18+
пятница, 23 июня
Экономика

Седьмая авария Роскосмоса

После очередного ЧП на орбите космическая отрасль может потерять и лицо, и руководство

  
259

Очередной запуск спутников Роскосмосом завершился крахом. Даже далеким от космической отрасли людям совершенно ясно, что кризис носит системный и затяжной характер.

Как сообщается на сайте Роскосмоса, разгонный блок «Бриз-М» должен был доставить на стационарную орбиту высотой в 35 тысяч километров два спутника: «Экспресс-МД2» и Telkom-3. Включение маршевой двигательной установки блока произошло в расчетное время, однако двигатели выключились через 7 секунд вместо расчетных 18 минут 5 секунд. По расписанию космический аппарат Телком-3 должен был отделиться от разгонного блока Бриз-М в 08:44 мск 7 августа. А «Экспресс-МД2» должен был уйти в автономный полет в 09:14 мск.

Пресс-служба Роскосмоса пока готова сообщить только краткую официальную информацию: «7 августа в ходе выведения головной блок (РБ „Бриз-М“ и 2 КА) не был обнаружен на переходной орбите. Сигнал с головного блока (ГБ) был принят с аварийной промежуточной орбиты. ГБ сопровождается средствами Войск Воздушно-космической обороны и Роскосмоса. Ведётся анализ сложившейся ситуации». Таким образом, причина, по которой разгонный блок не сработал, как положено, пока не ясна. Также не известно, отделились ли спутники от маршевого двигателя. Впрочем, средства российского наземно-измерительного комплекса обнаружили на промежуточной орбите некий неизвестный объект, который может быть одним из спутников.

Но даже если спутники отделились от ракеты-носителя, их можно считать утраченными, ведь запаса топлива в них не хватит для того, чтобы за счет собственных маневровых двигателей выйти на целевую орбиту на высоте 35 тысяч километров. Таким образом, все потраченные на изготовление космических аппаратов и на запуск средства, а это около 6 миллиардов рублей, можно считать пропали.

Спутник связи «Экспресс-МД2» был создан в Центре имени Хруничева совместно с итальянским подразделением Thales Alenia Space. Это второй космический аппарат серии «МД», разработанный и изготовленный российским предприятием. Он предназначался для круглосуточной ретрансляции спутниковой связи и телевещания России. Ожидалось, что «Экспресс-МД2» станет первым аппаратом, который пополнит орбитальную группировку российского оператора ФГУП «Космическая связь» после прошлогодней аварии. Из-за нештатной работы разгонного блока тогда не удалось вывести на орбиту аппарат «Экспресс-АМ4».

Космический аппарат связи Telkom-3 был создан ОАО «Информационные спутниковые системы» имени академика Решетнева" (ОАО «ИСС») в кооперации с российскими и зарубежными предприятиями по заказу индонезийской компании РТ Telekomunikasi Indonesia Tbk (Джакарта). Спутник должен был обеспечить связь и телевизионное вещание в Индонезии и Индокитае.

Теперь, как сообщает РИА «Новости», запуски ракет-носителей типа «Протон-М» с разгонными блоками «Бриз-М» будут приостановлены до выяснения причин аварии. В работе аварийной комиссии обязательно примут участие эксперты Роскосмоса и представители Космического центра им. Хруничева, изготовившего разгонный блок «Бриз-М». Между тем, источник «Интерфакса» сообщил, что Роскосмос может сменить руководство Космического центра им. Хруничева.

Это первое ЧП после того, как Роскосмос ввел в строй на предприятиях отрасли собственную приемку ракетно-космической техники и повысил требования к предстартовой подготовке. «Авария ставит под сомнение меры, предпринятые космическим агентством по повышению контроля качества производимой ракетно-космической техники. А за это кто-то должен понести наказание», — заявил источник агентства.

Статистика ужасна: с декабря 2010 года это уже седьмая (!) крупная авария на счету Роскосмоса.

— То, что отрасль переживает глубокий системный кризис, не вызывает сомнения, — говорит научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев. Несколько месяцев назад об этом публично заявлял и нынешний глава Роскосмоса Поповкин.

«СП»: — В чем главные причины нынешнего системного кризиса?

— Есть организационная часть: кто за что отвечает. Явно есть проблемы с определением зоны ответственности некоторых должностных лиц, в результате остаются без надлежащего контроля технологические цепочки. Дело в том, что сегодня очень большая часть комплектующих, как спутников, так и ракет, используемых в нашей космонавтике, имеют иностранное происхождение. Да, есть хорошие комплектующие западного производства, но технологические циклы тестирования, проверки и отладки оборудования до сих пор используются в том виде, как они были созданы во времена, когда все в космонавтике было только отечественного производства. Все технологические процедуры полностью идут по старым регламентам, а оборудование в значительной части уже другое! Оно требует других процедур.

«СП»: — Но вы говорили, что руководство Роскосмоса осознает эти задачи?

— Да, действительно, Роскосмос ввел собственную программу по повышению надежности запусков, по приемке техники. Однако эти меры реализуются слишком медленно. Чтобы был результат, прогресс, необходимо все делать гораздо быстрее, резко отложить все остальное и целенаправленно все подчинить задаче надежности полетов. А иначе что — спутники, ракету построили, а теперь весь этот труд впустую?

«СП»: — Хорошо, что пока без человеческих жертв обходится. И это при таком количестве аварий. Прежнего главу Роскосмоса Анатолия Перминова сняли с должности после падения трех спутников Глонасс во время неудачного запуска в декабре 2010 года. После этого ответственность за часть неудачных запусков Поповкину удалось возложить на прежнее руководство. Теперь ситуация не та. Так или иначе, но нынешний директорский корпус уже в ответе за неудачи.

— Трудно говорить о кадровом вопросе, поскольку он относится к политическим решениям высших должностных лиц в государстве. В нынешней структуре управления непосредственный начальник Поповкина — премьер-министр Дмитрий Медведев.

Какое решение он примет, во многом зависит от того, какие выводы об авариях ему преподнесут, кто получится виновным в них. Но для пользы дела новые кадровые перестановки ничего не дадут.

«СП»: — Тем не менее, из недр космического ведомства уже доносятся намерения уволить руководство центра имени Хруничева. Наверно в Роскосмосе понимают: чтобы сохранить свои кресла, надо выдать правительству ритуальную жертву?

— Это ничего не даст отрасли, только хуже будет. Ритуальными жестами не решаются системные проблемы. Гораздо больше влияет на безопасность крайне низкая производительность труда в космической сфере. Еще в 2008 году Минэкономразвития опубликовало данные своего исследования: мы уступаем США в 33 раза по производительности труда в ракетно-космической сфере, в 10 раз отстаем от Европейского космического агентства. Поэтому у нас в одни сутки докладывают о том, что американцы успешно сажают космический аппарат на Марс, а у нас спутники связи не долетают до околоземной орбиты.

Некоторые эксперты говорят, что, мол, Минэкономразвития использовал не те методики расчета. Но качественную картинку реальной ситуации эти данные показывают верно. Еще показательнее отставание Роскосмоса в несколько раз по производительности труда от российского авиастроения и автомобилестроения! Нельзя обеспечить надежность аппаратуры и техники при низкопроизводительном производстве.

«СП»: — Вообще, читая задним числом выводы комиссий о причинах неудачных запусков, испытываешь ощущение, что разговор идет не о новых ракетах, а о старом «запорожце». Спутники Глонасс рухнули в Тихий океан якобы из-за того, что в разгонный блок налили чересчур много топлива. Ракета «Союз-У» упала из-за засорения топливного тракта… Так и хочется сказать: карбюратор помойте! И проверьте топливо в баке. Как будто купили паленый бензин на трассе. Это даже для автолюбителя какие-то детские болезни. Конечно, это условная аналогия, но впечатления такие.

— Причины сегодняшней деградации уходят своими корнями в прошлое, когда казалось, что у СССР настолько мощные ракеты, что нет смысла уделять внимание развитию отрасли, созданию нового. Это и ранее, еще в советское время, приводило к тому, что были целые циклы неудачных пусков, но тогда жестко проводили масштабные программы по повышению надежности, создавали новые технологические регламенты. И это приносило результат. Теперь надо сделать то же самое, только очень быстро.

«СП»: — А можно ли делать что-то быстро при рекордно низкой производительности труда? В чем причина низкой производительности сегодня?

— Производительность и надежность действительно сильно связаны. Одна из главных причин — очень высокие накладные расходы. Очень большое количество начальников на небольшое число реально работающих в отрасли людей. Очень много лишнего в отрасли: и в организационной структуре, и в материальной сфере. Это огромные избыточные площади и станки, отчасти персонал, рассчитанные на старые советские планы по производству военной техники для космоса. Сегодня все это не нужно. Но оно стоит и потребляет большое количество денег на свое содержание. При этом и оборудование, станки — очень старые, то есть низкоэффективные и малопроизводительные. Со всем этим надо что-то делать. Руководство Роскосмоса, конечно, проблемы знает, задачи ставит. Но все это сдвигается очень-очень медленно.

На фото: разгонный блок «Бриз-М» с прикрепленным к нему спутником © Роскосмос

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня