Экономика

Нефтяная торпеда Москвы

Россия вопреки США собирается покупать «черное золото» у Ирана

  
23073
Нефтяная торпеда Москвы

Россия и Иран решили резко активизировать экономическое сотрудничество. Об этом говорится в Меморандуме о взаимопонимании, который 5 августа подписали глава Минэнерго РФ Александр Новак и министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане.

В документе, прежде всего, речь идет о закупке Россией иранской нефти. Первоначально (в ходе первой встречи президента Владимира Путина и его иранского коллеги Хасана Роухани в сентябре 2013 года в Бишкеке) стороны говорили об объемах до 500 тысяч баррелей в день, или 25 млн тонн в год, что составляет четверть всей иранской нефтедобычи. Сейчас, по данным «Коммерсанта», согласован более скромный объем — 2,5−3 млн тонн в год, который будет закупать специально созданный для этой цели трейдер, подконтрольный государству.

Иран будет продавать нефть с небольшим дисконтом к Brent: минус 5 долларов за баррель. Исходя из июньских котировок, объем годового контракта может составить 2,35 млрд долларов.

На вырученные средства Иран намерен покупать у РФ ее продукцию: технику для нефтепереработки, медоборудование, рельсы, грузовики КамАЗ, металлы и зерно. Возможны поставки российской электроники, например, оборудования для аэропортов. Договоренности, кроме того, подразумевают участие российских компаний в проектах на территории Ирана по строительству и реконструкции электростанций и сетей, в частности, электрификации железных дорог. Рассматривается возможность допуска российских компаний к строительству второго блока АЭС в Бушере, и закупка у РФ нескольких сотен мегаватт электроэнергии.

Надо сказать, значимость Ирана для Запада сильно возросла — в связи с событиями в Ираке и поисками альтернатив российским углеводородам. Возможно, поэтому игра Москвы на сближение с Тегераном вызвала резкую реакцию Вашингтона. По информации из правительственных источников, США пытались сорвать российско-иранскую сделку, угрожая санкциями компаниям обеих стран. По официальной версии Белого дома, резкая активизация сотрудничества между Москвой и Тегераном противоречит все еще действующим в отношении Ирана санкциям (они были частично ослаблены по итогам промежуточных договоренностей по иранской ядерной проблеме).

Что на деле стоит за сделкой с Ираном, зачем России — стране, занимающей второе место в мире по объемам нефтедобычи (данные Bloomberg по итогам первого полугодия 2014 года) — понадобилась иранская нефть?

— России необходимо заходить на иранский рынок, и использовать для этого любые возможности, — уверен руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Да, кроме нефти, у Ирана практически нечего взять взамен. Раз так — надо работать по схеме, которая расписана в Меморандуме.

Покупаем мы нефть не без выгоды: имеется дисконт, хотя и, действительно, небольшой. Да и объем сделки — 2,5−3 млн тонн в год — для России капля в море. Мы, напомню, добываем более 520 млн тонн «черного золота» в год.

Поэтому нынешняя сделка для нас — лишь шаг для проникновения на иранский рынок, и закрепления на нем по ряду позиций.

«СП»: — Как мы будем использовать иранскую нефть?

— Переработаем — на юге России или в Закавказье. Нефть не пропадет. Другое дело, что предположения о том, будто РФ начнет иранскую нефть реэкспортировать, представляются фантастическими, учитывая небольшой объем сделки.

«СП»: — России выгодно поставлять Ирану свои товары — продукцию машиностроения, зерно?

— В этих поставках больше геополитики, чем бизнеса. Иран становится — по мере выхода из режима санкций и нормализации отношений с Западом — серьезным игроком на Ближнем Востоке. От позиции Тегерана, например, во многом будет зависеть ситуация в Багдаде. А в Ираке у нас имеются крупные нефтяные интересы в Западной Курне (нефтяное месторождение на юге страны, — «СП»). Этот район пока не попал в зону боевых действий, и не является центром политической напряженности. Тем не менее, всегда надо помнить, что дестабилизация может добраться и туда. Между тем, эти провинции находятся под негласным «иранским зонтиком». Заключая сделку с Ираном, мы обеспечиваем еще и относительную стабильность в нефтеносных районах Ирака. Это логично и оправдано.

Кроме того, нас интересует, какой будет позиция Ирана по Афганистану, когда оттуда выйдут натовские войска. У Тегерана всегда были интересы в зоне пуштунских племен — мы с 1980-х годов наблюдаем активное иранское влияние на определенные части Афганистана, и на ряд афганских лидеров.

Если мы, с помощью нефтяной сделки, сможем влиять на позицию Ирана хотя бы по двум этим позициям — сделка более чем оправдана.

«СП»: — Поэтому американцы так противились ее заключению?

— У Штатов были разные мотивации. Вначале они подозревали Россию в желании нарушить режим все еще действующих санкций, и повлиять на переговоры по иранской ядерной программе. Однако прогресс по иранскому атому был достигнут, а позиция США не изменилась.

Проблема в том, что у Вашингтона существует собственная повестка реанимации отношений с Тегераном. Для определенной части американского политического класса Иран выглядит серьезным партнером на длительную перспективу, и уравновешивает в регионе позиции Саудовской Аравии и Катара. В этой ситуации российский фактор мешает американцам спокойно разыгрывать свою партию.

«СП»: — Получается, сделка с Ираном — шаг в правильном направлении?

— Думаю, да. Сейчас нет других способов дать Ирану понять, что у России есть серьезные интересы на Ближнем Востоке, и за их учет она готова чем-то платить.

— Нефти мало не бывает, у американцев тоже нефти хоть залейся, но они ее покупают, — считает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — Интерес РФ в этой сделке понятен: российская нефтянка получает новый инструмент операций на рынках третьих стран. Инструмент этот вполне хороший. Если из-за санкций с российского нефтяного рынка уйдут западные технологии, и упадет производство собственной нефти, мы сможем использовать Иран. Иранскую нефть можно продавать на рынках Китая, ЮАР, Южной Кореи.

Повторюсь: больше нефти — это не меньше. С иранской нефтью можно работать. Будет ли это делать «Газпромнефть», или «Лукойл», или какой-то новый оператор, у которого пока нет выхода на мировые рынки, — не важно.

Кроме того, мы этой сделкой ослабляем зависимость Ирана от международных санкций, и перехватываем у американцев инициативу. Если завтра США хапнут иранскую нефть — чего нам сегодня ее не хапнуть?!

Именно поэтому Госдеп зашевелился, поэтому поднял вопли, что российско-иранская сделка мешает переговорам США с Ираном. Мешает — и слава Богу. Мешает, потому что если Иран будет меньше нуждаться в США, он выдвинет американцам более жесткие условия по ядерной проблеме.

Так и хочется сказать: ребята, а нам какая разница, почему мы должны под вас подстраиваться? Вы-то ни под кого не подстраиваетесь — ни с Украиной, ни с чем угодно еще.

На мой взгляд, Барак Обама становится «хромой уткой», и портит сейчас отношения со всеми. Американский президент стремиться доказать, что он — главный. В этой ситуации Россия ведет собственную игру. Эта игра не просто не обязана учитывать американские интересы, она должна их торпедировать, где только возможно, - учитывая гадости, которые США сделали РФ в последнее время…

Фото: ИТАР-ТАСС/ EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня