Дело Горбачева продолжает жить

Как и накануне развала СССР, политика уступок Западу угрожает будущему страны

  
14208
Дело Горбачева продолжает жить

9 ноября исполняется 25 лет, как начался снос Берлинской стены, ознаменовавший собой, как тогда казалось, окончание «холодной» войны. Довольно интересную трактовку тех событий накануне годовщины дал первый и последний президент Советского Союза Михаил Горбачев в интервью «Российской газете». По мнению экс-лидера СССР, действия руководства нашей страны тогда были правильными, а для преодоления нынешней конфронтации Запада и России нужна лишь добрая воля сторон и их готовность к диалогу.

В общем-то, Горбачев придерживается прежних воззрений. Мол, он на высоком посту всё делал правильно, а нынешний кризис международных отношений вызван недопониманием.

«Объединение Германии было не изолированным явлением, а частью процесса прекращения холодной войны. Путь для него открыла перестройка и демократизация в нашей стране. Без них Европа еще десятилетиями могла бы находиться в расколотом и „замороженном“ состоянии. И выходить из такого состояния было бы, уверен, во много раз труднее», — комментирует Михаил Сергеевич крушение Берлинской стены. Дескать, нам тогда удалось достичь компромисса, а вот нынешние мировые лидеры так прогрессивно не мыслят. «Сегодня приходится констатировать: налицо кризис европейской (и мировой) политики. Одна из его причин, хотя и не единственная — нежелание наших западных партнеров учитывать точку зрения России, законные интересы ее безопасности. На словах аплодировали России, особенно в ельцинские годы, а на деле не считались с ней», — говорит Горбачев. Зато ситуацию, по мнению экс-президента, можно исправить довольно просто: «Я бы советовал западным лидерам тщательно проанализировать все это, вместо того, чтобы во всем винить Россию. Вспомнить, какую Европу нам удалось создать в начале 90-х и во что, к сожалению, ее превратили за последние годы… Уверен, что как только диалог будет восстановлен, возникнут точки соприкосновения».

За скобками у Горбачева остались геополитические интересы держав. Ведь именно претензии России на участие в определении своей судьбы и стали истинной причиной конфронтации с Западом и утраты «благословенных» 90-х. Конечно, если бы человечество состояло целиком из мудрых и добрых людей, то и проблем бы не было. Но, к сожалению, сегодняшний мир не таков. Но, похоже, Горбачев до сих пор этого не понял и считает, что все вопросы можно урегулировать исключительно уступками…

Данные многих социологических опросов свидетельствуют, что большинство наших граждан оценивают деятельность Горбачева отрицательно или резко отрицательно. По мнению россиян, бывший глава государства ответственен за многие беды последних двух десятилетий. За развал единой страны, за расширение НАТО, за всё новые и новые войны, развязанные Западом во многих концах света. Внешнюю политику Горбачева многие расценивают как постоянное отступление и сдачу позиций, что в итоге и привело к полному слому модели двухполярного мира.

Надо признать, что дипломатия при Ельцине и Козыреве мало чем отличалась от той, что была при Горбачеве. Мы смотрели сквозь пальцы на продвижение НАТО на Восток, не хотели помогать своим союзникам в Южной Осетии, Абхазии, Приднестровье, смирились с бомбардировками Югославии.

Главный вопрос, удалось ли нам сегодня избавиться от такой стратегии. С одной стороны, Россия четко заявляет о собственных интересах в мире. Несмотря на санкции, никто всерьез не рассматривает отказ от признания Абхазии и Южной Осетии и не думает о возвращении Крыма Украине. Но в то же время довольно странно выглядит позиция Москвы по Новороссии. Мы вроде как и сочувствуем ополченцам, вставшим на борьбу с радикальным националистическим киевским режимом, но при этом настаиваем на соблюдении минских соглашений, урезавших ДНР и ЛНР на две трети. Почти согласились на поставки газа Украине по льготной цене. В ответ на санкции ввели ограничительные меры для западной сельхоз продукции, но, опять-таки, всего лишь на год. То есть, ни о каком возрождении отечественного сельского хозяйства серьезной речи нет. Неужели мы надеемся, что в Брюсселе и Вашингтоне забудут о своих претензиях и искренне будут стремиться к воцарению на планете мира? Кстати, и Горбачев в своем интервью касательно будущего Донбасса говорит: «Надо полностью выполнить все, что записано в минских договоренностях от 5 и 19 сентября».

По мнению историка, члена Экспертного совета Института инновационного развития Валерия Скурлатова, до сих пор «горбачевскими» подходами руководствуются многие российские политики:

— Нынешнее обострение международных отношений есть прямое следствие горбачевской политики. Если государство оказывается слабым, то другие державы начинают его давить, а мы сейчас не очень сильные. Действия Горбачева я считаю предательством, аналогов которому мало в мировой истории.

«СП»: — Люди в ГДР и СССР сами хотели перемен, и это не вина Горбачева.

— При Горбачеве была потеряна вера в коммунистический проект. Вначале это произошло в верхах, а потом передалось и народным массам, у нас и в Восточной Европе. Когда распространяется неверие, все видят нерешительность, то начинается поиск других вариантов развития.

«СП»: — Может, Горбачева просто нёс за собой бурный поток истории?

— У него были полномочия, которых не было у царей. Он был первым лицом громадной страны, по большому счету, ему никто не мог перечить. Так что на нем есть персональная вина за случившееся. Я полагаю, что он из своих каких-то личных соображений решил понравиться за рубежом, предстать там «ангелом с крылышками». Но он не понимал, что уважают только тех, за кем стоит какой-нибудь масштабный проект. А когда Запад увидел, что внутри страны Горбачев всё сдает, то принялись расшатывать и вовне.

Конечно, виноват не один Горбачев. Тем более что его сложно назвать человеком с сильным характером. Советы ему давал Александр Яковлев, который и был главным в историческом процессе. Но это не снимает вины с Горбачева. Мы знаем, как он вел себя во время ГКЧП и в других ситуациях. Сильным лидером его не назовешь.

«СП»: — Горбачев говорит о том, что удалось прекратить «холодную» войну.

— Это не просто прекращение войны, а капитуляция! Это была не ничья, не перемирие, а настоящий проигрыш.

«СП»: — Есть мнение, что нынешнее положение страны есть отражение наличия большого числа идейных последователей Горбачева во власти.

— Да, наследников его идей во власти очень много, всех этих «детей перестройки». Преемственность мы видим на очень простом факте. Когда во главе государства стоял Горбачев, то рядом с ним был Яковлев. Когда силу начал набирать Ельцин, где-то с июня 1990 года, Яковлев стал в друзьях у него. Когда Ельцин ушел, Яковлев всё равно оставался на виду.

«СП»: — Но сейчас Россия стала защищать свои национальные интересы, это уже не времена Ельцина-Козырева.

— Просто исторический процесс идет по своей логике, которая подталкивает страну, народ к отстаиванию своих геополитических интересов. Сама жизнь заставляет Россию, независимо от персоналий руководителей, держать в своей орбите бывшие советские республики. Это и с экономической, и с политической, и с человеческой точки зрения понятно. Но все действия носят непоследовательный характер.

Скажем, мы защитили в 2008 году Южную Осетию. Но наши войска остановились в 50 километрах от Тбилиси, хотя мы могли установить в Грузии пророссийское руководство. И тогда бы абхазы, осетины и грузины решали свои вопросы не на этническом, а на качественно другом уровне. Сейчас почему-то остановили ополченцев Донбасса в нескольких километрах от Мариуполя, хотя взятие этого города серьезно бы изменило положение дел.

То же самое было и с Крымом. Там просто нашлись решительные люди, во главе с Аксеновым, которые перехватили инициативу у бандеровцев. Руководство в Москве было поставлено перед фактом. Так же вынужденным решением России стало участие в делах Новороссии. Кремль просто согласился поддержать народное движение. И Запад понимает, что Россия показывает слабость, а потому ведет игру на добивание.

«СП»: — В чем причина живучести идей Горбачева?

— Всему причина интересы узкой группы у власти, которая согласна на предательство народных интересов. Компрадоры выросли после Сталина, еще в 1950-е годы боролись с проявлениеми культа потребления. Многие поверили, что если помириться с Западом, то сразу к нам хлынет поток жвачки, джинсов, всяких блесток. В результате, воля народа была парализована, и компрадоры у власти смогли одержать победу. То же происходило в странах Восточной Европы, там людям тоже казалось, что достаточно сломать Берлинскую стену, как наступит благоденствие. На тех же самых настроениях сыграли, когда устраивали «Евромайдан». Всякий раз действует одна и та же мотивация. Я это называю «шкурной болезнью» народа. Она возникает тогда, когда нет большой объединяющей идеи, ради которой можно идти на бой.

Вот в Донбассе народ проснулся. В Киеве к власти пришли неонацисты, и на востоке Украины возникло сопротивление. Появились яркие лидеры вроде Аксенова в Крыму и Губарева в Донецке. А в Одессе и Харькове таких лидеров не нашлось, и сопротивление быстро подавили. Основная масса народа отравлена неким культом Запада, который, якобы, несет процветание. Иначе огромная страна с населением свыше 40 миллионов человек не попала бы под власть новых фашистов.

— Капитулянтская политика Горбачева и привела к тому, что мы наблюдаем в мире, — считает политолог, бывший депутат Верховного Совета СССР Виктор Алкснис. — Последствия этой политики будут еще долго отдаваться. Я вижу прямую связь трагедии Донбасса и той политики. И, на мой взгляд, мы видим лишь «цветочки», а «ягодки» еще впереди. Своей капитуляцией Горбачев обрушил миропорядок, сложившийся после Второй мировой войны. Именно он пошел на ничем не оправданные уступки. У него была надежда, что нас полюбят на Западе, и на планете воцарится земной рай. Но сдача позиций нашей страны привела только к тому, что Запад год от года только ужесточал давление на нас и наших союзников. Политика Горбачева поставила Россию на грань исчезновения. И я не знаю, что будет с нашей страной через 10, 20, 50 лет. Не могу с уверенностью сказать, что Россию, как субъект международного права, не постигнет та же судьба, что и Советский Союз в декабре 1991 года.

«СП»: — Но после Второй мировой войны человечество жило под угрозой «ядерной зимы». После 1991 года такая угроза исчезла.

— А разве за последние 25 лет было меньше войн, интервенций стран Запада, бомбардировок суверенных государств? Я могу сказать, что в период «холодной» войны было меньше жертв, чем после ее завершения.

На пространстве бывшего СССР тоже еще ничего не закончилось. Кто мог себе представить в 1991 году, когда Кравчук подписывал Беловежские соглашения, что с Украиной случится нынешняя трагедия? Казалось бы, при Горбачеве Советский Союз распался мирно, совершенно бескровно. Но вспомним, сколько было кровавых войн в Закавказье, в Чечне, пять лет шла гражданская война в Таджикистане. Неизвестно, что будет в Средней Азии через несколько лет, учитывая идущую там исламизацию. США всё больше и больше увязают в кровавых конфликтах. Посмотрите на происходящее в Афганистане, Сирии, Ливии, Ираке.

Я думаю, что и через 50 лет наши потомки будут проклинать беззубую капитулянтскую горбачевскую политику. Возникли новые угрозы, последствий которых мы еще не знаем.

«СП»: — В современной политике много ли последователей горбачевской политики?

— Дело Горбачева живет и побеждает. Мы это видим на примере Новороссии. Нашу политику там можно описать фразой «шаг вперед, два шага назад». Или — известной формулой Троцкого «ни войны, ни мира, а армию распустить».

Политика может строиться только жесткими методами. Нельзя избирать тактику переговоров с агрессором, уступок ему в надежде, что враг оценит наши усилия, поймет наши добрые устремления. Напомню высказывание Уинстона Черчилля: «Политика умиротворения агрессора сродни общению с крокодилом в надежде на то, что он тебя съест последним». Мне кажется, что некоторые российские чиновники пытаются умиротворить Украину и надеются, что на нас эта страна не нападет. Но агрессора надо останавливать всеми возможными способами.

«СП»: — Почему во многих странах продолжают кричать о необходимости этой политики умиротворения?

— Самое трагичное в том, что история ничему не учит. Из поколения в поколение люди наступают на одни и те же грабли, не делая никаких выводов. Происходящее в Новороссии берет начало в 1991 году. Но тогда многие считали, что мы не можем предугадать события. Хотя все настоящие трагедии и будущие, которые будут переживать наши потомки, были заложены уже тогда.

Фото: Эдуарда Песова /ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Погребинский

Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня