Экономика

Спекулянты на пороге. Закройте дверь!

Профессор Кричевский о стремлении Запада навязать нам свои правила игры

  
65

В очередном западном экономическом рейтинге, оценивающем степень экономической свободы в национальных экономиках планеты, Россия заняла 139-е место из 177. Лидерами оказались Гонконг, Сингапур, а также Австралия, Новая Зеландия и Швейцария. Также в первую «десятку» вошли Канада, Чили, Маврикий, Дания и США. Худшими по этому показателю признаны Зимбабве, Куба и Северная Корея.

Это ежегодное исследование является плодом совместных усилий американского Heritage Foundation и газеты Wall Street Journal. Рейтинг формируется на основе расчетов по десяти основным категориям, учитывающим степень экономических и торговых свобод, инвестиционной открытости, вмешательства государства в экономику, степень коррупции и т. п.

Любопытно, что из крупных экономик нашим ближайшим соседом оказался Китай (136-е место). Нахождение на близкой с нами позиции страны, стремительно вырвавшейся на второй место по размеру экономики, говорит о том, что наличие экономической свободы, видимо, не так уж важно для стимулирования экономического роста, что изначально принимают за аксиому авторы рейтинга.

Кроме того Wall Street Journal отмечает, что одновременно с уменьшением степени экономической свободы в глобальной экономике в мире растут популистские настроения: население все больше требует от властей активно перераспределять доходы между социальными слоями и активно вмешиваться в управление хозяйственной деятельностью.

Получается, что даже западный мир плавно хочет попасть «назад в СССР» формально отрицая это? Но не находится ли этот формируемый населением мира запрос в противоречии с необходимостью стимулировать экономический рост?

С этими и другими вопросами «СП» обратилась к председателю Экспертного совета «Опоры России», доктору экономических наук, профессору Никите Кричевскому.

«СП»: — Отражает ли этот рейтинг возможности той или иной страны по стимулированию роста своей экономики? Важна ли сегодня для этого экономическая свобода?

— Есть группы, продвигающие через Всемирный банк точку зрения, что лишь свободный рынок может дать благосостояние народам, богатство и процветание странам. Этот посыл подается с претензией на истину в последней инстанции. Но мировая практика опровергает эту идеологию. Если мы посмотрим на список стран, успешно проведших индустриализацию в XX веке, то мы увидим, что везде государство очень активно участвовало в управлении экономикой. Вот примеры: Китай, Южная Корея, Сингапур, Япония, Бразилия. Также это можно сказать в отношении сырьевых экономик Ближнего Востока и Австралии. А вот в сырьевых экономиках, где большую роль играют частные компании, появляются серьезные проблемы. Например, в Мексике. Так что эта теория мировой экономической практикой уже многократно опровергнута.

«СП»: — Да, Китай рядом с нами в рейтинге, а его экономика растет лучше всех.

— Хорошо растут как эта административная экономика, так и максимально открытые Гонконг и Сингапур. По большому счету, это те же самые китайцы. Так что эффективными оказались и свободный рынок, и авторитарная модель. То же самое можно сказать и в отношении США и КНР. Что опровергает ценность продвигаемой рейтингом идеологии. Причем Гонконг и Сингапур ставятся нам в пример. Но при этом для них характерно почти полное отсутствие природных ресурсов и минимальная территория, то есть совершенно отличные от наших условия.

«СП»: — С чем тогда связана привязанность влиятельных институтов к этой идеологии?

— Все просто. В мире сегодня обращается огромное число неприкаянных горячих спекулятивных денег. Их масса превышает 20 триллионов долларов. Поэтому цель подобных рейтингов — оказать влияние на принимающих решения в экономической политике субъектов по раскрытию границ для иностранных инвестиций.

Но, если завтра Россия откроет свои границы для этого спекулятивного капитала, послезавтра мы захлебнемся от него. Совершенно очевидным следствием такого шага будет резкое уменьшение наших международных резервов, быстрый рост инфляции и безработицы в стране.

Посмотрите на страны с максимально открытыми рынками и минимальным вмешательством государства в экономику: США и Западную Европу. Посмотрите, как их трясло во время кризисов в конце 1990-х годов и в 2008 году. Полюбуйтесь на долговые проблемы, к которым их привела воплощенная на практике идеология открытого рынка. Очевидно, что это катастрофа.

«СП»: — Для чего же международный спекулятивный капитал так рвется к нам?

— Цель этого десанта — взять под контроль еще оставшиеся природные ресурсы, а также захват региональных финансовых рынков. Последняя задача решается через построение пузырей, эта технология давно отработана и известна. Владельцам денег нужно заставить их работать, надежно разместить под высокие проценты. Продвигает эти проекты финансовый сектор, тот самый, что является главным виновником сегодняшних проблем мировой экономики.

Между тем, посмотрите, как в Европе решаются эти бюджетные проблемы: через агрессивные деспотичные действия финансовой полиции в отношении физических лиц. То есть через усиление репрессивных функций государства в экономике.

Между тем, страны с открытыми рынками все больше вязнут в пирамиде государственных обязательств. Вы посмотрите: госдолг США достиг 100% ВВП, Франции — 86% ВВП, Греции — 132% ВВП, Японии — 230% ВВП. У России он менее 10% ВВП. Так и хочется спросить: а чего вы нас тогда учите? Как раз в этих сферах мы решаем свои задачи лучше, чем те, кто нас учит. Да, у нас есть другие серьезные проблемы, их надо решать. Но спекулятивный капитал там не помощник.

«СП»: — О каких проблемах вы говорите?

— Это проблемы в социальной сфере, связанные с бедственной ситуацией в области образования и недофинансированием науки, здравоохранения и социального обеспечения. Необходимо существенно повышать уровень жизни в бюджетном секторе. Далее, посмотрите на ужасную ситуацию с детской наркоманией. В целом у нас хромает институт семьи.

Что касается экономики, конечно, надо решать вопрос о безобразной защите прав собственников. Надо жестко заниматься с жуткой коррупцией.

«СП»: — Есть ли у нашего населения запрос на уравнительную систему?

— Безусловно, в российском обществе есть большой запрос на идею социальной справедливости и перераспределения национальных доходов. И я не понимаю, почему власть попросту игнорирует этот запрос. Посмотрите на классический пример Америки: перед приходом к власти Рузвельта подоходный налог не превышал в США 24%, к концу его первого президентского срока максимальная ставка по прогрессивной шкале доходов достигла 63%, к концу второго срока — 77%. Что это дало? С начала 1930-х годов к 1955 году в США, благодаря этой политике перераспределения доходов, сформировался средний класс, подавляющее большинство населения получило медицинские страховки, родилась и достигла развитого уровня система пенсионного обеспечения.

В России генетически и исторически государство всерьез занималось этими вопросами, и только оно способно играть в этих сферах вдолгую. Ведь бизнес изначально ориентирован на извлечение прибыли здесь и сейчас.

«СП»: — Не конфликтует ли в нашей стране запрос на уравнивание в доходах с необходимостью стимулирования экономического роста?

— За двадцать последних лет у россиян устоялось искаженное экономическое сознание. Мы считаем, что главная задача в стране — обеспечить экономический рост. Но это в корне неверно. Любая экономика существует для человека. У нас были периоды, когда экономика росла на 8% в год. А население радикальных перемен не почувствовало. Были периоды, когда она падала по 8% в год — тоже никаких радикальных перемен. Поскольку уровень и качество жизни далеко не только деньгами меряются. Поэтому в первую очередь говорить лучше не о доходах, а о социальном, общественном развитии. И это — исключительно вопрос государства.

Нужно повысить заработные платы в бюджетной сфере. Нужно увеличить пенсии. Они у нас в стране маленькие не потому, что много пенсионеров, или государство маленькое, а потому, что половина экономики существует в тени. И даже по единой для всех ставке налог на доходы платит лишь половина налогоплательщиков. Это вопрос наведения порядка в экономике, финансовой дисциплины. И не надо бояться, что введение прогрессивной шкалы испугает богатых, они все уйдут в тень. Это вопрос администрирования, для этого и нужно сильное государство, его репрессивный аппарат. Будет слабым — и при маленьких налогах все уйдут в тень. И что тогда?

Наша налоговая система не сложна. Эти вопросы можно решить. Конечно, у нас не надо вводить европейские 50% и, тем более, 70% налога на доходы для самых богатых. Но совершенно очевидно, что в стране у нас власть думает о 10% самых богатых, а об остальных 90% населения не особо печется.

«СП»: — Так что американский рейтинг в приложении к России надо понимать буквально наоборот?

— Запад нам пытается внушить, что государства в экономике у нас — слишком много, а перечисленные наши российские проблемы свидетельствуют, что его слишком мало. И никто, кроме государства, не может эти проблемы решать.

Если западные финансисты хотят прийти к нам со своими деньгами, хотят заработать у нас — так пусть об этом и говорят. Но не надо убеждать, что государство в российской экономике — лишнее.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня