Экономика

Фонд национального спасения

Миллиардеры уже «доедают» пенсионную заначку будущих поколений

  
11986
Фонд национального спасения

Обращение «Роснефти» к правительству за помощью в размере 1,5 трлн рублей из Фонда национального благосостояния (ФНБ) вызвало в России бурную полемику: а нужен ли нам по-прежнему этот фонд, созданный ради стабильных пенсионных выплат в будущем или его будет правильно растащить, как и деньги из накопительной пенсионной системы на погашение текущих финансовых проблем крупных компаний? Тем более, что есть патриотический мотив — помощь пострадавшим от западных санкций…

Директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев в журнале «Форбс» указывает и на другие основания: «…обращение к властям — точно по адресу: кто виноват в закрытии возможностей привлечения средств, тот и должен платить по счетам». К тому же, средства ФНБ. В основном размещенные за рубежом, имеют крайне низкую доходность в 1−2% годовых, так что все равно они быстро обесцениваются из-за инфляции. То есть бесполезно пропадают на пользу Западу…

Эксперт даже делает выводы в конце своей статьи о скорой кончине ФНБ в связи с его хаотичным растаскиванием организованными группами лоббистов. Ведь есть небольшой список компаний, суммарно попросивших из Фонда втрое большую сумму, чем «Роснефть» — то есть эти требования вдвое превышают все средства ФНБ. «Пока скорость убыли имеющихся резервов (1,5 трлн. рублей за полгода) гарантирует их полное исчезновение аккурат к 2018 году», — резюмирует эксперт.

Нужен ли России Фонд национального благосостояния? Оставить ли его неприкосновенным ради гарантий хороших пенсий сегодняшним работающим гражданам? Или лучше сегодня вложить эти деньги в важнейшие компании, оказавшиеся в трудном положении без западных кредитов, ради спасения экономики во время битвы с Западом?

С этими вопросами «СП» обратилась к исполнительному директору Института развития ГУ-ВШЭ «Высшая школа экономики» Наталье Акиндиновой:

— Фонд национального благосостояния, я считаю, лучше сохранить для выполнения той функции, ради которой он задумывался и создавался, — служить государству резервом на случай ухудшения состояния системы пенсионного обеспечения. Именно за счет этих средств должны были осуществляться основные доплаты к базовой части пенсии будущих пенсионеров. Именно так устроены пенсионные системы других стран — экспортеров нефти.

Возможно было бы говорить о временном инвестировании средств ФНБ, при условии гарантирования возвратности этих вложений и обеспечения их приличной доходности. Однако фактически сегодня Фонд рассматривается именно как ресурс бесплатных денег для решения краткосрочных целей, в частности, для стабилизации больных компаний. Когда я говорю бесплатных денег, я имею в виду, что запросы на эти средства подаются с очевидным желанием впоследствии их вообще не возвращать. И я лично, мягко говоря, считаю такую модель не оптимальным расходованием средств ФНБ.

«СП»: — Апологеты раздачи денег Фонда говорят о том, что за рубежом эти деньги все равно могут быть либо арестованы, либо попросту съедены инфляцией. Ведь доходность по этим вложениям не превышает 1−2% годовых…

— Действительно, доходность размещенной за рубежом части Фонда, а это его основная часть, сегодня очень низкая. Но при этом надо понимать, что инвестирование за рубежом именно и закладывалось изначально как условие сохранения этих денег, их страхование от страновых рисков. Вместе с тем, действующие нормативные акты допускают вложение до 60% средств ФНБ внутри Российской Федерации, но тут, опять же, надо гарантировать возвратность и хорошую доходность.

Если рассматривать проекты внутри страны с уже утвержденным финансированием за счет средств Фонда, то они, возможно и содержат признаки программ развития, однако в имеющихся в открытом доступе документах по этим проектам не содержатся требования о полном возвращении этих денег и обеспечении какой-либо доходности вообще.

Поэтому я сторонница сохранения прежней концепции размещения и использования денег Фонда национального благосостояния. И, на мой взгляд, эта концепция будет актуальна до тех пор, пока у российской экономики сохраняется сырьевая зависимость.

— Основная часть Фонда национального благосостояния находится на Западе, часть роздана крупным госпредприятиям. Собственно в Российской федерации хранится всего несколько сот миллиардов рублей из числившихся в ФНБ трех триллионов. Поэтому вопрос о том, сохранять или нет Фонд, можно далее и не обсуждать, — заявляет председатель Экспертного совета «Опоры России», доктор экономических наук, профессор, «Справедливая Россия» Никита Кричевский.

— Предназначение ФНБ — быть подушкой безопасности для пенсионной системы страны. Но сегодня в мире такая обстановка, что под ударом находятся экономики и развитых, и развивающихся стран. Нужны какие-то механизмы смягчения системного кризиса. А какие механизмы останутся в России, если ФНБ растворится? Поэтому функционально ФНБ нам жестко необходим.

«Роснефть» уже заявляла, что ей не нужны средства из ФНБ, поэтому пример с ней, возможно, приведен из эпатажа. Но, вообще, когда заходит речь об очередном проекте по размещению денег, нужно помнить, что у госкорпораций есть совершенно другие механизмы прямого и косвенного субсидирования со стороны государства.

В статье Буклемишева речь идет о том, что надо помочь «Россельхозбанку». С этим можно согласиться, поскольку банк оказался в очень сложной ситуации не по своей вине, при этом он является опорной инфраструктурой государства во всем аграрном секторе страны.

Другое дело, когда речь идет о частной компании «Мечел». Тут возникает вопрос: а почему общество из своих средств должно оплачивать менеджмент команды господина Зюзина?

Говорится о «Газпромбанке». Это тоже негосударственная структура, и нет никаких оснований для того, чтобы проблемы рефинансирования старых кредитов этого банка решать за счет общества. Вообще для таких случаев существуют механизмы госгарантий и выкуп обязательств.

Для ВЭБа возможно говорить о продаже акций ради исправления баланса, можно рассматривать вопросы о дисконте, оговаривать проценты…

Исключение можно сделать лишь для РЖД, которая фактически находится в полной собственности у государства. Как РЖД работает — это отдельный вопрос, но железная дорога является незаменимой инфраструктурной компанией для всей страны.

В моих глазах сам факт обращения какой-либо компании за подобной помощью, притязания на вливания из государственных резервов наносит удар по ее имиджу и деловой репутации. Для негосударственных компаний никаких оснований обращаться за помощью за счет ФНБ нет!

Возможно, для таких просителей лучше всего подумать о своем банкротстве. Многие крупные предприятия вывели миллиарды долларов из своего бюджета за счет экономии на работниках. И сегодня для них благо вернуть свои производственные мощности обратно государству. Лет 15−20 назад олигархи получили благополучные оснащенные заводы почти бесплатно, ничего не вложив в них, затем нещадно эксплуатировали, выжимая прибыль, превратив в малопривлекательные активы, которые нынешним владельцам попросту за счастье сбросить на шею государству. Но почему общество опять, второй раз после приватизации 1990-х годов, должно оплачивать благополучие этих миллиардеров?

Фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Матыцин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня