18+
пятница, 20 января
Экономика

Чубайс не разделяет оптимизм Кудрина, Шувалова, Христенко и еще кое-кого выше…

Из состояния «нервного драматизма и пессимизма» чиновники переходят в стадию «позитивной уверенности в будущее»

  
8

Члены кабинета министров наперебой стали уверять, что они уже излечились от хандры, и теперь готовы энергично действовать. И обещают, что эти действия будут вполне адекватными, а меры — правильными. Первым использовал заряд бодрости Игорь Шувалов, заявивший, что, по его мнению, экономический кризис в России либо достиг дна, либо приблизился к нему. «Мы уже внизу либо уже близки к нижней точке. У нас есть ощущение, что к концу года может быть и рост», — сказал первый вице-премьер. И чуть все не испортил, добавив: «Хуже может быть, если ухудшится ситуация на внешнем рынке».

Но тут же успокоил общественность: «В целом у нас позитивное настроение, и из состояния нервного драматизма и пессимизма большая часть коллег переходит в стадию позитивной уверенности в будущее».

По расчетам правительства, уже к концу года экономика выйдет на траекторию роста. По словам Игоря Шувалова, есть все основания полагать, что при благоприятной внешней конъюнктуре и правильных действиях правительства мы в течение 2009 года будем переживать некий подъем экономики и он будет основан на повышении внутреннего спроса на отдельные группы товаров.

Но этот «праздник» может испортить инфляция, расчет по которой у правительства 13−14% в год. По данным Росстата, с 1 января по 16 марта цены уже выросли на 4,7%. «Есть ли у нас риски более высокой инфляции? Да, есть. В случае, если ситуация будет складываться более жестко и при определенных других условиях, инфляция может быть выше».

По словам Игоря Шувалова, правительство внимательно наблюдает за тем, как ведет себя основная корзина продуктов питания: «Нас как раз волнует корзина тех продуктов, которые покупают люди с небольшим достатком, — молоко, хлеб, крупы, макароны, растительное масло. По некоторым группам мы видим небольшой рост — 2%, по некоторым — до 15−20%», — сообщил первый вице-премьер и пригрозил, что к тем, кто искусственно разгоняет продовольственную инфляцию, будет применяться «жесткий подход». «Это не фиксация цен, но это некое влияние на цены, на отдельные группы товаров», — туманно пояснил Игорь Шувалов.

С большой долей «позитивной уверенности» говорил накануне и вице-премьер, министр финансов РФ Алексей Кудрин. По его словам, разработанная правительством антикризисная программа, поможет решить если не все, то многие проблемы.

«Антикризисные меры — это защитный блок от мирового кризиса с целью провести перестройку своих рядов, перегруппировку», — заявил в интервью «Первому каналу» Алексей Кудрин. «Объективные законы мирового рынка не изменить. Если на отечественную продукцию, например, нефть, в мире сокращается спрос, — просто будут потреблять нефтепродуктов меньше. Автомобилей меньше стали продавать. Предприятия многие остановились. Это означает, что будут меньше потреблять электроэнергии, меньше энергоносителей, меньше кокса. Продукции металлургии, угольной промышленности меньше стали потреблять», — сказал Кудрин.

По словам вице-премьера, есть и плюсы: из-за подорожания импортных товаров должен возрасти спрос на продукцию российских производителей. «Это тоже стимулирует спрос российских предприятий. Цена на импорт становится заоблачной. И более дешевая российская продукция будет востребована», — считает глава минфина.

Кроме того, это поможет отдельным социальным группам пройти кризис, найти новую работу, найти ту нишу, где они могут себя более качественно показать. «Удорожал импорт? Хорошо, будем производить аналогичную продукцию у себя дешевле, лучше. Эта ниша открывается».

Алексей Кудрин назвал сумму, в которую обошлись российскому налогоплательщику антикризисные меры — 1 триллион 600 миллиардов рублей. И выразил уверенность, что к концу этого года темпы инфляции замедлятся: «В конце года, надеемся, мы собьем инфляцию. В среднем по году она предполагается 13%, но в начале, в первом полугодии она будет выше. Сначала будет расти, а в конце года — падать. К концу года мы ее ожидаем где-то на уровне 10%».

Осень осторожный прогноз дал вице-премьер Александр Жуков, предупредив, что «серьезный кризис в экономике может продлиться не один год, а больше». Но тоже постарался придать обществу солидный заряд оптимизма. Например, безработных должно порадовать сообщение вице-премьера о том, что сокращение бюджетных расходов на содержание чиновников почти равно суммам, выделяемым на программы занятости. А главная цель антикризисной программы — это «сохранение рабочих мест и создание новых рабочих мест для тех, кто потеряет работу». При этом правительство считает себя не вправе допустить банкротства системообразующих предприятий, особенно предприятий, расположенных в моногородах — там, где одно предприятие и людям негде больше работать. Но при этом Александр Жуков подчеркнул: «Мы не хотим „просто выживать“. Мы хотим, чтобы после кризиса наша промышленность, село имело четкую перспективу дальнейшей деятельности».

А вот министр промышленности и торговли РФ Виктор Христенко, видимо, еще не совсем избавился от состояния «нервного драматизма и пессимизма». Он считает, что для выхода из кризиса экономике России может потребоваться от трех до пяти лет. «Еще в сентябре прошлого года я говорил, что для выхода из кризиса потребуется три года минимум, — покаялся он в интервью журналу „Итоги“, — но, скорее, от трех до пяти лет».

Виктор Христенко не смог обойтись без ярких драматических образов. Развитие экономического кризиса, по его мнению, сравнимо «с тем, как протекает болезнь у детей: в отличие от взрослых — с высокой температурой, зато быстро вырабатывается иммунитет, и, как правило, без осложнений». Российская экономика, в понимании министра промышленности и торговли, «ребенок»: «У нас выше, чем на Западе, „температура“, острее симптомы, но мы имеем все шансы не стать „хрониками“, если поймем, с чем в ее структуре надо расставаться, а что переделать или создать заново».

Он сообщил, что готов список предприятий, в уставные капиталы которых намерено войти государство. Но значительных потерь в реальном секторе экономики не избежать. «Для разных отраслей по-разному. Но мы уже никогда не будем докризисными, выйдем из этой передряги с другим обликом промышленности». Этот облик очерчен «в отраслевых стратегиях, которые мы принимали еще «до того», сказал Виктор Христенко. И бодро резюмировал: «Как ни странно, кризис если на что и не повлиял, то на эти стратегии. Мы только укрепились в необходимости реализовать их».

Весьма туманный прогноз дал президент Дмитрий Медведев. Во время встречи с тульскими депутатами он сказал: «Ситуация пока очень неопределенная, и, признаться откровенно, мы продолжаем падать». В то же время, отметил президент, в нынешнем кризисе «есть разнонаправленные тенденции, которые свидетельствуют о том, что мировая экономика движется не только вниз, но происходят и какие-то пока не очень внятные, но другие движения».

Боле конкретно высказывается на этот счет премьер-министр Владимир Путин. Например, на встрече с рабочими Подольского машиностроительного завода его спросили: как долго продлится мировой кризис? И что будет с российской экономикой?

«Я думаю, что в первом квартале следующего года мы должны увидеть свет в конце туннеля», — четко ответил Владимир Путин.

А вот Чубайс, как всегда, «против». Он считает, что прогнозировать сроки окончания экономического кризиса невозможно. «Я со своей стороны точно не готов давать никакие прогнозы, — признался глава госкорпорации „Роснано“ в эфире радиостанции „Эхо Москвы“. — Больше того, честно скажу, у меня вызывают подозрение люди, которые знают ответ на этот вопрос. Ситуация в моем понимании крайне тяжелая, и в России, и вообще».

Но у нас, по мнению Анатолия Чубайса, все не так плохо, поскольку Россия, «в отличие от большинства стран мира», оказалась одной из самых подготовленных к кризису: «Если бы у нас не было 560 миллиардов валютных резервов, падение рубля было бы не 1,5 раза, а 8−9 раз. После того, как мы истратили значительную часть резервов, осталось 480 миллиардов долларов, что является беспрецедентным объемом, третьим в мире по величине и говорит о подготовленности России».

В отличие от премьер-министра Владимира Путина, который назвал мировой кризис «идеальным штормом», Анатолий Чубайс для образного выражения подобрал более глубокое сравнение. «Нельзя быть полностью подготовленными к землетрясению, а происходящее можно сравнить именно с такими явлениями. В этом смысле в России очень сложно складывается ситуация в экономике, точно предстоит падение ВВП, бюджетный дефицит, судя по всему, достигнет 8 процентов, инфляция — на уровне 13−14 процентов минимум», — все же не удержался от собственного прогноза Анатолий Чубайс.

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня