Экономика

Елена Панина: Кризис стал временем взяточников

Сокращение госаппарата — реальный способ поддержки малого и среднего бизнеса

  
15

В Москве проходит очередной предпринимательский форум, на котором бизнесмены совместно с властью решают, как жить дальше в условиях кризиса. Недавно этот вопрос поставил ребром Российский союз промышленников и предпринимателей, затем представители малого и среднего бизнеса. На этот раз в Центральном доме предпринимателя Общественно-экспертный совет по малому и среднему предпринимательству при мэре и правительстве Москвы вынес на рассмотрение проект постановления правительства Москвы «О городской целевой программе развития и поддержки малого и среднего предпринимательства в городе Москве на 2010−2012 гг.».

Кроме того, обсуждаются итоги прошедшего накануне Всероссийского форума по малому и среднему предпринимательству, а так же меры, которые обещали предпринять высшие чины правительства во время своих выступлений перед бизнес-сообществом. Насколько эти обещания выполнимы, корреспонденту «СП» рассказала председатель Московской конфедерации промышленников и предпринимателей, заместитель председателя комитета Госдумы по промышленности Елена Панина.

«СП»: — Елена Владимировна, у правительства есть реальные возможности выполнить пожелания предпринимателей, решить такие жизненно важные проблемы, как, например, устранение диктата монополий, влияющих на рост тарифов на газ, электроэнергию, горюче-смазочные материалы и тому подобное?

— Конечно есть. У правительства есть все возможности — есть антикризисная программа, на выполнение которой предусмотрено достаточно много средств. И правительство обязательно поможет решить многие проблемы бизнеса. Мне не совсем понятен вопрос.

«СП»: — Если есть все возможности помочь, есть возможности решить все эти проблемы, тогда почему этого не происходит? Монополии как душили, так и душат бизнес. Процентные ставки по кредитам так и остаются непомерными. Ведь то, что разобраться с этим вчера пообещал премьер-министр Владимир Путин, еще не означает, что уже завтра все исполнится. Разве глава правительства всего этого раньше не обещал? А, например, монополии, извините, даже не чихнули…

— Ну почему же, есть антимонопольный закон. Но, к сожалению, ситуация не всегда развивается так, как власть это может предвидеть. И сегодня, в условиях кризиса, все кто только может пытаются заработать на этом деньги, в том числе, используя свое монопольное положение. Мы вот привыкли говорить «естественные монополии», имея ввиду наши нефтегазовые компании, сырьевые и т. д. Но при этом монополии возникают, что называется, на ровном месте. В том же самом малом бизнесе — сплошные монополии.

«СП»: — И что это за монстры?

— Например, в Москве — в системе общественного питания, в аптечных сетях. Они действуют вроде бы как отдельные малые предприятия. А вместе создают монополию и под антимонопольный закон не попадают, потому что трудно доказать их аффилированность. Понимаете, у нас настолько люди изобретательны, что просто не успеваешь новые законы писать — их тут же обходят, отыскивают для этого новые пути. А такие монополии сразу же вызывают повышение цен. Мы это четко видим, например, по лекарствам и по другим видам товаров. Конечно, есть и другие причины — подорожал импорт, а у нас почти все лекарства, даже если и производятся в России, то их компоненты — импортного производства.

«СП»: — Тогда какое же это монопольное повышение?

— Дело в том, что кто-то на этом не хочет терять свою норму прибыли — те, кто привык иметь, скажем, двойную норму — это как раз фармацевтический рынок, строительство и торговля и т. д. Они не хотят терять прежний уровень, не понимают, что сейчас, в кризис, не может быть двойной нормы прибыли. Так что, тут надо и от правительства требовать и на свой бизнес посмотреть.

«СП»: — Вот вы несколько месяцев назад давали интервью нашему изданию, и, как влиятельный парламентарий, заявили, что проблему кредитования банками реального сектора экономики можно законодательно решить буквально в считанные дни. Но до сих пор ситуация в этом отношении к лучшему не изменилась. Как объяснить бизнесу, что надо было спасать такой высокой ценной банки, если от них все равно никакой пользы этому бизнесу нет?

— По процентным кредитам моя позиция осталась неизменной — надо решать вопрос с деятельностью Центробанка РФ. У нас ставка рефинансирования 13 процентов, поэтому на межбанковском рынке кредиты — по 17−18 процентов. И коммерческие банки плюсуют сюда свою маржу, да еще и за риск. Сейчас уже не осталось таких предприятий, способных вернуть кредит под 25−30 процентов.

«СП»: — Пусть в малом количестве, но некоторые их почему-то берут?

— Сейчас, в основном, берут кредиты те, кто уже заведомо намерен не возвращать его. Поэтому нужно менять кредитно-денежную политику. И нужно сделать так, чтобы можно было снизить ставку рефинансирования. Но самое главное, даже ставка рефинансирования у нас не влияет — у нас кредиты завышены — и это политика Центробанка.

«СП»: — У правительства есть резервы, так сказать, запас прочности, чтобы дополнительно, как обещают, снизить налоговое бремя бизнеса?

— Еще какие-то есть резервы. Но, снижая налоги, надо понимать, какова будет отдача от этого. Мне кажется, что кроме повсеместного снижения налогов, нужно создавать условия для того, чтобы малые и особенно средние предприятия ориентировались на производственную сферу, создавались и работали не только в сфере потребительского рынка. Ведь у нас 80 процентов составляет оптово-розничная торговля, ну еще рынок недвижимости, риэлторские фирмы. А вот все «мелочи» — запчасти, детали, комплектующие — составляет импорт, который привозим из-за рубежа, что влияет на инфляцию и повышает конечные цены. Поэтому нужно снижать налоги тем, кто работает в производственной сфере. А новым предприятиям, которые еще только открываются в производственной сфере, вообще нужно устанавливать налоговые каникулы. То есть, снижать налоги не под одну гребенку, а снижать с целью стимулирования производственной активности.

«СП»: — Стало ли в период кризиса меньше административных барьеров, снизились ли размеры взяток?

— Нет, не уменьшились и не снизились. Их стало больше. И, опять таки, в кризис мы видим как активизировались действия недобросовестных чиновников, поскольку финансовые потоки сузились, возможности уже не те, как когда-то, когда бюджеты — и федеральный и региональные — были наполненными. А сейчас госпомощь из бюджетов всех уровней уменьшилась, но зато и барьеров стало гораздо больше. И очень много стало лишних бумаг, введенных в оборот дополнительно. И чтобы получить хоть какую-то определенную поддержку, надо обойти с этими бумажками множество бюрократов, и каждый чиновник — на своем уровне — требует какую-то мзду. Это плохо. Сейчас значительно сокращено число контролирующих организаций. Но ведь они все равно находят способы сунуть нос и руки в кассу предприятия, устроив если не плановую проверку, то под каким-то другим предлогом.

«СП»: — Этот вопрос можно решить кардинально?

— Мне кажется, надо серьезно подумать о сокращении госаппарата, причем, на всех уровнях. У нас сегодня в России чиновников больше, чем было во всем Советском Союзе, который включал в себя, как известно, все нынешние страны СНГ. И теперь чуть ли не каждый, кто сидит на чиновничьем месте, пытается всячески извлечь статусную ренту.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня