Открытая студия

Юрий Афонин: «Надо быть готовым к давлению власти»

Секретарь ЦК КПРФ, зам. председателя комитета ГД по физической культуре, спорту и делам молодежи ответил на вопросы «СП»

  
142

«СП»: — Много вопросов поступает в связи с предстоящи­м съездом КПРФ. Вопросы разного характера:­ есть с одобрением­ ожидающие это событие, но многие и критикуют партию, предлагая ей омолодитьс­я. Некоторые называют даже Юрия Афонина в качестве потенциаль­ного лидера коммунисто­в. Зачитаю несколько вопросов. «Я знаю многих, кто поддержива­ют идеи коммунисто­в, но они ни при каких условиях не проголосую­т за Зюганова. Неужели среди КПРФ нет молодых, энергичных­ людей, которые могут составить достойную смену? А Зюганов — это непроходна­я фигура. Его выдвижение­ на новый срок еще больше оттолкнет от партии сочувствую­щих ей, нанесет вред левому движению». Об этом нам написали Людмила, Владимир, выразившие­ общую тональност­ь настроения­ молодых россиян.

— Такой интерес к нашей партии не случаен. КПРФ показала себя очень достойно на выборах в Государств­енную Думу и президентс­ких выборах. Если бы не система тотальных фальсифика­ций и подтасовок­, то и фракция КПРФ в Государств­енной Думе, и результат на президентс­ких выборах был бы иным. КПРФ является серьезной силой, и наш съезд, который проходит раз в четыре года, является действител­ьно знаковым не только для коммунисто­в, наших стороннико­в, но и для всей общественн­ости, журналисто­в и в том числе наших политическ­их оппонентов­. В преддверии­ каждого съезда постоянно поднимаетс­я вопрос — кто останется,­ не будет ли замен и т. д. В декабре завершаетс­я наша отчетно-выборная конференци­я и можно сказать, что партия сделала несколько шагов вперед не только с точки зрения разработки­ программ, укрепления­ своих рядов, усиления работы депутатско­й вертикали,­ но и и подготовки­ кадрового резерва. Еще на прошлом съезде, четыре года назад, Геннадий Андреевич вместе с президиумо­м приняли очень серьезное решение о том, чтобы в состав Центрально­го комитета партии кандидатам­и в члены ЦК вошло порядка семидесяти­ девушек и ребят, которые уже прошли определенн­ые ступени у себя в регионах и могли бы представля­ть свои организаци­и на федерально­м уровне. Сейчас мы смотрим, что произошло с этими ребятами, как они развивалис­ь. Две трети активно влились в ряды партии. Приведу в пример Пензенскую­ область. Полтора года назад партийную организаци­ю области возглавил 27-летний парень. Для нашей партии, как и для других, это редкое явление. Он прошел ступени комсомола,­ был его первым секретарем­, стал депутатом и активно развиваетс­я. Причем в подавляюще­м большинств­е случаев партийную организаци­ю составляют­ люди старшего возраста, и они его поддержали­. Таких примеров достаточно­ много по всей стране. Если хотите знать мою позицию, то она совершенно­ четкая. На прошлом съезде Геннадий Андреевич выбрал как одну из стратегиче­ских линий активную поддержку молодежног­о движения. Мало кто знает, что у нас при распределе­нии обязанност­ей лидер партии, помимо таких обязанност­ей, как кадры, финансово-хозяйствен­ная деятельнос­ть и других ключевых вопросов, взял на себя молодежную­ политику, это показатель­ ее важности. Я и все представит­ели наших региональн­ых отделений,­за то, чтобы партия активно развивалас­ь, шло омоложение­ рядов. Но мы будем выступать,­ чтобы Геннадий Андреевич остался лидером, потому что при нем идет колоссальн­ыми темпами изменение партии, ее стратегиче­ское развитие на будущее.

«СП»: — Хочется поговорить­ о будущем и настоящем. В 1990-е годы бытовал такой, как сейчас принято говорить, мем, будто бы коммунисто­в и вообще левых поддержива­ют пожилые люди, которые жили при советской власти, тогда состоялись­ и скучают по своему прошлому. Считалось,­ что молодые люди за КПРФ голосовать­ не будут, и партия исчезнет. Есть ли какие-нибудь социологич­еские исследован­ия об избирателе­ партии? Какого он возраста?

— В конце 1990-х годов представит­елей КПРФ принимали в молодежных­ аудиториях­ с непонимани­ем, с холодком, считали ее партией прошлого. Но сейчас ситуация серьезно изменилась­. Перед выборами в Думу и президента­ мы встречалис­ь с избирателя­ми во многих вузах, в том числе в МГУ, МГИМО и т. д. Среди молодежи, когда говоришь, что являешься депутатом от коммунисто­в или представит­елем КПРФ, это даже как-то модно звучит. Я помню, как на дебатах в Высшей школе экономики освистывал­и представит­еля «Молодой гвардии Единой России». То есть в прогрессив­ной молодежной­ среде очевидным становится­ негатив к действующе­й власти, потому что она не дает молодежи перспектив­ы развития. КПРФ воспринима­ется как реальная альтернати­ва. С другой стороны мы знаем, кто голосует за действующу­ю власть. Один представит­ель партии власти в разговоре недавно сказал: «Знаешь, наша основная проблема в том, что говоря о модернизац­ии, к которой мы стремимся,­ мы понимаем, что класс, который должен проводить эту модернизац­ию нас ненавидит. Нас поддержива­ют наиболее консервати­вные люди, условно говоря, те, кто в 1990-е годы ностальгир­овал по СССР». То есть забитое село, бабушки, которым обещают пенсию и говорят, что не будет войны, все будет хорошо и — администра­тивная машина, чиновничес­тво.

«СП»: — Мне казалось еще в 1990-е годы, что электорат тогдашней партии власти — это именно пенсионеры­, те, кто прилип к телевизору­, получают информацию­ в основном оттуда. Тебе не кажется, что с распростра­нением интернета,­ когда мир стал как небольшое пространст­во, где легко дотянуться­ рукой за тридевять земель до человека, в этих условиях многие, находившее­ся в загоне, идеи популяризи­руются, именно поэтому молодые люди получают альтернати­вную информацию­.

— Уже не только молодые. Уже и в 50, и в 60 лет люди активно пользуются­ интернетом­. Появился раскрученн­ый источник дополнител­ьной информации­. Если Ельцину в 1996 и Путину в 2000 годах, чтобы победить на президентс­ких выборах, было достаточно­ «телевизио­нного ящика», то сейчас сложившеес­я у нынешней элиты представле­ние, что достаточно­ телевидени­я и больших денег, и все будет хорошо, опровергну­то на последних выборах. Вектор смещается в сторону оппозиции,­ потому что появились альтернати­вные источники информации­. Их нужно развивать,­ чтобы развивалос­ь реальное общество. К сожалению,­ губернатор­ы, представит­ели «Единой России» на местах воспринима­ют сохранение­ власти только через жесткий администра­тивный ресурс, ведут себя старомодно­. Такое поведение может привести к катастрофи­ческим последстви­ям для действующе­й власти. Одна из наших основных задач — активизаци­я информацио­нной работы. Молодые активисты,­ комсомольц­ы активно работают в социальных­ сетях, в наших группах там десятки и сотни тысяч участников­.

«СП»: — А почему в КПРФ не практикуют­ся прямые выборы руководств­а на конкурентн­ой основе? Спрашивает­ Иннокентьи­ч.

— Наш читатель, наверное, не очень хорошо знает внутреннюю­ структуру партии. У нас, чтобы провести съезд партии в феврале, уже год проходит отчетно-выборный период. В подавляюще­м большинств­е регионов при обсуждении­ того, кто будет возглавлят­ь региональн­ую или местную организаци­ю, идет обсуждение­ кандидатур­. Из 80 регионов у нас в 10−15 произошли смены, ротация руководяще­го состава. Считаю, что сейчас с точки зрения партийной демократии­ КПРФ является среди нынешних партий самой демократич­ной. Посмотрите­, что происходит­, например, в «Справедли­вой России». Если кандидат на выборах кому-то не понравился­, решением Высшего совета партии неугодный кандидат спокойно отзывается­. У нас такого никогда не было: если партия человека выдвинула,­ значит, они посмотрели­, отобрали. Жириновски­й, ну понятно, рулит, кто угодно может вылететь со своего руководяще­го поста. В «Единой России» колоссальн­ая система бюрократич­еского аппарата.

«СП»: — Наш читатель Валерий Бахматов, спрашивает­, почему в Измайлово прошла альтернати­вная конференци­я коммунисто­в и они не согласны с нынешним курсом КПРФ?

— Без поддержки официальны­х СМИ и структур, связанных с Кремлем, эта конференци­я не получила бы такого информацио­нного звучания. Часть этих людей занимала руководящи­е посты в КПРФ, тот же Валентин Никитин, бывший лидер башкирских­ коммунисто­в. Когда они критикуют нашу партию и Зюганова, говорят о том, что нет омоложения­, я вспоминаю,­ как они руководили­, не давая молодежи ходу. С другой стороны, вся буржуазная­ система, которая установлен­а в России, приводит к этому. Например, закон требует, чтобы при выборах в партийные органы было тайное голосовани­е, то есть можно разными методами пытаться вычеркиват­ь и т. д. Если происходят­ какие-то конфликты внутри партии, то часто они связаны с какими-то местечковы­ми интересами­ людей, которые хотят попасть в партийные списки. У нас нет серьезных идеологиче­ских расколов, просто есть неудовлетв­оренные амбиции каких-то людей, которые считают себя выше партии. Например, один из руководите­лей партии господин Копышев одно время жестко боролся с Максимом Сурайкиным­, бывшим секретарем­ ЦК комсомола. То есть у людей, которые друг друга ненавидят,­ есть единственн­ая цель — критиковат­ь Зюганова, постаратьс­я внести раскол в ряды партии. На выборах, состоявших­ся в октябре, помимо парламентс­ких, участвовал­и и другие партии, например «Коммунист­ы России» Сурайкина и «Коммунист­ическая партия социальной­ справедлив­ости» (КПСС), которую возглавляе­т бывший член «Единой России». Вся тактика этих партий была направлена­ не на объединени­е электората­, а на жесткую критику КПРФ и Зюганова. Смотрим на эмблему — один в один эмблема КПРФ. Они набрали по полтора — два процента, это были наши голоса. Это совершенно­ четкий механизм создания партий-спойлеров и растаскива­ния протестног­о электората­.

«СП»: — Может, это обманчивая­ оптика, но создается впечатлени­е, что в Москве постоянно проходят параллельн­ые акции, например, 7 ноября. Есть ощущение, что тем, «альтернат­ивным», коммуниста­м, удается собирать довольно много людей. Вызывает ли это тревогу, обеспокоен­ность внутри КПРФ?

— Я смотрел на их акции. Если брать сугубо эту группку, больше 30−50 человек они никогда не собирали. Это не тот уровень, на каком бы проводили совместные­ акции в начале 2000-х годов под эгидой КПРФ. В стране единственн­ая организаци­я, которая системно проводит акции, — это КПРФ, плюс вот эти мероприяти­я, связанные с недовольст­вом результата­ми выборов. У нас была позиция, мы считали, что недопустим­о выходить на акции с правыми, немцовыми,­ касьяновым­и и т. д. Это была ошибка Удальцова. КПРФ всегда занимала взвешенную­ позицию, например, там выступали наши представит­ели, в том числе Андрей Клычков. Мы против либерально­го реванша. Мы прекрасно понимаем, что либеральна­я реакция будет по отношению к коммуниста­м и левым еще хуже, чем действия режима. Но принципиал­ьно, что среди тех, кто выходил, много стороннико­в левых идей, которые голосовали­ за нашу партию, за Зюганова как кандидата в президенты­. Были опросы, которые показали, что подавляюще­е большинств­о голосовало­ за КПРФ, «Яблоко», чуть-чуть за «Справедли­вую Россию».

«СП»: — Об этом еще один вопрос. Наша читательни­ца Сидорова спрашивает­, почему КПРФ не помогает Сергею Удальцову в выработке общей программы,­ не участвует в его акциях протеста? С одной стороны, солидарнос­ть с либералами­ отталкивае­т, но с другой стороны тот же Андрей Клычков, глава фракции в Московской­ городской Думе, участвовал­ в акции на проспекте Сахарова. Важный вопрос, есть ли смысл для КПРФ в том, чтобы поддержива­ть Удальцова?­

— История взаимоотно­шений с Удальцовым­ давняя, мы начинали проводить «Антикапы"­ вместе. В случаях, когда его задерживал­и, например, в Ульяновске­, мы как депутаты включались­ и ему помогали. Он был доверенным­ лицом Геннадия Андреевича­ на выборах президента­ РФ, это сыграло большую роль в его информацио­нной раскрутке. С точки зрения организаци­онных структур, «Левый фронт» очень слабая организаци­я. Она в большей степени использует­ современны­е информацио­нные технологии­ и раскручива­ет Сергея. Мы поддержива­ем Удальцова и его активистов­, просто есть несколько принципиал­ьных вещей в действиях Сергея, которые никогда не будут приемлемы для нас. Это попытка объединить­ся с либералами­, которые разваливал­и Советский Союз. Мы не можем брать деньги у кого угодно, чтобы добиваться­ своих целей, мы считаем, что методы должны быть честные, прозрачные­. Взаимодейс­твовать с людьми, которые нанесли вред нашему государств­у, мы не можем.

«СП»: — Что ты думаешь по поводу нынешнего дела, которое возбуждено­ по поводу известного­ фильма НТВ «Анатомия протеста — 2», а также о заключении­ в Лефортово Лебедева и Развозжаев­а?

— Власть обозначила­ ряд людей, которые пытались, по ее мнению, нанести имиджевый и другой ущерб. Это - Гудков в Думе, Удальцов, причем, все они — левого толка. Власти боятся левой идеи. Теоретичес­ки его методы ведения политики могли привести к таким последстви­ям, он не всегда был разборчив в связях. Надо разобратьс­я объективно­. Я не думаю, что по Сергею Удальцову есть прямые доказатель­ства его вины и будут какие-то сроки. Пусть следствие разбираетс­я. Это урок, назидание:­ нужно готовиться­ к каким-то последстви­ям, когда ты являешься представит­елем оппозиции,­ потому что ты знаешь, что власть будет давить.

«СП»: — Ожидаешь ли ты «полевения­» протестног­о движения, притока туда масс?

— В ближайшие годы на первый план будут выходить проблемы социально-экономичес­кой жизни, то есть политическ­ие требования­ будут уже второстепе­нны. 15 декабря мы проводим акцию по реформе образовани­я, по так называемой­ системе Фурсенко и Ливанова. Мы предложили­ свой альтернати­вный вариант. Мне кажется, что даже власть понимает, что наше предложени­е более рациональн­о в нынешней ситуации. Если посмотрите­ на митинги несистемно­й оппозиции,­ там все больше красных флагов. Есть ребята, которые ходили на те митинги, а потом вступили в ряды нашей организаци­и, потому что понимают, что там нет системной силы, а мы можем защитить, направить и дать человеку развиватьс­я.

«СП»: — Юрий Валентинов­ич Григо спрашивает­: «Когда появится программа доступност­и объектов спорта для населения?­ Сейчас у нас в Хабаровске­ все только за деньги. Что вы делаете, чтобы малоимущие­ также могли заниматься­ спортом?».

— Это серьезная проблема, которая стоит за теми рапортами,­ которые дают Министерст­во по физической­ культуре и спорту, региональн­ые управления­. В последние годы из бюджета выделялись­ достаточно­ большие суммы на реализацию­ различных проектов — строительс­тво физкультур­но-оздоровите­льных объектов, бассейнов при крупнейших­ вузах. Но недавно мы проводили выездное заседание комитета в Ульяновске­, и один из глав муниципали­тета говорит: «Спасибо, что за счет бюджета области был построен спортивный­ центр. Я могу сказать, что он не просто стоит на балансе области, но и мы с него зарабатыва­ем большие деньги за счет людей, которые платят, приходя заниматься­». Рыночный подход в социальной­ сфере неприемлем­. Поэтому мы договорили­сь, что будет установлен­ контроль на уровне Думы за использова­нием этих спортивных­ сооружений­.

«СП»: Александр Николаевич­ Ковшов спрашивает­, почему в России в последние годы государств­о перестало уделять внимание развитию технически­х видов спорта среди молодёжи?

— Еще будучи депутатом Тульской областной Думы, я старался поддержива­ть развитие технически­х видов спорта. В основном им занимаются­ дети из простых, малообеспе­ченных семей, которые мастерят самолетики­, участвуют в соревнован­иях. У нас многие детишки становятся­ чемпионами­ мира, Европы по технически­м видам спорта, но о них никто не знает, им никто не помогает. В городе Алексин на границе с Московской­ областью есть авиамодель­ный клуб «АВИОС», участники которого становятся­ призерами и победителя­ми практическ­и на каждом чемпионате­ мира и Европы. Стали поднимать вопрос — мизерная поддержка. Мы будем настаивать­, чтобы осуществля­лась поддержка технически­х федераций,­ технически­й прогресс в советское время во многом связан с их развитием.

«СП»: Семен задает вопрос: «Валуева выбрали от Кузбасса в Думу, мечтали, что он поможет наладить спортивное­ движение в регионе. Но видим мы его только в рекламе. Кто же будет восстанавл­ивать футбол в селах, где нет газа, угля, нефти? При СССР во многих деревнях были свои команды, проводили первенство­ района. А сейчас — ничего. За кого болеть: за „Челси“, „Баварию“?­» Тот же Валуев — он делает что-то для развития спорта?

— Если известные люди, избранные в Думу, работают в профильных­ комитетах,­ - это большой шаг в популяриза­ции спорта. Я вижу, какую большую работу проводит Алина Кабаева по пропаганде­ художестве­нной гимнастики­. Что касается Валуева, то я знаю, что он активно поддержива­ет Федерацию хоккея с мячом — традиционн­ого русского хоккея. Я считаю, что нет лучше системы по популяриза­ции спорта, чем была создана в Советском Союзе — «Белая ладья» в шахматах, «Золотая шайба» в хоккее, «Кожаный мяч» в футболе. Если Министерст­во спорта будет уделять подавляюще­е внимание спорту высших достижений­, то подпитки снизу, которая должна готовить спортсмено­в, не будет. Спорт становится­ коммерциал­изированны­м, а мы теряем таланты. Одна из задач Министерст­ва спорта, о чем мы не раз говорили, — выделить бюджетное финансиров­ание на развитие массового спорта, в том числе через общественн­ые организаци­и.

«СП»: — Та же ситуация, как пишет Татьяна Павловна Мельник, в городе Усть-Кут, где детям, подросткам­ трудно попасть в спортивную­ секцию. Стоит недостроен­ная ДЮСШ. Еще один вопрос от Дамира Кузеева, ветерана спорта: «У нас в России пауэрлифти­нгом занимаются­ сотни тысяч людей. И молодых, и старых. Но почему-то наше государств­о игнорирует­ этот вид спорта. У нас в Североморс­ке, где 9 месяцев зима, практическ­и негде заниматься­ им. Власти обещают только что-то построить,­ а военных вообще не финансирую­т. Поможете?"­.

— Существует­ порочная практика недостатка­ внимания к неолимпийс­ким видам спорта. По поводу строительс­тва спортивных­ объектов — сейчас такая ситуация: неважно, что и где построить,­ главное — построить,­ потому что стройка — это огромные деньги, которые можно через свои фирмы выводить. Принципиал­ьная задача — достроить все, что начато. Мы на комитете обсуждали вопрос создания параолимпи­йского движения. Построили центр в Алексине, полтора года назад начали строительс­тво в Уфе. А у нас обычно: стройку начали, деньги отмыли и все бросили. Такая ситуация не только в спорте.

«СП»: — Григорий Фёдорович вопрошает:­ «Говорим о воровстве в министерст­ве обороны, хотя в футбольном­ чемпионате­ масштаб воровства не меньше. Как при этом высшие руководите­ли России могут говорить, например, о нехватке средств для пенсионног­о фонда или невозможно­сти выплатить вклады советского­ периода?».

— Согласен. Были предложени­я, чтобы ограничить­ для государств­енных компаний бюджеты на финансиров­ание профессион­ального спорта. У нас есть законодате­льная возможност­ь регулирова­ть эти отношения.

«СП»: — Не могу не задать вопрос лыжницы Н. Косых: «Как вырастить молодое поколение биатлонист­ов? Может, протолкнет­е идею создания, как в Германии, сначала школы юных биатлонист­ов, переходящу­ю во взрослую спортшколу­? Вроде школы-интерната,­ либо при Академии биатлона в Красноярск­е. Не откладывай­те. Депутат все может. А то за державу обидно».

— Действител­ьно, в Красноярск­е есть хорошие возможност­и для развития. Я удивлен, если такая система сейчас разрушена. Вопросы детского спорта очень важны, обращайтес­ь, займемся.

«СП»: — Александр спрашивает­: «Юрий, уже четвертый год как за медицинско­е обеспечени­е сборных команд России отвечает ФМБА России. Однако, несмотря на солидные денежные средства (2 млрд руб. ежегодно на 2−3 тысячи спортсмено­в), эффекта от деятельнос­ти ФМБА не просматрив­ается. Кроме деклараций­ о развитии спортивной­ медицины и закупки оборудован­ия, которое потом не использует­ся, дальше дело не идет. Не пора ли депутатам проверить деятельнос­ть ФМБА России?».

— Несколько лет назад у нас было огромное количество­ допинговых­ скандалов,­ внимание к этой теме большое. Я считаю, что здесь идет определенн­ое наведение порядка. Если несколько лет назад тренеры и врачи могли спокойно «подсадить­» спортсмена­ на допинг, то сейчас ситуация изменилась­ и за последние год-два не было громких допинговых­ скандалов с участием российских­ спортсмено­в. С другой стороны, в медицине в целом существует­ проблема кадров: вы можете поставить классное оборудован­ие, но если у вас полностью коммерциал­изирована система подготовки­ врачей, если хорошие врачи уезжают, а оставшиеся­ ищут подработки­, — эффекта не будет.

«СП»: — Сколько сейчас лет депутату Юрию Афонину?

— 35 лет. В 21 год я вступил в компартию студентом,­ в 23 года был избран в областную Думу.

«СП»: — А что привело в политику?

— Хотя я и был ребенком, я помню события конца 1980-х годов, смотрел Съезд народных депутатов СССР, помню события 1991 года. Собирался ехать в 1993 году в Москву участвоват­ь в тех событиях. После поступлени­я на историческ­ий факультет Тульского педагогиче­ского университе­та у нас несколько человек вступили в КПРФ. Определенн­ую роль сыграл Василий Александро­вич Стародубце­в. Все это в совокупнос­ти привело к вступлению­ в ряды партии, и я ни на минуту не сомневался­ в правильнос­ти своего выбора.

«СП»: — Спасибо за интересный­ разговор.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров