18+
среда, 24 мая
Политика

Церковь требует декрета о земле, чтобы пустить ее под застройку

Кроме храмов и монастырей, РПЦ хочет получить в собственность объекты «социалки» — здания воскресных школ, монастырских келейных корпусов, бывших церковных детских приютов

  
87

2 июля в Госдуме проходит «круглый стол» на тему «Законодательные аспекты передачи имущества религиозного назначения в собственность религиозных организаций». По слухам, Минэкономразвития РФ завершил работу над законопроектом, регламентирующим передачу публичного имущества религиозного назначения в собственность Церкви. Кому выгодно превратить РПЦ в главного собственника страны, кто будет распоряжаться церковными ценностями, которые сегодня хранятся в государственных музеях, рассуждает помощник председателя синодального отдела Московского патриархата РПЦ по взаимоотношениям церкви и общества Павел Шашкин.

«СП»: — Павел Александрович, в чем суть законопроекта о передачи Церкви земли в собственность?

 — Процесс передачи собственности РПЦ, а также другим религиозным объединениям, начался не сегодня. Он продолжается на протяжении с 1993 года, когда первый президент России Борис Ельцин подписал указ о возвращении собственности религиозных организаций. Впоследствии был принят еще ряд нормативных актов, в том числе постановление правительства 2001 года, которое регулировало порядок передачи собственности. Поэтому разработка нынешнего закона о передаче имущества религиозного назначения религиозным организациям не представляет что-то принципиально новое.

Этот закон призван, в первую очередь, упорядочить правовые отношения, которые, во многом, уже существуют в этой сфере. Напомню, и сейчас религиозные организации имеют полное право получать в собственность объекты религиозного назначения и относящиеся к ним земельные участки. Просто этот процесс идет достаточно медленно в связи с различного рода бюрократическими препонами, и отсутствием единой системы управления этим процессом. Новый законопроект призван создать единую правовую рамку, которая позволит передавать имущество на всех уровнях — муниципальном, региональном, федеральном — по единым нормам и правилам.

«СП»: — Речь идет о реституции?

 — Церковь неоднократно заявляла, что не претендует на собственность, которая принадлежала ей до национализации, начавшейся в 1918 году с выходом соответствующего декрета Совнаркома. Речь идет о восстановлении исторической справедливости. О том, чтобы передавались культовые объекты — храмы, часовни, монастырские комплексы, а также непосредственно относящиеся к ним объекты инфраструктуры, в том числе в области социального служения. Когда разговор заходит о том, что церкви, якобы, передаются какие-то земли, которыми она может впоследствии спекулировать, заниматься коммерческой деятельностью с использованием переданных объектов, здесь присутствует неправда.

«СП»: — Известно, что в ближайшие годы Церковь планирует активно заниматься строительством. В том числе для этого создан Центр инвестиционных программ РПЦ. Строительство на церковной земле будут вести сторонние инвесторы, которые получат долю в готовых объектах. Например, в московском бизнес-центре «На Спартаковской» около метро «Бауманская» 70% принадлежат инвестору, а 30% - находящемуся неподалеку Богоявленскому собору (доход последнего от деятельности центра — более 60 млн руб. в год). Среди других «церковных» проектов в столице — возведение офисного здания на Пятницкой улице, жилых комплексов в разных районах, а также торговых центров, гостиниц и т. д. Строить будут не только в столице — в плане сеть трехзвездочных отелей в Центральной России, «Гостиный двор» в Твери, жилье в Суздале и Владимире.

 — Это коммерческие проекты, которыми занимается РПЦ. Как известно, законом о свободе совести религиозных объединениях такая деятельность разрешается. И комплекс на «Спартаковской» не имеет к религиозным объектам никакого отношения.

«СП»: — Но земля-то там церковная…

 — Надо разделять передачу тех же земельных участков, которые относятся к храмам, на которых в массе своей коммерческое строительство невозможно, и вопросы инвестиций Церкви в те или иные коммерческие проекты. Возьмите гостиницу «Даниловскую» рядом с Даниловским монастырем. Это коммерческая структура, которая создана при участии Церкви, но она не расположена на территории монастыря.

«СП»: — Юрист Александр Бугаевский, представляющий Церковь в имущественных вопросах, а интервью «Русскому Newsweek» возмущается: «Они (Центр инвестиционных программ РПЦ, — прим. авт.) берут часть церковной земли и строят на этом месте дом. На проспекте Мира в Москве строится 10-этажный дом, инвестор получает 70%, доля города — 17%, храма — 13%, или один этаж с хвостиком. Я спрашиваю старосту: мил-человек, а ты что, не мог одноэтажный дом с мансардой сам построить? Отвечает: ну вообще-то мог. А зачем ты так церковную землю обременил?» По его мнению, церковную землю в ход пускать нельзя, она должна «копиться и приумножаться». Но настоятели храмов в Москве думают иначе. Чтобы получить немедленный доход, священники вынуждены соглашаться на кабальные условия. Разве не так?

 — Я согласен, во всякой крупной структуре, особенно такой крупной, как РПЦ, сложно навести порядок в таких делах. Имеются, безусловно, недобросовестные пользователи церковной земли, которые позволяют себе иногда даже продавать те или иные церковные объекты, или использовать их не по назначению. Но надо себе представить объемы имущества, которые находятся на балансе РПЦ, и понять, что здесь нужна серьезная работа по систематизации, инвентаризации этого имущества.

«СП»: — Сейчас мы закончим с неприятной темой инвестиций и земель. В РПЦ якобы говорят с глазу на глаз, что если все земли отдадут центру, а не местным храмам, то епархии могут и взбунтоваться, вплоть до перехода в другую юрисдикцию — из Московского патриархата в Константинопольский. Такая опасность действительно существует?

 — Это абсолютно надуманная вещь. В свое время выдвигались предложения о том, чтобы централизованно передавать имущество епархиальным властям, а не на баланс приходов. Но эти идеи, насколько я понимаю, не получили дальнейшего развития. И разработанный законопроект не предусматривает жесткого ограничения, что имущество должно передаваться централизованным религиозным организациям.

«СП»: — То есть приходы смогут получить землю?

 — Вне всякого сомнения. Но здесь все будет решаться отдельно в каждом конкретном случае. Есть епархии, например Костромская, где земли оформляют централизованно на епархию как юридическое лицо. В других епархиях это делается более децентрализовано. Здесь важны именно интересы конкретного прихода, монастыря, церкви. Если у прихода есть физические и материальные возможности оформить на себя собственность, никаких проблем не возникает. Но, как вы знаете, в регионах, в сельской местности огромное число приходов не имеют никакой возможности даже проплатить процедуру оформления и собрать необходимые документы. В этом случае целесообразнее, конечно, оформлять имущество на епархию.

«СП»: — Структура церкви феодальная. Настоятель в храме сам распоряжается деньгами, прежде всего спонсорскими. Может что-то построить на них, а может оставить себе. Коммерческие возможности священников на местах проконтролировать трудно. Передача земли приходом существенно увеличит эти возможности?

 — В отличие от денежных средств, вопрос распоряжения недвижимостью — более сложный и подконтрольный. Просто так здание или кусок земли, без соответствующего распоряжения, довольно трудно передать кому-то другому. В самом законопроекте предусмотрен механизм запрета на отчуждение из религиозной собственности переданного имущества — устанавливается определенный мораторий на несколько лет. Потом, при должном уровне управления достаточно просто проконтролировать со стороны епархии, как распоряжаются недвижимостью настоятели. Наконец, есть государственные контрольные органы, которые должны этот процесс отслеживать. Например, прокуратура.

«СП»: — Юрисконсульт Московской патриархии Ксения Чернега привела несколько недоработок в законопроекте. По ее словам, законопроект не устанавливает порядок безвозмездной передачи Церкви музейных предметов и коллекций. Кроме того, продолжила она, в законопроекте дается «очень узкое определение имущества религиозного назначения». «Мы надеялись, что это определение будет расширено и включит не только храмы и здания духовных семинарий, но и, в частности, здания воскресных школ, монастырских келейных корпусов, бывших церковных детских приютов», — сообщила она. Почему государство упирается, зачем ему монастырские кельи и приюты?

 — Здесь довольно сложный вопрос, касающейся юридических формулировок законопроекта. Слишком расплывчатые формулировки, которые бы позволили включить в имущество религиозного назначения неопределенное количество объектов, привели бы к проблемам в практическом плане — когда они начнут передаваться. Достаточно привести пример домовых храмов на территории архитектурных комплексов. Как их передавать — до сих пор остается большим вопросом. За 70 лет Советской власти, естественно, церковное имущество приобрело новые формы: на территории монастырей возводились светские здания, проводились многочисленные перепланировки. Из-за этого во многих случаях практически невозможно отделить объекты религиозного и нерелигиозного назначения друг от друга. В основном, проблема в этом, а не в том, что государство упирается.

«СП»: — А по поводу музейных коллекций?

 — Изначально было предложение включить в законопроект положение, которое бы регулировало и порядок передачи музейных и архивных фондов религиозного назначения. Но со стороны разработчиков законопроекта с самого начала было обозначено, что этот вопрос будет регулироваться отдельным законом.

«СП»: — А изначально это оказалось включено, потому что храм передается в собственность со всем его содержимым — иноками, драгоценной утварью?

 — Нет, это не так. Надо отделять элементы храмового убранства от собственно храма. Отдельные элементы храмового убранства могут находиться в собственности государства, быть музейными экспонатами, и при этом размещаться в доступных для верующих местах. Это нормальная практика, главное — разработать механизмы порядка охраны этих объектов. Мы знаем случаи, когда иконы похищают из храмов, бывает, что и недобросовестные священники могут использовать те или иные иконы, так сказать, не по назначению.

«СП»: — Каковы перспективы принятия законопроекта?

 — Я бы не стал торопить события, потому что до сих пор не прекратила работу рабочая группа, которая вносит поправки в законопроект. Поэтому будет ли он внесен в предстоящую осеннюю сессию на обсуждение в Госдуму — большой вопрос. Во многом это зависит от того, будут ли сняты достаточно серьезные противоречия, которые существуют между позицией РПЦ и позицией Минэкономразвития, одного из главных разработчиков законопроекта.

Справка «СП»

В настоящее время в России действуют 208 мужских и 235 женских православных монастырей, 12 665 православных приходов и 4696 воскресных школ. В пользовании Римско-католической церкви находится 220 приходов, правда, треть из них не имеет своих храмовых зданий. В России действуют также более 4000 мечетей и около 70 синагог. Площадь церковных сооружений варьируется от 5 до 50 тыс. кв. м, земельные участки — от 0,3 до 10 га (цена 1 га земли в Москве составляет $ 6−7 млн). По данным правительственной комиссии по делам религиозных организаций, церковь не проводила системную инвентаризацию своего имущества. Его оценкой только предстоит заняться Росимуществу.

В Храме Христа Спасителя за бабки можно пускать мыльные пузыри

Церковь зарабатывает на чем угодно. Мало кто знает, например, что светское мероприятие можно провести прямо в Храме Христа Спасителя — в Зале Церковных Соборов. На официальном сайте Храма (www.xxc.ru) приводится внушительный список оборудования этого зала, рассчитанного на 1298 мест:

— микшерный пульт фирмы MIDAS HERITAGE 2000 (64 канала);

-акустические системы фирмы Renkus Heinz и усилительная аппаратура фирмы Lab Gruppen, с общей выходной мощностью до 33 кВт;

— микрофоны фирм Neimann, Audiotechnica, Shure и AKG;

— аппаратура звукозаписи фирм Maranz, SONY, Tascam;

— цифровая конференц-система «Philips» с синхронным переводом с 5-ти языков и мобильная инфракрасная система перевода речи фирмы BOSH общим количеством на 522 места и системой технологического телевидения.

Кроме того, имеется богатое светотехническое оборудование (наверное, для дискотек): СПОТ 575 Wt (вращающаяся голова), прожектор заливного света 2500 Wt, прожектор следящего света 1200 Wt (пушка), колорченджер 1200 Wt, а также генераторы снега, тяжелого и легкого дыма, генератор мыльных пузырей и RGB цветной лазер LP 2000 2 Wt.

Реклама утверждает, что в Зале Церковных Соборов имеются все возможности для проведения мероприятий высокого уровня, требующих широкого освещения в средствах массовой информации, включая проведение прямых аудиотрансляций в сети Интернет на официальном сайте Храма Христа Спасителя. Как говорится, любой каприз за ваши деньги.

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня