудовских компаний вели переговоры на предмет организации своего сельхозпроизводства на Алтае. Однако вмешались природные силы — в 2010 году как раз, как мы помним, случилась сильнейшая жара, последствием которой стали лесные пожары. Арабы тогда испугались разгула наших неуправляемых стихий. Чем всё это закончилось, сказать не могу.

А вот на Украине земли иностранными компаниями скупаются. Там-то точно на многих пашнях уже стоит арабская «печать». В Украину вложено много денег из Турции, арабского мира, из Ирана, там идёт активный прозелитизм, порядка полутора миллиона украинцев за постсоветский период перешли в ислам и не только в Крыму.

Что касется России, то все мы знаем поговорку: «Закон, что дышло, куда поворотил, туда и вышло». Когда-то в древнем Израиле была эпоха судей, у нас теперь эпоха юристов. А юристы — они разберутся, как им обойти все неудобные вопросы по владению российской землёй.

В общем приходится констатировать прописную истину: свято место пусто не бывает. И если мы не наведём порядок на своих полузаброшенных пашнях, этот порядок рано или поздно будут наводить другие.

Фото с сайта blagozven.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня