Экономика

Следователи во мытарстве

Прорехи в госбюджете будут затыкать «выбитыми» из предпринимателей деньгами

  
3267

По сведениям газеты «Ведомости» (статья «Силовики атакуют» от 21.02.2014 г.), Следственный комитет получил негласное распоряжение сверху усилить работу по выявлению налоговых преступлений со стороны предпринимателей. Как утверждает издание, неназванный сотрудник СК связывает эту атаку на бизнес с необходимостью увеличить сборы в бюджет ради покрытия имеющегося дефицита.

Опрошенные «СП» эксперты считают, что это приведет к необоснованному многократному росту числа уголовных дел в отношении предпринимателей, однако казна не получит дополнительных средств, а экономическая активность в стране будет резко снижаться.

Однако некий оптимизм в отношении роста сборов у чиновников имеется. Фактически описанная схема уже была применена в прошлом году в Москве и показала любопытные результаты. Так, по данным главы Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина, в прошлом году в столице было возбуждено примерно на 30% больше налоговых дел, нежели годом ранее. Предварительные подсчеты свидетельствуют, что это позволило «возместить бюджету ущерб в размере 2,6 миллиарда рублей». Сам Мишустин связывает это с «активной позицией» СК.

— Это вполне ожидаемое развитие событий, — говорит председатель Некоммерческого партнерства «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева. — Тенденция на усиление государственного пресса на бизнес стала понятна, когда были завернуты предлагавшееся Дмитрием Медведевым поправки в законодательство, в соответствии с которыми правоохранительные органы не имели бы права входить в деловые офисы без четкой информации от налоговой инспекции об имеющихся нарушениях налогового законодательства данной компанией. Призывы перестать «кошмарить» бизнес оказались позабыты. Курс на выбивание средств из предпринимателей привычными для силовиков методами — взят.

«СП»: — Следственный комитет ранее предоставлял данные о том, что в 2009 году возбуждалось более 14 600 уголовных дел против предпринимателей, связанных с уклонением от уплаты налогов. В 2011 году призывы создать в стране благоприятный деловой климат возымели свое действие, было возбуждено в 4,5 раза меньше подобных процессов — всего порядка 3 300 тысячи дел. Что будет теперь?

— Теперь следователи получили указание идти в офисы, и они пойдут. И будут изымать документы, возбуждать дела. И делать это будут с присущей им заточенностью на репрессивные методы. Настрой следователя в такой операции заранее понятен. Количество дел будет расти как снежный ком, будут применять кратные штрафы. Но при этом опыт прошлых лет однозначно показывает, что нет никакой прямой связи с количеством собираемых налогов и числом возбужденных по налоговым статьям уголовных дел.

Конечно, Путин своевременно сделал поликорректное заявление о том, что надо учесть мнение налоговой инспекции, намечая визиты к предпринимателям. Но что такое для следователя эта общая рекомендация «учесть»? Да ничего! Он пойдет в офис, сделает все, как хочет, а в рапорте отпишет, что и мнение налоговой он всесторонне изучил и «учел».

Вообще это подключение следователей кажется странным. Ведь они идут за недоимками туда, где налоговая служба их не нашла. Ведь речь идет о суммах налогов, фактически доначисленных после того, как налоговая инспекция дала свой расчет. Но откуда эти суммы? Будем говорить откровенно, налоговые инспекторы более заточены профессионально в сфере налогового законодательства, они глубже понимают специфику предпринимательской деятельности, правила оформления отчетности. Если они, изучив отчетность, не нашли оснований для дополнительного начисления налогов, то на каком основании к ним впоследствии приходят следователи? Это нелогично. Получается, сотрудники Следственного комитета заведомо не верят результатам проверки налоговой инспекции?

«СП»: — Является ли снижение деловой активности следствием подобного пресса? Ведь Росстат на этой неделе опубликовал данные о том, что в этом январе в производство было вложено на 7% меньше средств, чем в январе прошлого года.

— Здесь сработал комплекс причин, который и заставляет предпринимателей голосовать своим рублем именно таким образом. Во-первых, оказалось, что за декларациями чиновников о приоритете деловой активности никаких реальных действий не стоит. Во-вторых, какую группу товаров ни возьми, выяснится, что наш внутренний рынок очень узкий и, кроме того, на местном или региональном уровне он поделен между тремя-четырьмя, максимум пятью, компаниями. Все тендеры выигрывают только эти предприятия, «зеленый свет» в чиновничьих кабинетах дают только им.

Получается, что в реальности предпринимателям и не во что инвестировать, и невозможно сохранить свои инвестиции, надежно защитить их правовыми методами. К этому стоит прибавить, что в условиях наступившей стагнации сжимается и общий потребительский спрос, что приносит проблемы со сбытом и уже работающим предприятиям. А тут еще наваливается Следственный комитет… Конечно, бизнесу становится проще вывезти деньги из страны и заставить их работать в другом месте, надежно получать прибыль. Это печально!

— В прошлом году повышение фискальной нагрузки на малый и средний бизнес и так привело к быстрому закрытию многих предприятий, сотни тысяч индивидуальных предпринимателей в стране прекратили свою деятельность за считанные месяцы. Теперь, когда прямо столкнулись с угрозой рецессии и стагнации, государство продолжает осуществлять жуткий прессинг на экономические субъекты. Оно что хочет, чтобы в стране вообще все живое было подавлено? Бессмысленность такой политики в целях покрытия бюджетного дефицита уже продемонстрировал опыт всех без исключения стран Южной Европы. Усиление фискальных мер ради нахождения дополнительных денег в казну попросту привело их экономики в тупик. Увеличив налоги, они получили закрытие предприятий и жуткую безработицу. Вот куда ведут подобные мероприятия. Конечно, это не относится к крупным монопольным структурам в российской экономике, защищенным политическим влиянием, — негодует глава «Союза предпринимателей и арендаторов России» Андрей Бунич. — Прибавьте к этому характерные для нашей действительности коррупционные черты, когда исполнители подобных указаний на местах могут воспринять их как сигнал набить не столько государственную мошну, сколько свой собственный карман.

Отсюда растут корни экономического спада, предприниматели попросту не хотят работать в такой негативной для ведения бизнеса среде — у них отсутствует мотивация. Нет доверия ни в обществе, ни в деловой среде к контролирующим институтам государства. А чиновники, получается, рассуждают: «Коль не можем создать среду для нормальной деловой активности, так давайте наедем на тех, кто еще выжил!». При этом таких чиновников не интересуют финальные результаты. Они рады отрапортовать начальству, что вот на их конкретном участке были увеличены сборы. Но они не рапортуют публично, сколько при этом было выдавлено поборов-взяток, или сколько налогов было недособрано из-за того, что в результате такой деятельности позакрывались предприятия. Нет целостной картины, полной отчетности. Есть чиновничий интерес отрапортовать о невероятных успехах и необходимости своей личной работы. Вот, собрали в Москве дополнительно следователи 2,5 миллиарда в прошлом году. А кто-то считал, сколько недособрали? Может быть, что и 30 миллиардов не выплатили закрывшиеся от подобных репрессий компании?

К сожалению, теперь очевидно, что все эти негативные процессы будут продолжаться. И ожидать каких-то улучшений в нашей экономике в этом году неоткуда. Такое ощущение, что чиновники готовы ожидать весь экономический рост только от крупных госмонополий, а малые и средние частные предприятия готовы полностью истребить за ненадобностью в экономике. Но как без них?!

Справка «СП»

В 2011 году по инициативе Дмитрия Медведева в российское законодательство были внесены поправки, запрещающие следственным органам возбуждать дела самостоятельно. В частности, Следственный Комитет обязали инициировать расследование только на основании материалов, предоставленных ФНС. Необходимость этой либерализации обосновывалась тем, что иногда уголовные дела возбуждались за взятки конкурентами, а сотрудники правоохранительных органов на возмездной основе втягивались на стороне хозяйствующих субъектов в экономические споры, в том числе в передел активов, включая рейдерские атаки. Именно с действием этих поправок эксперты и связывают резкое снижение уголовных дел в отношении предпринимателей.

Однако в 2013 году президент России Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, отменяющий эти нормы. Эта инициатива вызвала активный протест в деловой среде и осторожную критику со стороны премьер-министра. Президент отреагировал публичным предложением всем несогласным с его политикой чиновникам добровольно покинуть свои должности. Документ еще находится в Госдуме.

Фото: Константин Чалабов/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня