18+
среда, 25 мая
Экономика / Санкции

Россия заглянула в пропасть

Правительство обсуждает наихудший сценарий развития отечественной экономики

  
16707
Россия заглянула в пропасть

Правительство РФ рассматривает «тотально негативный» сценарий развития российской экономики. Об этом сообщает «Газета.ру».

Сценарий предполагает падение ВВП на 10%, цен на нефть до 80 долларов за баррель, а также укрепление доллара до 48 рублей. Согласно этой модели, в случае резкого роста курса валют многие компании, имеющие кредиты в валюте, но не имеющие валютной выручки, могут быть близки к банкротству. Хуже всего придется туристическому и автомобильному бизнесу, а также производителям товаров длительного пользования и IT-индустрии.

Особо отмечается, что данный сценарий может быть реализован не только в случае падения цен на нефть, но и в случае ограничения нефтегазового российского экспорта из-за санкций.

В случае, если экономика приблизится к глубокой рецессии, правительство, возможно, начнет помогать банковскому и реальному сектору деньгами из Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (ФНБ). При этом крупные частные кредитные организации будут обеспечены ликвидностью.

Напомним: в конце августа премьер Дмитрий Медведев на совещании об основных параметрах прогноза социально-экономического развития России на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов заявил, что правительство сохранило основные показатели по экономическому росту на этот год. Теперь, возможно, показатели все же придется пересматривать.

Насколько вероятен «тотально негативный» сценарий, и что он будет означать для России?

— Правительство, к сожалению, в моделировании наихудшего сценария идет позади экспертного сообщества, - отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Практически такие же «тотально негативные» сценарии еще три недели назад были представлены аналитиками «Ренессанс капитала» и ряда крупнейших западных инвестиционных банков. В них прогнозировалось падение ВВП РФ на 8%, в случае введения Западом санкций на экспорт российских нефти и газа, и сокращения наших поставок на 50%.

«СП»: — Насколько реалистичны такие сценарии?

— Учитывая роль нефтегазового сектора в мировой экономике, тотальный торговый запрет, как мне представляется, исключен. Единственный в международной практике случай введения эмбарго на нефть — это случай с Ираном. Но чтобы принять такое решение, его нужно провести, как минимум, через Совет Безопасности ООН, а для этого его должны поддержать все члены Совбеза. В случае с Россией это категорически невозможно: мы сами наложим вето на такое решение, да и Китай не станет поддерживать введение столь жесткого санкционного режима.

Если так, остаются точечные антироссийские санкции. Они для нас достаточно болезненны и чувствительны. Из-за ограничения доступа к технологиям, например, уже с 2015 года может начаться падение российских объемов нефтедобычи — со всеми вытекающими последствиями для бюджета. Однако цены на нефть до 80 долларов упадут едва ли.

«СП»: — Почему вы так считаете?

— Дело в том, что 80 долларов за баррель — это граница рентабельности американских сланцевых проектов. Падение нефтяных цен ниже этой планки США невыгодно. Поэтому и аналитики нефтяного картеля ОПЕК, и Международного энергетического агентства (International Energy Agency) считают, что сейчас нефтяные цены хотя и скользят вниз, но выходят в новый равновесный коридор, комфортный для потребителей и производителей. Если раньше коридор был 105−115 долларов за баррель, то на ближайшие два-три года он будет составлять 96−105 долларов.

Я не исключаю, что нефтяные цены будут стремиться именно к верхней границе коридора. Бюджет Саудовской Аравии (члена ОПЕК), например, сводится без дефицита только при среднегодовой цене на нефть свыше 94 доллара за баррель, бюджет Нигерии (тоже члена ОПЕК) — при цене свыше 100 долларов. Думаю, реальный среднесрочный ориентир — это 100 долларов за баррель. Такая цена для нас вполне комфортна.

Есть еще один фактор, влияющий на нефтяные цены. США сейчас ищут новую долгосрочную энергетическую стратегию: либо воздействовать на мировые цены, сокращая собственный импорт нефти, либо выходить на позицию чистых экспортеров, и становиться поставщиком нефти и газа в Европу.

Но в любом случае, в обозримом будущем цена на нефть будет понижаться, но ниже 96 долларов за баррель не упадут.

«СП»: — Что это означает для нас?

— Что мы будем иметь дело с базовым вариантом сценария развития российской экономики. Скорее всего, в ближайшие два-три года рост ВВП будет колебаться около нуля. Если, конечно, мы не будем заниматься структурными реформами, и если не включится инвестиционный спрос — другими словами, если в экономику не пойдут инвестиции из частного и корпоративного секторов. В таком состоянии стагнации российская экономика способна продержаться, как минимум, несколько лет…

— «Тотально-негативный» сценарий возможен, и означает для нас катастрофу, — уверен экономист, финансовый омбудсмен РФ Павел Медведев. — Нефть вполне может упасть до 80 долларов за баррель, если Иран выбросит на рынок свое «черное золото», или если американцы интенсифицируют собственную нефтедобычу, или если сенат США примет решение о том, что американскую нефть можно продавать за границу. Причем, для того, чтобы нефтяные цены обвалились, достаточно одного факта такого решения: рынок реагирует на подобные сообщения истерически.

«СП»: — Если цены на нефть упадут, и правительство решит «распечатать» Резервный фонд и ФНБ, как долго мы сможем продержаться на этих деньгах?

— Если санкции будут суровыми, вполне возможно, что деньги Резервного фонда и ФНБ обратятся в пустые бумажки. Смысл денег в том, что на них можно получить продукты или услуги. Но в условиях жесткого санкционного режима на деньги фондов мы ничего не сможем купить.

Условно говоря, на столе правительства в этом случае будет лежать куча долларов, а внутри страны на эти доллары (на рубли, впрочем, тоже) будет нечего приобрести — просто потому, что на внутреннем рынке ничего нет, как во времена позднего СССР. Что, спрашивается, делать с деньгами Резервного фонда и ФНБ, если их нельзя потратить на Западе?! Да ничего.

«СП»: — Вы говорите, в худшем случае нас ждет катастрофа. На что она будет похожа, на начало 1990-х?

— Надеюсь, до такого глубокого падения все-таки не дойдет. Но катастрофа уже заползает в наши дома и карманы. Уже сокращаются средние доходы населения — парадоксальным образом, на фоне роста зарплат. Это значит, люди меньше потребляют. При этом наблюдается еще и опережающий зарплаты рост цен — значит, граждане будут сокращать потребление и дальше.

Все это может кончиться тем, что россияне начнут возмущаться. Если человек потреблял черную икру и переходит на красную — он такое сокращение потребления переживет. А вот если перебивался с хлеба на воду, уменьшение потребления может стать смертельным.

— Мы обязательно угодим в экономическую ловушку, которая для нас заготовлена, вопрос только в том, насколько глубоким будет падение, и способны ли общество и власть выбраться из ловушки, — считает экономист, экс-замглавы Счетной палаты Юрий Болдырев. — На мой взгляд, многие правительственные инициативы последнего года — одновременно и мощный приговор власти, потому что порождают вопрос: почему предыдущие 15 лет всем этим не занимались? Не хотели думать о том, что ситуация в конкурентном мире неминуемо сложится так, что мы окажемся в жестком противостоянии с Западом?

Теперь это случилось, и нужны уже не советы на уровне «подправьте здесь и здесь». Нам требуется «импортозамещение» в политическом и государственном устройстве, поскольку целый ряд институтов выстроен с расчетом на подчинение России внешним силам, а не на самостоятельное развитие. Все это нужно радикально перестраивать…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Александр Астафьев

СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
СМИ2
Новости
24СМИ
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье
Жестокая правда без любви Жестокая правда без любви

Никита Михалков в Пензе говорил о «Ельцин-центре», травле «Утомленных солнцем» и потерянных поколениях