18+
понедельник, 5 декабря
Экономика

Летальная орбита

Рогозин хочет сделать госагентство Роскосмос простой корпорацией

  
149

В понедельник, 4 июня, на заседании в Благовещенске, посвященном вопросам реконструкции космодрома «Восточный», вице-премьер Дмитрий Рогозин ожидает услышать из уст главы Роскосмоса Владимира Поповкина обоснования полезности и нужности агентства. Как вице-премьер отметил в своем микроблоге в Twittere, от успешности защиты главой Роскосмоса предложений по реформе космической отрасли зависит сама дальнейшая судьба этой структуры.

Сотрудники пресс-службы Роскосмоса отказались от официального комментария, сославшись на отсутствие полномочий на это. Раскрыть эту тему помогли сторонние эксперты.

— Насколько я понимаю, речь идет о реанимации старого тезиса о реструктурировании агентства в космическую госкорпорацию, — отметил научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев.

«СП»: — Иван Михайлович, вам известно, какие идеи лягут в основу предложений по реформе отрасли?

— Основу этих предложений составляет представленная в марте этого года правительству руководством Роскосмоса «Стратегия развития космической деятельности России до 2030 года и на дальнейшую перспективу». Этот документ представлен на сайте агентства. Надо отдать должное Владимиру Поповкину — это первый глава нашей космической организации, который публично и на высшем государственном уровне представляет и проталкивает масштабный проект по долгосрочному развитию всей отрасли. Независимо от дальнейшей судьбы этих предложений, этот шаг очень верный и значимый.

«СП»: — Но сегодня речь идет не только о разработке новых ракет-носителей и планировании этапов изучения Луны и Марса, но и об административно-структурной реформе. Например, на днях без широкой огласки в структуре Роскосмоса была создана корпорация «Стратегические пункты управления».

— Совершенно верно. Новое подразделение появилось на базе центрального конструкторского бюро тяжёлого машиностроения (ЦКБ ТМ). В послужном списке бюро — разработка и строительство башен и ферм обслуживания, спецкранов и другого оборудования для космических стартовых комплексов «Восток», «Союз», «Мир», «Протон» и других.

Но дело в том, что ЦКБ ТМ занималось и другими вещами очень значимыми для военных, особенно флота и авиации. Например, различные системы обслуживания и загрузки ракет в подводные лодки нашего ВМФ. Кроме этого, с 1970 года бюро является головной организацией по созданию высокозащищённых командных пунктов для РВСН различных уровней и рангов. И вот здесь планы Рогозина входят в конфликт с интересами отрасли.

«СП» — А какие у Рогозина планы?

— По моим сведениям, речь идет о реанимации высказывавшегося примерно два года назад плана тогдашнего главы Роскосмоса Анатолия Перминова о преобразовании агентства в госкорпорацию. Тогда эти планы остановил президент Дмитрий Медведев, заметив, что корпораций уже очень много, и впредь надо более вдумчиво относиться к их созданию.

«СП»: — Тогда понятно, почему сегодня эта идея снова актуальна. Госкорпорации появились во время первого президентства Владимира Путина, и в каком-то смысле являются его идейным детищем. Усиление этой тенденции, долгое время сдерживавшейся Медведевым, с возвращением в Кремль Путина выглядит закономерным.

— Надеюсь все-таки, что это личная инициатива Рогозина. У меня вообще впечатление, что его заметка в микроблоге написана после 30-секундного размышления. Так что до реализации этой пагубной для нашей отрасли идеи попросту не дойдет. В пользу этого говорит в целом прохладное отношение к космосу и Путина, и Медведева. За все годы нахождения во власти Путин единственное более-менее значимое заявление по космосу сделал в 2007 году. Медведев упоминал о нем несколько раз вскользь. Им обоим космос мало интересен. Поэтому я думаю, что высказывание Рогозина сделано без указания сверху. А реформирование такого уровня решается только на уровне президента страны или председателя правительства. В целом я расцениваю заявление вице-премьера в Твиттере, как некорректное высказывание.

«СП»: — И все-таки карьера господина Рогозина идет на повышение, едва ли бы это было возможно, если бы он не находился в струе, не координировал достаточно жестко свои действия с Кремлем.

— В любом случае могу сказать лишь то, что перевод Роскосмоса в статус госкорпорации означает смерть отрасли. Во-первых, понижение государственного ведомства до уровня корпорации, то есть, большой компании, кардинально изменяет круг задач, которые будет решать руководство такой структуры. Менеджмент любой компании живет интересами только компании, поэтому все задачи развития отрасли, тем более долгосрочного, будут попросту выпадать из зоны внимания госкорпорации. Ее будут интересовать собственные финансовые отчеты, а не прорывы в космосе, позиции России, научные исследования, национальные интересы. Тем более такая корпорация не потянет координацию с военными, интересы которых в космосе изначально были очень велики, и с которыми очень тесно завязан Роскосмос сегодня.

Если нам вообще нужна космонавтика, обязательно нужен и государственный орган по администрированию этой сферы. Корпорация не может создавать и отстаивать государственную стратегию. Поэтому такая реструктуризация вред отрасли нанесет огромный, а потери будут невосполнимы. Тем более, учитывая наше общее аховое состояние дел в космонавтике.

«СП»: — Каковые сегодняшние проблемы космической отрасли?

— Аварии на запусках, из-за которых был снят с должности Анатолий Перминов, это лишь пузырьки на поверхности. Главная системная проблема предприятий Роскосмоса — крайне низкая производительность труда. По оценке Минэкономразвития, которая озвучивалась на одном из заседаний правительства, по производительности в труда в денежном выражении наша космонавтика отстает от США в 33 (!) раза. В сравнении с Европейским космическим агентством по этому показателю Роскомос проигрывает в 10 раз. Есть очень большие проблемы с дисциплиной. Часто идут длительные срывы по поставкам военной техники РКК «Энергия», по планам разработки новых ракет-носителей. Все это уже привело к утрате конкурентоспособности на мировом рынке нашей космонавтики.

«СП»: — Но на сегодняшний день российские ракеты едва ли не единственные, которые могут летать к МКС. Американцы остались без шаттлов и летают только на наших ракетах.

— К МКС летают еще французские транспортники. В целом аварийность ракет-носителей в мире примерно одинакова — я имею в виду развитые в этом отношении государства, — поскольку на сегодняшний день ракеты-носители достигли потолка своего технологического развития. Раньше у нас была аварийность поменьше, в последние годы — чуть повыше, чем у зарубежных конкурентов. В целом в сегменте запусков мы занимаем треть мирового рынка. Но сам этот сегмент составляет только 5% мирового рынка космических услуг. Иностранцам этот сегмент даже не очень интересен, поскольку он приносит небольшую прибыль. Гораздо большие деньги приносит запуск спутников, которые стоят во много раз больше, чем несущая их ракета. А самый крупный сегмент рынка космических услуг составляет производство различной аппаратуры, использующей сервисы со спутников. Например, GPS-приемники и тому подобное. По совокупности наша доля на всех трех сегментах составляет 0,5% космического рынка планеты!

«СП»: — К РКК «Энергии», выпускающей наши ракеты-носители, есть большие претензии со стороны военных из-за срыва работ по срокам на целые годы. Кроме того, «Энергия» на несколько лет задержала проект по новой модификации корабля «Союз». 23 июня этого года будет рассматриваться вопрос о смене руководства РКК. Еще пару недель назад Роскосмос сообщал, что обновление руководства будет радикальным. Однако теперь, вроде, есть информация, что президент РКК «Энергии» сохранит свой пост. Может ли быть «накат» со стороны Рогозина инициирован недовольством военных по работе РКК?

— Наша оборонка является самым крупным заказчиком Роскосмоса. У военных действительно регулярно есть серьезные претензии к этой организации, в том числе финансового и производственного характера. Но дело в том, что они всегда утрясали абсолютно все вопросы между собой в «тихом» формате, без вынесения дискуссии наружу. На военных это очень непохоже. Так что здесь лоббисты Минобороны ни при чем.

Один из главных инициаторов возрождения космодрома «Восточный» на Дальнем Востоке (место заседания) председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов также воспринял заявление Рогозина довольно негативно.

«СП»: — Юрий Васильевич, какую реакцию вызывает у вас возможная реорганизация Роскосмоса?

— Есть три ключевых масштабных вида деятельности, которые обязательно должны жестко координироваться государством. Это активность на море, авиация и космонавтика. Кроме того, что мы страна, запустившая первой спутник и выведшая на космическую орбиту человека, есть необходимость жесткого реагирования на сегодняшние ключевые военные угрозы, в которых космос имеет решающее значение. Космическое оружие и войны — это уже близкая реальность.

Поэтому надо не менять статус Роскосмоса, а усиливать его. Необходимо реорганизовать промышленность, входящую в структуру агентства. Нужно ее качественно использовать. Роскосмос всегда входил в структуру ВПК. Технологически космос сильно связан с оборонкой. Поэтому я думаю, это больше вопрос к Рогозину: а есть ли у него самого реальные планы и стратегия развития космической отрасли на ближайшую четверть века?

«СП»: — Какие проблемы Роскосмоса сегодня, на ваш взгляд, самые кричащие?

— На 90% проблемы Роскосмоса — это кадровые проблемы. Это проблемы подготовки, оплаты и стимулирования кадров. Но и это также сопряжено с общей для нашей экономики проблемой управленческих кадров. К управлению предприятиями и отраслями сегодня допускаются не очень эффективные управленцы, главная задача которых — правильно обслуживать олигархические группы или чиновничьи кланы. Другие не допускаются. Люди, ставящие единственную задачу — эффективно развивать отрасль, активно оттесняются от ключевых позиций. Специалисты по космонавтике, способные эффективно решать ее проблемы на мировом уровне, уже удалены из этой сферы.

Вторая проблема относится к мировой космонавтике в целом: тот вектор развития, который приобрела экспансия в космос с начала 1970-х годов себя исчерпал. Поэтому сегодня космонавтика находится в тупике в любой стране, которая стремится что-то сделать в этой сфере. Чтобы идти вперед, а уж тем более, сделать прорыв, надо выбрать радикально новую дорогу. Принципиально новую концепцию продвижения в космос.

«СП»: — Таким образом, проблемы Роскосмоса вытекают из того, как принято делать крупный бизнес в нашей стране?

— Есть какая-то общая струя развивать псевдоактивность, плодить структурки, корпорации вместо решения наболевших проблем. Это хроническая пустая реорганизационная деятельность. Заявление Рогозина находится полностью в этом русле. Так что изначально его курс в космонавтике — это симуляция решения проблем.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня