Экономика

Белоруссия: бельмо на глазу или свет в окошке?

Почему вокруг успехов и провалов Лукашенко так много вранья

  
29460
Белоруссия: бельмо на глазу или свет в окошке?

Чем дольше я путешествовал по Белоруссии (см. предыдущие заметки — «Почему Западная Белоруссия не Западная Украина», «Как „умирает“ белорусская деревня» и «Накормит ли маленькая Белоруссия Великую Россию», тем больше убеждался, что белорусская тема обросла в России огромным количеством мифов.

Как будто эта страна помещается на другой стороне земного шара. А не начинается в 350 километрах от Москвы.

Взять те же белорусские дороги. Любой человек с глазами, хоть раз выезжавший на машине из Смоленской области в Могилёвскую или из Псковской в Витебскую, хорошо знает, что дороги у соседей гораздо лучше, чем в России. Если же прокатиться по Белоруссии более основательно, сворачивая на сельские просёлки и добираясь до самых дальних деревень, можно испытать просто шок. Там тоже везде приличный асфальт! А где его нет — гравийные или выровненные грейдером грунтовые дороги, качественно подсыпанные, всепогодные.

Это обстоятельство, коренным образом отличающее белорусскую глубинку от российской, вызывает яростную полемику в интернете. Аж виртуальные клочья летят.

— А вы знаете, сколько денег вытягивает Лукашенко из России?! На эти миллиарды по всей маленькой Белоруссии можно было автобаны построить! — горячится один спорщик.

— Вы бредите! — отвечает ему другой. — На каждого российского жителя приходится от продажи нефти, газа, металлов, золота и алмазов гораздо больше денег. И где они? Почему на эти триллионы у нас до сих пор не построили нормальных местных дорог хотя бы в европейской части страны? Там плотность населения такая же, как в Белоруссии. А дорог почти нет, одни направления! Это позор и дикость!

Так же беспощадно сшибаются позиции вокруг успехов белорусского сельского хозяйства, промышленного и жилищного строительства, социальной политики Лукашенко.

Кроме стихийных полемистов с обеих сторон действуют профессиональные, сертифицированные бойцы идеологического фронта. Например, когда я вернулся в Москву и попросил одного видного эксперта по Белоруссии прокомментировать то обстоятельство, что в этой стране нет таких глубоких социальных контрастов, как в России, человек написал в ответ:

«Ваши вопросы я посмотрел. Долго смеялся. Контрасты в Беларуси колоссальные. Вы посмотрите на автопарк в Минске. А в стране реальная нищета. Там моя жена живет. Так что знаю. Кроме того, в этой нищей стране есть свои миллиардеры (легальные) — создан свой олигархат… Белорусы — непревзойденные мастера показухи и выклянчивания российских кредитов и энергоносителей».

Как будто я не видел «автопарк в Минске». Который против московского автопарка выглядит так же трогательно-провинциально, как любой другой европейский автопарк: пражский, варшавский, берлинский…

Надо ещё добавить, что этот эксперт много лет работал в Белоруссии, а в марте 2006 года был лишен вида на жительство и депортирован в Россию. Как заявили информационным агентствам представители минского ОВИР, «в решении о депортации был указан тот факт, что С. представляет собой угрозу национальной безопасности Беларуси».

А вот противоположный пример. В свой прошлый приезд в Минск я договорился о встрече с известным белорусским политологом, написавшим, кстати, интересную книгу о белорусской ментальности, о драматическом становлении независимого государства в 90-е годы. И вот мы гуляем по берегу Свислочи, и в течение двух часов я, развесив уши, слушаю о грандиозных госпрограммах, которые вроде бы реализует Белоруссия в Венесуэле. Там, якобы, по обкатанным в Минске с советских времён технологиям строят автозаводы и домостроительные комбинаты. Это скоро принесёт стране огромные деньги и поможет избавиться от российской зависимости.

Потом оказалось, что ничего подобного просто нет в природе.

Вопрос о том, сколько и чего Россия даёт Белоруссии и что имеет взамен, тоже окутан мифами и легендами. Оценки экспертов диаметрально расходятся. Добросовестного дебета-кредита не существует. Цифры пляшут канкан. Тем более что оппоненты легко выходят за пределы скучной арифметики в открытый космос геополитики. Например, белорусская сторона делает это следующим образом:

— Если углеводороды — российский стратегический ресурс, доставшийся вам от Бога, то ресурс Белоруссии — её положение на карте. Два эти ресурса не хуже и не лучше один другого. Качать из-под земли сырую нефть, продавать за границу и гордиться доходами не менее достойное занятие, чем торговать перспективой неразмещения танков НАТО под Смоленском.

По форме эта аргументация несколько менее откровенна, но дело же не форме.

Так что же получается? Обе стороны лукавят. На каждый аргумент с одной стороны находится контр-довод с другой.

Однако если вывести за скобки взаимные хитрости политиков и профессиональную ложь «экспертов» (не все они, конечно, вруны), то в сухом остатке в Белоруссии получается цветущее сельское хозяйство, вменяемая социальная политика и повсеместные хорошие дороги, делающие эту страну гораздо более европейской, чем её великую соседку. А в России в сухом остатке — убедительные, хорошо аргументированные «объективные причины», из-за которых у нас до сих пор плохи дела в сельском хозяйстве, проваливаются пенсионные реформы и разворовываются дорожные фонды.

Только вот аргументы на хлеб не намажешь. Поэтому мы покупаем масло в Белоруссии.

Напоследок я решил хоть немного прояснить «дорожный вопрос» с помощью директора Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики, профессора Михаила Блинкина. Разговор вышел за рамки белорусской темы, но получился очень интересным. Приведу его полностью.

«СП»: — Михаил Яковлевич, белорусские дороги во много раз лучше российских. В одной и той же климатической зоне, при одинаковых технологиях строительства и ремонта. Мне кажется, это прямо и недвусмысленно свидетельствует о том, что в Белоруссии дорожные организации существуют для профильных целей, а у нас для «освоения средств».

— Есть масса обстоятельств, которые определяют уровень содержания автомобильных дорог в стране или регионе. Могу сказать вам такую простую штуку. Можно поддерживать состояние дорожного хозяйства с помощью порядка советского типа, в Белоруссии он соблюдается, и, как видите, результат неплохой. Есть противоположный опыт, по западному образцу, но результат тоже хороший. Но если мы не обеспечиваем ни того, ни другого, то мы, к сожалению, имеем то, что имеем. Но ситуация не тотально скверная. Содержание федеральной сети за последние годы заметно улучшилось.

«СП»: — Но местные дороги у нас в ужасном состоянии. Особенно если взять Нечерноземье.

— Местные дороги у нас в совершенно ужасном состоянии. И главная проблема в том, что бюджетные возможности почти любого региона — мизерные. Дорожный фонд там абсолютно копеечный. Он не позволяет закрыть даже самые элементарные мероприятия по ремонту.

«СП»: — А в это время в Москве ежегодно перекладывают асфальт на улицах.

— Да, финансирование дорожного хозяйства по стране чрезвычайно не сбалансировано. Примерно две трети совокупного дорожного бюджета страны, условно говоря, мы тратим в 50-километровых окрестностях Кремля, то есть это Москва и ближнее Подмосковье.

«СП»: — Какой враг это устроил, Михаил Яковлевич?

— Да никакой враг это не устроил. Это общее устройство бюджета. На любые высказывания регионов — например, о том, что одна развязка между московскими улицами где-нибудь в районе «Маршала Жукова» и «Народного Ополчения» стоит больше, чем дорожный бюджет большого региона размером с три Франции, ответ такой: у нас есть Бюджетный Кодекс, который определяет, что такое деньги Москвы, что такое деньги регионов, что такое деньги Федерации. Что не имеет права федеральная власть лезть в эти дела. Эта проблема объективно существует.

«СП»: — Этот Кодекс нам спущен в виде скрижалей с горы Завета? Или просто люди, которые принимают такие чудесные документы, сами живут в Москве, их дети, жёны, подруги живут в Москве

— Это уже ваш комментарий, а не мой. Я стою на почве некоторых фактов. Мы вкладываем в дорожное хозяйство Центра несопоставимо большие деньги по сравнению с тем, чем мы тратим в регионах. Вот у нас какой-нибудь большой московский объект типа туннеля между улицами Алабяна и Балтийской в районе метро Сокол стоит больше, чем… Вот была такая мечта лет сорок назад — построить мост через Лену в Якутске и построить мост между Салехардом и Лабытнанги. Так оба эти моста можно было бы построить на те деньги, что потрачены на один московский туннель. А где живут чьи-то жёны и подруги — это не моя кафедра.

«СП»: - То есть вы не берётесь искать объяснения этих чудес. Вы их просто констатируете.

— Нет, я берусь искать объяснение. И оно заключается в следующем. Вот если за квартиру долго не платить, она превращается в бомжатник, это закон природы. Во всех странах мира — и в бедных, и в богатых, — платежи владельцев автомобилей более-менее сбалансированы с тем, сколько страна/город/регион тратят на дорожное хозяйство. А мы категорическим образом не доплачиваем за дорожное хозяйство, все мы, 40 миллионов автомобилистов Российской Федерации. У нас есть вещи абсолютно нелепые: у нас строительные грузы намного выгоднее возить на большегрузных автомобилях, чем по железной дороге. В самых автомобильных странах мира, где дорог кратно больше, чем в России, строительные грузы на большие расстояния по автомобильным дорогам не возят, это жутко не выгодно. А мы возим, потому что у нас система расчета тарифов на железной дороге и автомобиле построена совершенно кривым образом. Мы фактически подталкиваем к тому, чтобы на автомобилях возить было выгоднее.

«СП»: - Я пока не уловил связи между темой огромного перерасхода денег на дороги в московском регионе и несовершенством железнодорожных тарифов.

— Вопрос очень простой. В дорожных фондах просто мало денег. А дорожные фонды везде образуются из платежей тех, кто по этим дорогам ездит.

«СП»: — И при этом две трети дорожных денег России тратятся в Москве и ближнем Подмосковье.

— Что касается москвичей, с ними складывается ситуация самая нелепая. Все москвичи своими акцизами на бензин и транспортным налогом оплачивают только четвертушку тех денег, что столица тратит на дорожное движение. Бюджет Москвы дотирует столичных автомобилистов круче, чем пенсионеров.

«СП»: — В свою очередь, московский бюджет в основном складывается из налогов сырьевых компаний. Которые добывают нефть и газ далеко от столицы, но налоги платят в Москве.

— Московский бюджет из самых разных налогов складывается, в том числе налога на недвижимость и так далее. Но это сложный вопрос.

«СП»: — Это вопрос не такой уж и сложный. Я его недавно разбирал.

— Повторяю, что вот мы, автомобилисты, бензин покупаем, оплачивая акцизы, и транспортный налог платим один раз в год — и таким образом всего лишь на четвертушку оплачиваем своими деньгами московское дорожное хозяйство, то есть это строительство, ремонт, эксплуатация, реконструкция и так далее. Все остальное за счет общих доходов Москвы. Правильно ли это? С моей точки зрения — фантастически неправильно. Фантастически!

(Окончание следует)

Фото ИТАР-ТАСС.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня