18+
вторник, 30 мая
Политика

Александр Верховский: Война антифа и бонов станет более кровавой

Антифашисты и неонацисты делят улицы Москвы, Берлина и Парижа

  
260

В начале июля в Берлине состоялась демонстрация солидарности антифа с движениями России и Украины. Около сотни участников акции прошли от посольства Украины к посольству России через восточно-берлинский район Митте. Акция не осталась незамеченной в западной прессе.

Антифашисты — сокращенно антифа — явление в России сравнительно новое. Первая группа антифа вышла на петербургские улицы в конце 2003 года. Питерский экс-панк Олег «Раш» Смирнов, натерпевшийся от скинов в 1990-х, создал для противостояния бонам (скинам-неонацистам) affinity group, что с английского переводится как «группа единомышленников», но в Уголовном кодексе РФ чаще трактуется как «банда». В общем, боевой отряд антифашистов, который и стали называть антифа, или «правильные» скины.

Исторически «правильные» идут от Red And Anarchist Skin Heads (R.A.S.H.), то есть «красных скинхедов», наделавших шороху в Париже в 1980-х. Есть еще шарпы — от Skin Heads Against Racial Prejudices (S.H.A.R.P.), «скинхеды против расовых предрассудков». А скины-нацисты — это бонхеды (от английского bonehead, то есть «пустоголовый»). Разделение придумали европейские скинхеды в ответ на появление в этой традиционно левой среде ультраправых.

АКЦИИ АНТИФА В РОССИИ

17 сентября 2006 года. Антифа провели нападение на митинг Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), в результате чего три человека были госпитализированы: один — с ножевым ранением, двое — с открытыми черепно-мозговыми травмами. Кроме того, ранения получили ещё несколько человек, включая случайных прохожих. Движение антифа взяло на себя ответственность за эту акцию, отвергнув обвинения в использовании ножей.

29 октября 2006 года. Наряду с представителями других политических партий и правозащитниками антифа провели в Санкт-Петербурге шествие «против ненависти и расизма», в котором приняли участие около 300 человек.

4 ноября 2006 года. Антифашисты провели митинг на Болотной площади в Москве, в котором приняло участие порядка 700 человек. Для предотвращения нападений со стороны радикальных националистических группировок и охраны порядка были привлечены порядка 500 милиционеров и подкрепление из 15 автобусов ОМОНа. Мероприятие прошло без происшествий, не считая провокации группы националистов численностью в 60−70 человек в самом начале митинга.

19 ноября 2006. Антифа на подмосковной платформе Ромашково сумели задержать нескольких националистов, до этого искалечивших киргиза, ехавшего в подмосковной электричке из Усово. Нападавшие, молодые люди от 16 до 18 лет, были переданы милиции.

НАПАДЕНИЯ НА АКТИВИСТОВ АНТИФА

13 ноября 2005 года. В Санкт-Петербурге 11 неонацистов у входа в магазин «Буквоед» на площади Восстания убили 20-летнего студента философского факультета Тимура Качарава. Губернатор Валентина Матвиенко отрицала политической характер нападения.

16 апреля 2006 года. Погиб Александр Рюхин. Его убили шестеро неонацистов. Троих обвиняемых в убийстве 19-летнего Рюхина судили «за хулиганство» (ст. 213 ч. 2 УК РФ). В ходе следствия сотрудники правоохранительных органов якобы заявляли матери жертвы, а также свидетелю убийства, что выпустят преступников на свободу, если пострадавшие не подпишут документ о завершении ознакомления с делом.

14 января 2007 года. Пятеро неизвестных напали на юго-западной окраине Санкт-Петербурга на 21-летнего антифашиста Ивана Елина, нанеся ему свыше 20 ножевых ранений. Елин возвращался домой после благотворительной акции Food not bombs. По мнению представителей антифашистских кругов, нападение совершено неонацистами, выследившими Елина после акции.

16 марта 2008 года. В центре Москвы, на выходе из станции метро «Китай-город», около 15 неонацистов с ножами напали на 7 человек, которые шли на панк-концерт в клубе «Art Garbage». В результате нападения молодой парень из подмосковного Ногинска — 16-летний Алексей Крылов — скончался на месте от ножевых ранений.

14 октября 2008 года. Активист движения «Антифа» 26-летний Федор Филатов скончался в Москве от множественных ножевых ранений.

ВОЙНА УЛИЦ

Как видите, описание деятельности антифа напоминает фронтовые сводки. Что же представляет собой антифа в России сейчас, рассуждает директор информационно-аналитического центра СОВА Александр Верховский.

«СП»:  — Александр, вы регистрируете преступления, если их совершили антифа?

 — Мы отображаем на своем сайте (http://www.sova-center.ru/) преступления, если они совершены по мотивам расовой или межнациональной ненависти. Если нам становится известно о нападении со стороны антифа, мы тоже ставим сообщение — со специальным комментарием, чтобы оно не путалось с другими.

На самом деле, это случается редко. Стычки, которые происходят между неонацистами и антифа, как правило, держатся в секрете всеми участниками, в том числе и пострадавшей стороной. Поскольку обе стороны считают, что рассказывать, как они пострадали — значит, демонстрировать слабость.

«СП»: - Можно ли вывести закономерность между числом зарегистрированных стычек и их реальным количеством? Какую часть айсберга мы видим?

 — Нам видна очень малая часть айсберга. Об этих инцидентах не сообщается публично. А если появляется информация в интернете на уровне какого-то форума — вот, вчера мы встретили таких-то и им наваляли — обычно уточнить информацию не удается. А поскольку обе стороны склонны еще и преувеличивать, мы такого рода информацию не ставим. В результате эта уличная война остается совсем не освещенной. Всплывают только эпизоды, когда совсем уж невозможно отрицать случившееся — то есть когда налицо труп.

Но чтобы антифа убили неофашиста — это редкость, у них есть установка, что убивать они не должны. Они рассматривают свою деятельность как воспитательную. Нанести человеку серьезные травмы — это годится как воспитательная мера, а вот убить его — все равно не перевоспитаешь. По крайней мере, так объясняют это сами антифа.

«СП»: - Бывает, что парни мигрируют в разные лагеря?

 — Бывают, что мигрируют. Но они, разумеется, диаметрально отличаются своими взглядами. Главное, чем они отличаются — объектами нападений, если, конечно, мы говорим о боевых антифа. Антифа — слово вообще не слишком удачное, оно объединяет уж слишком неопределенный круг лиц. Боевые антифа — хотя они сами так тоже не говорят — это те, кто нападает на неонацистов. Неонацистов, которые бы нападали только на антифа, не бывает. Хотя есть группы, которые специализируются на антифа, но и они не полностью на этом сосредоточены. У неонацистов главная идея — бороться со всякими инородцами. Как видите, здесь принципиально разный выбор объекта атаки.

«СП»: - Если посмотреть на картину в целом, боевых антифа много, как они скоординированы?

 — Думаю, плохо скоординированы. Единого центра у антифа нет, так же, как у неонацистов. Это автономные группы, которые в значительной степени знакомы друг с другом, поскольку боевых антифа довольно мало. Сейчас трудно сказать, сколько — раньше их вообще можно было пересчитать. Сейчас, если сказать, что 200, порядок величины будет правильный. Многие знакомы — если не лично, то через интернет. Но они не образуют структуру.

«СП»:  — Нарисуйте портрет типичного боевого антифа. Он кто?

 — Судя по тому, что я видел — это совершенно разные люди, по социальному бэкграунду, уровню образования. Конечно, они молодые. Большинство — и антифа, и неонацистов — это ребята от 16 до 20 лет. Но, несомненно, есть и старше.

«СП»:  — Такие вещи, как выезд за границу, организация акций, — как это возможно для групп, если они не соорганизованны?

 — А сколько народу из Москвы выезжает? Человек десять? У них, кстати, и денег обычно нет.

«СП»: - Как же они организовали демонстрацию в Берлине?

 — Когда организуют такие демонстрации — а проходят они в Берлине или в Париже — в ней участвуют, в основном, берлинцы и парижане. Из России обычно приезжает несколько человек, если вообще приезжает. Я помню случаи, когда такие акции проходили вообще без российских участников. Нельзя сказать, что это выездное мероприятие российских антифа.

«СП»: - В каком состоянии сейчас находится движение антифа?

 — Похоже, развивается. Много лет нападение на всякую левацкую и прочую неформальную молодежь со стороны неонацистов встречали отпор только со стороны рэперов, которые сами не дураки подраться. Кстати, на рэперов в конце концов перестали нападать. А среди остальных просто неизбежно должно было образоваться какое-то силовое противодействие. Отмирать такая уличная война может только сразу с обеих сторон. Этого, понятно, не произойдет. Будет ли она становиться более жестокой? Наверняка будет.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня