Политика

Дилемма для Цхинвала

В Южной Осетии выбирают между объединением с Россией и строительством независимого государства

  
2835
Дилемма для Цхинвала

Южная Осетия вслед за Абхазией, которая в конце прошлого года заключила с Россией новый договор о союзничестве и стратегическом партнерстве, включилась в процесс углубления отношений с большим соседом. Единственная оговорка всей югоосетинской политической элиты на старте процедуры состояла в стремлении к большей, нежели в абхазском варианте, глубине интеграции с Россией. «Я вышел с предложением, чтобы будущий договор был рассмотрен в диапазоне от прямого вхождения Республики Южная Осетия в состав России до других форм, которые сегодня существуют в мире», — заявил президент Республики Леонид Тибилов. Еще категоричнее выразился спикер парламента Анатолий Бибилов: «Название договора, по моему мнению, должно звучать так: „Договор о союзничестве, интеграции и последующем вхождении в состав РФ“».

— Решающим большинством югоосетинского общества появление идеи нового договора о максимальной интеграции, вплоть до воссоединения с Россией, было воспринято с удовлетворением, потому что эта идея всегда имела огромную поддержку в народе, — рассказывает югоосетинский политолог, старший научный сотрудник Юго-Осетинского научно-исследовательского института им. З. Ванеева Коста Дзугаев.

Сведением всех предложений и разработкой единой концепции договора занялся политсовет с участием руководства страны, представителей законодательной и исполнительной ветвей власти, научной интеллигенции и общественности. Президент Республики призвал всех участников процесса воздержаться от разглашения деталей работы до того момента, как проект договора не будет согласован с российской стороной.

Однако Москва так и не увидела официальной версии югоосетинского проекта, зато в печати появилось сразу несколько разнонаправленных проектов договора от различных политических сил Республики, а также их взаимный обмен уничижительными заявлениями, открытыми письмами и публичными оскорблениями.

Проект, разработанный политсоветом, опубликовал министр иностранных дел Южной Осетии Давид Санакоев, мотивируя свою инициативу проявлением собственной гражданской позиции. Текст этого документа оказался в большинстве положений идентичен российско-абхазскому договору. Анатолий Бибилов, резко осудив активность чиновника, пообещал заблокировать ратификацию такого документа в парламенте. Нет сомнений, что его угроза абсолютно реальна, поскольку большинство мест в парламенте как раз за возглавляемой им партией «Единая Осетия». В противовес «сдержанной интеграции» «Единая Осетия» представила свой проект договора углубленной интеграции, который предлагает передать полномочия многих югоосетинских государственных органов в ведение России, а сами эти органы интегрировать в состав аналогичных российских структур.

— В целом, обилие вариантов договора вызывает достаточно негативную реакцию в обществе. Но собственно на уровне широких слоев населения дискуссии не столь бурные, и водораздел не столь очевидный. Потому что простые граждане, большинство из них, что неоднократно было подтверждено в результате соцопросов, выборов, референдумов, — за вхождение в Россию. Поэтому более интеграционный вариант для населения предпочтительнее. Основные споры идут на уровне политических элит и активной части общества — представителей общественных организаций, НКО, политических партий. Именно в этой прослойке идет сейчас эта буря в стакане, — прокомментировал ситуацию эксперт югоосетинского медиа-центра «Ир» Юрий Вазагов.

Наблюдатели сходятся во мнении, что в развернувшейся дискуссии Южная Осетия, по существу, вновь, уже в который раз в своей новейшей истории, вернулась к принципиальному вопросу: двигаться по направлению «в состав России» или строить самостоятельное государство. Первое в ближайшей перспективе не просматривается из-за позиции Москвы, которая постоянно заявляет о своем видении Южной Осетии исключительно как независимого государства. В возможности же и целесообразности второго не уверены сами осетины.

— Наш народ хочет воссоединения с Северной Осетией в составе России. Это, естественно, подразумевает в ближайшей исторической перспективе ненужность отдельного югоосетинского государства. Мы на протяжении большого периода нашей истории, — речь идет о столетиях, — добивались национального государственного единства. Все люди, мыслящие ответственно, рационально, логически, патриотически, понимают, что процесс воссоединения Осетии неизбежен, неотвратим, и может совершиться только в составе России. Есть люди, искренне радующиеся нашей независимости. Этим, как детской болезнью, видимо надо переболеть. Прошло 6 лет после обретения нами независимого государства, и, наверное, это еще недостаточный срок, чтобы эти люди так же искренне поняли, что у нас просто нет иного исторического пути, кроме как воссоединение, — говорит Коста Дзугаев.

Эмоциональный накал вокруг проекта договора собеседники издания больше склонны относить к теме борьбы за политический вес и электоральные ресурсы. Кроме того, указывают и на наличие влиятельных групп, которые руководствуются своими личностными интересами и опасениями за их сохранность при реализации нового договора.

— Не хотелось бы предполагать, что дело дойдет до политического кризиса. Надо учитывать, что большинство парламента составляют сторонники более интеграционного проекта договора, и, соответственно, придется находить с ними общий язык, учесть их проект. Но, к сожалению, на сегодняшний день особых продвижений к поиску компромисса у сторон не наблюдается. Я думаю, учитывая достаточно печальный опыт предыдущего политического кризиса, других политических баталий, стороны найдут в себе достаточно здравого смысла, чтобы договориться, не доводить общество до очередного кризиса, — говорит Юрий Вазагов.

— Задача наша сейчас — и политическая, и общественная, и государственная, — обеспечить максимально свободные условия для полного волеизъявления всех заинтересованных лиц и организаций в процессе обсуждения этого договора. Но как раз этого, на мой взгляд, и не делается. На мероприятия, где происходит обсуждение, приглашаются люди с таким расчетом, чтобы создать видимость раскола в обществе по этому вопросу, что, якобы, противников примерно столько же, сколько сторонников. На самом деле, я ответственно заявляю, противников российско-осетинского сближения у нас исчезающе мало, это — совершенно маргинальная группа; подавляющее большинство народа — за максимальное интеграционно-воссоединительное движение в сторону России, — резюмирует Коста Дзугаев.

21 января президент Южной Осетии Тибилов на заседании политсовета подписал проект договора о союзничестве и интеграции с Россией, направленный на глубокую интеграцию в сферах обороны и безопасности, правопорядка, таможни. Данное решение, вероятно, положит конец разговорам о грядущем политическом кризисе и перевесит чашу весов в сторону рывка к России.

Снимок в открытие статьи: глава Южной Осетии Леонид Тибилов/ Фото: Сергей Карпо/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня