Экономика

Нефтяные сребреники

Валентин Катасонов о «бенефициарах» войны в Сирии

  
9773

Некоторые мировые и российские СМИ намекают руководству России, что за отказ от своей принципиальной позиции по Сирии наше государство сможет получить тридцать «нефтяных сребреников». Напомним, что тридцать сребреников — согласно Евангелию, плата, за которую Иуда Искариот предал своего учителя Иисуса Христа. Выражение «тридцать сребреников» означает плату за предательство.

Идеологическая диверсия под кодовым названием «нефтяные сребреники»

Почему «нефтяных сребреников»? Потому, что Россия якобы сможет «заработать» на повышении цен на нефть в результате войны против Сирии. А для этого ей выгоднее быть на стороне Запада, а не законного правительства Б. Асада. Оставим сейчас в стороне нравственные и политические аспекты этих нечистоплотных намеков. Обратимся к экономической стороне, которая, как известно, в любых серьезных геополитических раскладах не может иметь подчиненной роли. Как говорил классик, «политика не может не иметь первенства перед экономикой». И тем не менее. В экономической стороне намеков мы также видим недобросовестность и нечистоплотность.

Итак, все по порядку. Нефтяная тема сирийских событий вышла на первые строчки новостных лент и стала предметом серьезных аналитических исследований в августе нынешнего года. В это время кризис вокруг Сирии перешел в активную фазу, а Россия продемонстрировала свою принципиальную позицию по сирийскому вопросу. Аналитики французского банка Societe Generale обнародовали результаты своего исследования, согласно которому цена на сырую нефть марки Brent из-за ситуации вокруг Сирии может взлететь до 150 долларов за баррель (примерно на 40 долл. выше среднего уровня в предыдущие несколько месяцев). Далее этот прогноз раструбила бельгийская газета Echo. Затем его стали распространять все СМИ, включая российские. В качестве примера можно привести статью Сергея Куликова «Москва ждет нефть по 150 долларов. Новый ближневосточный конфликт спасет Россию от кризиса», опубликованную в «Независимой газете» 3 сентября. Цитирую: «Эксперты французского банка Societe Generale считают, что мировая цена на нефть может взлететь до 150 долл. за баррель. Для РФ, чей бюджет формируется почти наполовину от нефтегазовых доходов, такой сценарий стал бы подарком. И даже урезание бюджетных расходов, о котором только что предупредил президент Владимир Путин, может не потребоваться». Еще раньше в газете «Московский комсомолец» (30.08.2013) была опубликована сенсационная цифра нефтяных сребреников, на которые может рассчитывать Россия: «В Высшей школе экономики уже посчитали, что в самом „тяжёлом“ случае — распространении конфликта на весь нефтедобывающий Ближний Восток — в бюджет может приплыть в районе $ 100 млрд в виде дополнительных доходов (из расчета на год). То есть четверть всего бюджета. Вот так подарок от „условного противника“!»

Некоторые российские СМИ вкрадчиво предлагают российскому народу и правительству взятку, которая позволит им безбедно жить и дальше: «Получается, нашим чиновникам, официально возражающим против агрессии, полагается, наоборот, надеяться на наихудший исход дела. А если конфликт затянется — потирать руки или держать пальцы скрещенными, чтобы дорогая нефть продержалась долго. Это поддержит российский бюджет и рубль, принесет прибыли и дивиденды по акциям нефтяных компаний… Не надо будет обрезать социальную часть бюджета — экономить триллион на пенсионерах и отменять материнский капитал. Можно будет спасти регионы страны от грозящего дефолта из-за необходимости выполнять путинские предвыборные обещания! В общем, заживем — и никакая диверсификация не понадобится» (Московский комсомолец, 30.08.2013). Чуткий читатель в подобной цитате может, конечно, уловить тонкий оттенок иронии автора (который сам-то наверняка не верит в этот «красивый» сценарий). А вот неискушенный читатель может принять эти откровения за чистую монету.

Рост цен: если будет, то ненамного и ненадолго

Для начала отметим, что Сирия имеет очень скромные объемы добычи нефти, на нее приходится всего лишь 0,2% мировой добычи «черного золота». Сейчас она вообще перестала поставлять нефть на внешний рынок. То есть при благоприятном развитии событий, если очаг военных действий не выйдет широко за пределы Сирии, влияние «сирийского фактора» на мировую конъюнктуру энергетических рынков будет ничтожно мало. Теперь давайте рассмотрим неблагоприятный сценарий, при котором события в Сирии дестабилизируют ситуацию во всем регионе Ближнего Востока. Это уже ощутимо, на него приходится около трети мировой добычи. Именно этот сценарий закладывался в прогноз Societe Generale.

Так вот, по оценкам серьезных аналитиков, мировые цены на нефть действительно могут повыситься. Но ценовой эффект будет минимальным и держаться долго не будет. Минимальным он будет потому, что нефтяные цены, по мнению аналитиков, и сейчас на высоком уровне. Они подрастут, но не намного. Но вряд ли дотянут до планки 150 долл. и превысят исторический максимум 2008 года. А главное — продержатся на взлете недолго. Имеется опыт военных действий против Ирака, Ливии, дестабилизации внутренней ситуации в Египте. История была одна и та же: короткое повышение цен и последующее их возвращение на примерно исходные позиции. Сегодня есть достаточно много резервов для того, чтобы компенсировать возможные снижения объемов предложения энергоресурсов. Страны ОПЕК уже заявили, что если цены начнут расти, то они «отрегулируют» мировой энергетический рынок. Им не нужны запредельно высокие цены. У них есть мощные резервы нефти, которые они готовы задействовать для стабилизации цен.

Странам ОПЕК резкие взлеты цен совсем не выгодны, т.к. они создают стимулы для развития альтернативных источников энергии, повышения эффективности энергопотребления. Они предпочитают «золотую середину», а нынешний уровень цен даже несколько выше этой «золотой середины». По мнению директора аналитического департамента компании «Альпари» Александра Разуваева, военная интервенция Запада против Сирии становится все более реальной, поэтому внимание трейдеров по всему миру сосредоточено на ценах на черное золото.

«С нашей точки зрения, на сырьевом рынке повторится ситуация 2003 года, когда была военная операция США и союзников против Ирака, — отмечает он. — Нефть получит военную премию, цена барреля может достигнуть уровня по Brent 120 долларов за баррель или даже 130 долларов за баррель, но вряд ли перепишет исторические максимумы 2008 года. Если, что очень маловероятно, нынешняя власть в Сирии быстро падет, как в Ираке в 2003-м, нефть пойдет вниз. В рамках данного сценария можно ожидать снижения Brent до 100−105 долларов за баррель».

Западу рост цен на нефть также не нужен

США также намекнули, что резкого взлета цен на нефть не произойдет. Эд Крукс и Грегори Мейер в своей публикации в Financial Times (05.09.2013) подчеркивают, что если цены на нефть после начала военной операции против Сирии существенно превысят 120 долл. за баррель, США выпустят на рынок нефть из стратегических резервов. Свою позицию обозначило и Международное энергетическое агентство, которое координирует совместное выделение западными странами нефти из резервов. Несколько дней назад он заявило: «Мы всегда готовы отреагировать на любые сложности на рынке нефти. Однако нынешняя ситуация не требует нашего вмешательства». Если США (возможно, вместе с другими странами) выделят нефть из резервов, это остановит возможный рост цен, считают аналитики. «Пока нет причин для активных действий. Однако если цены вырастут до $ 125 за баррель, это уже будет означать, что на рынке сложилась напряженная ситуация, возможно, из-за временных перебоев с поставками. И вот тогда может понадобиться нефть из стратегических запасов», — говорит Джейсон Бордофф, ранее занимавшийся в Белом доме энергетической проблематикой, а теперь возглавляющий Центр глобальной энергетической политики. Белому дому стоит четче говорить о возможности использования резервной нефти и таким образом повышать уверенность на рынке, считает Дэвид Голдвин, бывший сотрудник госдепартамента и министерства энергетики США. «Важнее то, что они говорят и когда они это говорят, чем то, что они в итоге делают», — уверен он. Это будет первая продажа нефти из стратегического резерва после 2011 г. Тогда лидеры развитых стран использовали стратегические запасы для ослабления напряжения на рынке, вызванного снижением добычи в Ливии во время гражданской войны.

Спрашивается: почему Вашингтон так озабочен ценовыми последствиями возможной военной агрессии против Сирии? Да потому, что любые резкие движения на любом (не только нефтяном) рынке сегодня могут сыграть роль детонатора, который спровоцирует мировой кризис. Мировой фондовый рынок сегодня буквально повис на волоске. Тут даже не поймешь, какие факторы более негативно отражаются на этом рынке: события вокруг Сирии или зловещие намеки Бена Бернанке о том, что ФРС может начать сворачивать программу «количественных смягчений». «Для русского рынка акций падение мировых рынков акций перевесит рост цен на нефть», — не обнадеживает наших чиновников директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев.

Если для России (в случае неблагоприятного развития событий вокруг Сирии) эффект от роста цен на нефть не будет слишком заметным плюсом, то для Европы этот эффект будет со знаком минус. Причем для некоторых стран минус будет чувствительным. Надо иметь в виду, что долговый кризис в ЕС сделал экономику европейских стран столь неустойчивой, что даже кратковременный взлет цен на «черное золото» может стать «триггером» для серии суверенных дефолтов. Как известно, присутствовавшие на Питерском саммите «двадцатки» канцлер Германии Ангела Меркель, председатель Евросовета Херман ван Ромпей и глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу предпочли дистанцироваться от президента США Б. Обамы, настаивавшего на военных операциях против Сирии. Есть основания полагать, что соображения не подвергать хлипкую европейскую экономику стрессам сирийской войны сыграли главную роль в такой позиции главных защитников европейской интеграции.

Сирийские события могут стать детонатором мирового кризиса

А о том, что сирийские события могут спровоцировать мировой экономический и финансовый кризис, говорят многие аналитики. И тут почти невозможно точно предсказать, кто получит дивиденды, а кто будет в проигрыше. Скорее всего, в проигрыше будут все. И Россия тоже. Вот только надо вспомнить 2008 год. Тогда — перед кризисом — чиновники тоже потирали руки и строили планы. В июле были зафиксированы рекордно высокие цены, баррель стоил 147,3 долл. А к концу 2008 года нефтяные котировки возьми и упади до отметки 35 долл. Все бюджетные «прожекты» рухнули, Россия вошла в кризис, от которого до конца она еще оправиться не может.

Серьезная дестабилизация в регионе Ближнего и Среднего Востока чревата серьезными потерями России, которые могут многократно превысить кратковременный выигрыш в виде подъема цен на нефть. В частности, можно ожидать снижение (или даже полное прекращение) нашего военного экспорта в регион Ближнего и Среднего Востока. Ухудшится инвестиционный климат в странах, прилегающих к этому региону. Эффект ухудшения распространится до самой России, поскольку инвесторы прекрасно понимают, что Сирия — лишь промежуточное звено военной интриги. Конечной целью является России. Следовательно, неизбежен уход иностранного капитала из России, также ускорится бегство отечественного капитала из страны.

Не дай Бог, если Запад установит свой контроль над регионом, являющимся основным в плане добычи и экспорта энергоресурсов. Россия окончательно потеряет свое «нефтяное оружие». А также, вероятно, и «газовое оружие». Последствия могут быть самые тяжелые. В частности, уже упоминавшийся нами аналитик Александр Разуваев отмечает: если нынешняя власть в Сирии рухнет, верный союзник Запада Катар имеет все шансы надолго потеснить позиции «Газпрома» в Европе.

Примечательно, но роста цен на «черное золото» сегодня не нужно и российским нефтяным компаниям. Они вполне довольны нынешними ценами. Российские нефтяные компании сейчас имеют привязанные к ценам на нефть налоговые послабления при финансировании и реализации инвестиционных проектов. Они потратили немало энергии на выбивание этих льгот. Повышение цен лишит их этих преференций. Возвращать потом эти льготы значительно сложнее.

О финансовых метаморфозах и истинных «бенефициарах» войны

Между прочим, объявленные Президентом РФ меры бюджетной экономии не будут отменены, даже если цены на нефть по причинам событий вокруг Сирии начнут расти. Глава Минфина Антон Силуанов в Петербурге во время саммита «двадцатки» в интервью телеканалу Russia Today в этой связи специально заявил: «Для России любое изменение цены (на нефть) будет означать, что любые дополнительные нефтегазовые доходы будем изымать в Резервный фонд». А Резервный фонд, как известно, размещается в разные долговые бумаги, в том числе бумаги США — военного агрессора. Так что наши пенсионеры и различные бюджетники в разряд «бенефициаров» сирийских событий никак не попадают. Непосредственным бенефициаром окажется американское казначейство, которые из этих «нефтяных дивидендов» оплатит расходы на агрессию против Сирии. Вот такие финансовые метаморфозы.

Итак, можно сделать следующие выводы. Во-первых, события вокруг Сирии непосредственно существенного влияния на мировой рынок нефти не окажут, рассчитывать на дополнительные значительные доходы от роста цен на «черное золото» России не стоит. Во-вторых, эти события могут спровоцировать начало мирового экономического кризиса, что может принести действительно громадный, но трудно оцениваемый ущерб российской экономике. Следовательно, не только исходя из моральных и политических соображений, но также руководствуясь экономическими интересами, Россия должна делать все возможное для противодействия эскалации кризиса. Впрочем, прагматичный Запад (особенно Европа, находящаяся в состоянии тяжелого долгового кризиса) должен быть заинтересован в этом не менее России.

Кому же тогда выгоден экономически нынешний сценарий развития событий вокруг Сирии? — Очень узкой группе банкиров, которые контролируют мировую финансовую систему. Вернее, мировую долговую пирамиду, которую они выстраивали на протяжении, по крайней мере, нескольких десятилетий. Сегодня процессы глобализации завершились, ресурсы дальнейшего строительства долговой пирамиды уже почти полностью исчерпаны. Экономики стран Запада — безнадежные должники и банкроты. Банки — также безнадежные должники и банкроты. Америка как главная держава-банкрот, которая к тому же занимается «крышеванием» банков-банкротов с Уолл-стрит, пускает в ход свою последнюю «козырную карту» — военную силу. Рассчитывая, что «война все спишет». Но об этих «бенефициарах» войны на Ближнем Востоке «Независимая газета» и «Московский комсомолец» почему-то умалчивают.

В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня