Экономика

Антикризисный план Путина получит всенародный «одобрям-с»

Россияне, как и в советское время, горячо и единогласно поддерживают решения партии и правительства

  
8

Премьер-министр РФ Владимир Путин в четверг обсудит антикризисную программу с лидерами политических партий и представителями общественных организаций.

Программа антикризисных мер была одобрена правительством РФ 19 марта. На реализацию этого плана предусмотрено выделение средств федерального бюджета в размере 1,611 триллиона рублей. Но формально еще возможна корректировка намеченных действий правительства.

Как сообщило агентство «РИА Новости», «…после широкого общественного обсуждения доработанный документ 10 апреля будет внесен в кабинет министров».

Ранее Путин встречался с представителями профсоюзов и лидерами трех думских фракций, которые озвучили свои предложения по дополнению антикризисного плана. Никто не высказался против, не прозвучало существенных замечаний. Теперь на очереди — руководители политических партий, представленных в Госдуме, члены Общественной палаты, ученые, представители деловых кругов, отраслевых профессиональных объединений, профсоюзов, общественных организаций, молодежных движений.

И они тоже единогласно одобрят и горячо выскажутся в поддержку плана правительства, считает политолог, член Совета по правам человека при президенте РФ Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, есть здравый смысл в этом чуть ли не «всенародном» обсуждении или это только чтобы «галочку поставить»?

— Смыл в этом есть, главным образом, с точки зрения того, что раньше называлось пропагандой, а теперь — пиаром. Важно, чтобы, когда эти меры будут приняты (а никто не сомневается, что они будут приняты), можно было сказать, что они прошли всенародное обсуждение и были одобрены. Большую часть жизни я прожил в Советском Союзе и помню, как мы всенародно обсуждали решения партии и правительства и всегда их одобряли. Например, в 1983-м году все жители страны советов сообща обсуждали идею мелиорации земель. Эта мелиорация была начата, построены каналы. Считалось, что это резко повысит производительность труда в сельском хозяйстве. На самом деле всем было понятно, что деньги — в трубу, потому что на этих улучшенных землях работать будет некому — колхозы уже разваливались, у людей никакого желания работать на ней нет. От этого проекта остались бетонные трубы, а конкретные советские деньги оказались закопанными в землю. Сейчас происходит то же самое. Нет сомнений, что антикризисный план правительства будет одобрен и получит всенародную поддержку.

«СП»: — Это позволит в случае чего в какой-то мере снять с себя ответственность - с народом же обсуждали?

— Конечно. Происходит имитация политической деятельности. Обсуждать экономические решения на всенародном уровне — не только не рационально, но и, в некотором роде, цинично. Доктора наук отчаянно спорят — что правильно, а что неправильно. И как народонаселение разберется в этом? Вот что можно было сказать против той же мелиорации, которая, по сути, является процессом улучшения земель? Дело-то хорошее, идея сама по себе неплохая. А должен был кто-то сказать, что у нас проблема не в том, что мало плодородных земель, а в том, что в сельском хозяйстве не было экономического стимула для труда и народ оттуда бежал.

«СП»: — И теперь желающих возразить не находится?

— Насколько мне известно, многие профессиональные экономисты настроены скептически или вообще критично. Вот, например, бывший председатель правительства Михаил Касьянов — не последний специалист в сфере экономики — тоже довольно жестко критикует меры нынешнего кабинета министров. Конечно, можно объяснить это тем, что он обижен, отставлен. Допустим. Но и другие, занимающиеся экономической политикой, критикуют, а их к обсуждению не привлекают.

«СП»: — В советское время сказать что-то против планов партии и правительства можно было только на собственной кухне. Теперь есть информационные площадки, с которых можно публично заявить: «А я против, и вот почему!»?

— У этих людей есть возможность высказаться, но там, где их почти никто не услышит. Практически, только в интернете. Вот пример Немцова на выборах мэра Сочи — местные газеты вдруг заявили, что им эти выборы вообще не интересны и поэтому они не будут давать высказываться никому из кандидатов. То же самое и с Касьяновым — может, он и сказал бы что-то толковое, а может, и нет. Люди никогда не узнают. Такая возможность осталась только в локальном интернете — для узкого сегмента.

«СП»: — И благодаря этому шансов найти оптимальный путь выхода из кризиса становится меньше?

— Конечно. Но тут надо иметь в виду, что если человек выступает с критикой, то это само по себе не дает гарантий, что он прав. Здесь одно с другим не связано. Просто общество получает возможность услышать и другое мнение. Но этого не происходит, потому что у нас в стране гарантировано, что критика не прозвучит — независимо от того, правильная она или нет.

«СП»: — На дебаты в парламенте рассчитывать не приходится?

— Эта имитация с обсуждением как раз и призвана заменить реальную парламентскую дискуссию. Устроено так, что участвовать в обсуждении могут только те, кто не склонен критиковать эту программу. Не думаю, что лидер ЛДПР Жириновский позволит себе критиковать этот документ. Тем более, партия «Единая Россия». Если бы в России был реальный парламент, который представлял бы реальные настроения граждан, то и не понадобилось бы никаких всенародных обсуждений. Как это происходит на цивилизованном уровне. Предложения правительства выносятся на обсуждения депутатов, которые представляют людей с разными взглядами и идеалами — коммунистическими, право- и леволиберальными, центристскими, националистическими — и т. д. Каждая из партий, которая имеет какую-то поддержку в обществе, вносит свои предложения, критикует чужие идеи и предлагает свое видение. И при этом партии сами организуют всенародное обсуждение, объясняют людям, почему этот документ никуда не годится или почему вернее его быть не может. И тогда не надо будет устраивать никаких шоу. И все будет понятно, и все запомнится — коммунисты предлагали это, а либералы — вот это. Если бы был реальный парламент, то не надо было бы ничего изобретать. А раз изобретают это всенародное обсуждение — значит, у нас нет реальной политики в парламенте, где сидят и ждут, что скажет премьер. Потому что премьер — неформальный руководитель самой главной партии, и представляет свой документ своей же партии. Но поскольку всем понятно, что эта партия его поддержит, что бы там ни было написано, приходится проводить какую-то имитационную процедуру. Пропускают это для видимости через какие-то общественные органы. Я присутствовал на одном таком обсуждении, организованном партией «Единая Россия» — все это очень напоминает советские модели, в которых для народа говорится одно, а в кулуарах другое.

«СП»: — В правительстве обсуждаются какие-то другие темы, может, более актуальные?

— Там решается, кому дать денег, а кому — нет. Лоббистские группы выясняют отношения, кто добьется бюджетных преференций, а кому придется потерпеть. А на публику это будет представлено, как поддержка ключевых или градообразующих предприятий и т. д. Кто же будет против поддержки ключевых и градообразующих предприятий? Никто. Потому что широкие слои общественности не в курсе, что главная проблема в том, кому из этих важных предприятий, которыми владеют конкретные важные люди, в первую очередь оказать госпомощь. А нам рассказывают про какие-то стратегические пути.

«СП»: — Но ведь это не говорит о том, что в такой программе нет никакой необходимости?

— Конечно. На самом деле нет огульной неприязни к этой программе. Возможно, там есть какие-то правильные с экономической точки зрения предложения. И то, что эта программа принимается с вот такими пиаровскими ходами, попирающими демократию, совсем не означает, что в ней что-то не так, что правительство представляет плохой план. Нет такой жесткой привязки. Даже абсолютно авторитарный режим может проводить очень грамотную экономическую политику. И я не исключаю, что у российского правительства эта программа правильная. Но она должна обсуждаться на сугубо профессиональном уровне. Потому что все остальное — это будет голый популизм.

«СП»: — Если в дальнейшем план правительства провалится, какие настроения это вызовет в обществе?

— В первую очередь, раздражение: ну, мы же всенародно обсуждали и т. п. Но все уже сейчас понимают, что дальше все равно будет хуже — даже если политика правительства будет безукоризненно правильна. И это надо было бы сказать: что даже при самых правильных решениях экономика откликнется не раньше, чем через год. А в правительстве делают вид, что все проблемы можно как-то быстро и эффективно решить, но при этом ответственность перекладывают на народ, который не понимает, что происходит на самом деле. Сейчас даже профессиональные экономисты не берутся объяснять происходящее и прогнозировать. Поэтому в функциональном смысле такое обсуждение — это пустая трата времени и ресурсов. В пропагандистском — правильный ход. Но мало эффективный, как и в советскую эпоху.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня