Политика / Кризис на Украине

Украина против ОБСЕ

Киев отвергает европейский проект амнистии накануне окончания срока действия минских соглашений

  
10839
Представитель действующего председателя ОБСЕ по вопросам урегулирования ситуации в Украине Мартин Сайдик
Представитель действующего председателя ОБСЕ по вопросам урегулирования ситуации в Украине Мартин Сайдик (Фото: Виктор Драчев/ТАСС)

Координатор гуманитарной подгруппы (от ОБСЕ) Тони Фриш представил неофициальный рабочий документ по вопросам амнистии на основе письменных предложений сторон. Об этом вечером 15 декабря, по сообщению «Интерфакса», заявил журналистам специальный представитель ОБСЕ в трехсторонней контактной группе по урегулированию ситуации на востоке Украины Мартин Сайдик.

«Рабочая группа по политическим вопросам продолжила обсуждение по модальностям на местных выборах в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Кроме этого, координатор подготовил неофициальный рабочий документ по вопросам амнистии на основе письменных предложений сторон. Этот документ будет обсуждаться в январе 2016 года», — сказал Мартин Сайдик.

Напомним, состоялось заседание подгруппы по политическим вопросам вместе с подгруппой по безопасности, на котором обсуждались вопросы безопасного проведения местных выборов в ДНР и ЛНР. Подгруппе пока не удалось достичь соглашения по этим вопросам.

В то же время представитель Украины в подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко заявляет, что вопрос амнистии не был согласован с представителями ДНР и ЛНР в Минске. Об этом на следующий день она написала в своем Facebook, комментируя заявление спецпредставителя Сайдика о якобы согласованном неофициальном рабочем документе об амнистии.

«Об амнистии. Ответственно заявляю, что ни 15.12, во время встречи подгрупп в Минске, ни во время предыдущих дискуссий на политической (а это хорошо знаю от своих дорогих коллег Романа Безсмертного и Владимира Горбулина), ни на нашей гуманитарной ни один проект закона не обсуждался и тем более не принимался», — заявила Геращенко.

Она признала, что группы изучают опыт проведения амнистий в других странах.

«Да, мы регулярно выслушиваем шантаж боевиков (так в Киеве называют ополченцев Донбасса — прим. автора) и их истерические требования срочно принять амнистию (понимают, что с их бэкграундом им скоро и в РФ запретят въезд), но никаких конкретных и предметных документов не нарабатывалось», — отметила Геращенко.

Она подчеркнула, что закон об амнистии будут принимать не Минские группы, а парламент — и именно там этот закон будет обсуждаться и дискутироваться.

Читайте по теме

«Украина четко стоит на следующих позициях: должен быть выполнен пункт Минских соглашений об освобождении заложников, которых на сегодня у боевиков 139! Их пытают, к ним не допускают миссию Красного Креста. А амнистия должна приниматься — как во всех странах, где происходили такие процессы — после окончательного прекращения огня, а не когда конфликт продолжается, потому что это безнаказанность», — отметила Геращенко.

«И должно быть четкое разделение преступлений и людей, на тех, кто не попадает ни под какую амнистию: а это причастные к убийствам, пыткам и другим преступлениям против человечности», — заключила она.

Напомним, в ноябре представитель украинской делегации на минских переговорах Роман Безсмертный рассказал украинским СМИ, что ДНР и ЛНР пытаются использовать в переговорах с Украиной сценарий амнистии, примененный в начале 2000-х годов Россией по отношению к чеченским боевикам.

Однако, по его словам, Киев не воспринимает подобных аргументов, так как вооруженный конфликт в Донбассе не является внутригражданским, но инспирирован Российской Федерацией.

«Женевская Конвенция определяет обращение с военнопленными и порядок их обмена, но в этом случае необходимы четкие соответствия параметров конфликта понятию войны, необходимо понятие агрессора», — пояснил тогда Безсмертный.

По его словам, ополченцы настаивали на «чеченском сценарии», где избавлялись от уголовного преследования главным образом военнослужащие РФ, совершившие преступления на территории Чечни в ходе контртеррористических операций в 1993—1995 и в начале 2000-х годов.

«Мы не можем принять это толкование, так как украинские военные защищали Родину. Они выполняли свой воинский долг», — заявил Безсмертный.

По его словам, процесс амнистии, прописанный в действующем законодательстве, предусматривает суд, признание вины и приговор, после чего и выносится решение об амнистии. Однако, с точки зрения Киева, украинские военнослужащие не могут подлежать такому суду лишь на основании участия в АТО. В свою очередь, боевики, надеющиеся на амнистию, должны пройти через судебные процессы, так как нарушили Уголовный Кодекс Украины.

«После того, когда состоятся выборы, происходит полное дезавуировании результатов того, что происходило 2 ноября 2014, определенных полномочий приобретают органы местного самоуправления в соответствии с законом об особенностях местного самоуправления и начинается процедура амнистии», — сказал тогда Бессмертный.

Ранее в БПП не исключали, что амнистия участников конфликта в Донбассе состоится по хорватскому сценарию.

«Есть опыт Хорватии, когда амнистия продолжалась 11 лет. Возможно, мы планируем идти по этому пути», — заявил в октябре первый заместитель председателя фракции «Блок Петра Порошенко» Игорь Кононенко.

Он напомнил об одной из главных позиций президента Петра Порошенко: «никакой стопроцентной амнистии не будет».

«Каждое лицо, каждого преступника, каждое дело будет рассматривать суд, и уже после этого суд примет решение по каждому конкретному человеку», — отметил Кононенко.

Стоит также отметить, что президент Украины Петр Порошенко, несмотря на то, что во время последней встречи «нормандской четверки» европейские лидеры весьма недвусмысленно и жестоко указали ему на необходимость выполнять минские соглашения именно так, как прописано в их тексте, для «внутренней аудитории» постоянно подчеркивает, что ни о каких уступках «боевикам» не может быть и речи. Очевидно, что «закон об амнистии», как и ранее поправки в Конституцию, не только вызовет ожесточенные споры в украинском обществе, но и не наберет необходимого большинства в парламенте, контролируемом «промайданными» партиями.

Напомним также, что 8 декабря, выступая в Верховной раде Украины, вице-президент США Джо Байден заявил, что Украина должна объявить амнистию: «У Украины также есть обязательства. Она должна объявить амнистию, провести децентрализацию управления в Донбассе. Дальнейшее затягивание недопустимо, и это касается выборов в Донбассе».

Главный редактор журнала Liva Андрей Манчук предлагает посмотреть на эту ситуацию с другой стороны.

— Сегодня в украинских тюрьмах находятся десятки людей, которые не совершали никаких преступлений, не воевали в Донбассе, и даже не поддерживали «сепаратизм» — они просто выступали за мир, открыто высказывая свою личную гражданскую позицию. А основанием для их задержания часто становились видеоблоги в соцсетях или статьи на сайтах или в газетах. При том, многочисленные криминальные преступления ультраправых — где есть и убийства, и пытки — не расследуются и остаются безнаказанными. Хотя это вооруженное насилие совершается регулярно, открыто, а часто даже демонстративно.

Конечно, пока в стране сохраняется подобная ситуация, любые разговоры об амнистии представителям ДНР или ЛНР со стороны украинской власти не следует принимать всерьез. Правый парламент за это не проголосует, а в политическом истеблишменте слишком много тех, кто понимает, что их власть кончится сразу после того, как кончится война.

«СП»: — Да, как быть с теми, кто сидит не за участие в войне? Есть ли способы их освободить?

— Освобождение этих людей невозможно без прекращения преследований по политическим мотивам — то есть, без реальной демократизации Украины, где признаком преступления считаются проявления инакомыслия. Нынешнее правительство на это не пойдет.

А вот амнистию для своих они активно готовят. 9 декабря была проголосована поправка об амнистии для «участников АТО, кроме совершивших особо тяжкие преступления», которую представил глава фракции «Блок Петра Порошенко» Юрий Луценко. А еще есть специальный проект законопроект об амнистии «для военнослужащих, задержанных с оружием вне зоны АТО», и так далее.

А зачем, собственно, гадать, если можно спросить у представителей России, которые участвуют в работе Трехсторонней контактной группы, а также приглашенных к этой работе представителей ДНР и ЛНР, которые проходят в этой комиссии под шизофреническим названием ОРДИЛО? — задается вопросом секретарь ЦК ОКП и экс-представитель МИД ДНР в Москве Дарья Митина.

— Ну, а если серьезно, то Геращенко ближе к истине — заседания Трехсторонней контактной группы на редкость бесполезные и бессодержательные, из-за различий в позициях сторон они не продвигаются вперед ни на шаг. Амнистия — это тот вопрос, который можно обсуждать лишь после того, как будут согласованы ключевые, основополагающие вопросы государственного самоопределения сторон конфликта. Пока что дальше пунктов об отводе войск и обмена пленными продвинуться ни разу не удалось. Киевская сторона вообще саботирует любые попытки упоминания какой бы то ни было амнистии.

С чем же связаны заявления Сайдика? Представители ОБСЕ полагают, что в итоге навяжут сторонам то решение, которое сочтут нужным. Разумеется, в рамках ОБСЕ обсуждается различный опыт разрешения подобных конфликтов, и Сайдик выдает хотелки европейской бюрократии за результаты обсуждений и договоренностей с конфликтующими сторонами.

«СП»: — Почему Киев так упорствует в вопросе амнистии? Ведь это далеко не самый главный пункт в минских соглашениях?

— Это одна из ключевых проблем любого примирения, потому что от этих решений напрямую зависит дальнейшая судьба и личная физическая безопасность огромной массы людей по обе стороны конфликта. В данном случае это наиважнейший камень преткновения, обозначающий диаметрально противоположные, несовместимые подходы представителей противоборствующих сторон. Консенсуса здесь не будет.

«СП»: — По словам Сайдика, документ будет обсуждаться в январе будущего года. Удастся ли Европе надавить на Порошенко, а тому на собственный парламент для решения этого вопроса? Не попытается ли Порошенко схитрить: принять закон, а после выборов по «украинскому закону» отменить его?

— Проблема отнюдь не в том, чтобы надавить на Порошенко. Порошенко — заложник реальной политической ситуации. Нынешняя Верховная Рада никаких документов об амнистии принимать не будет. Какая разница, как не будет принят закон, с первого или второго раза?

«СП»: — Кому больше выгоден закон об амнистии: ополченцам или украинским военным преступникам?

— Амнистия нужна тому, кому в случае отсутствия этой амнистии угрожает расправа. Сценарий западных кукловодов заключается в том, чтобы возвратить уже отделившиеся территории в состав Украины, что будет означать преследования и уничтожение тех, кто выбрал независимость. Нужно понимать, что в случае насильственного присоединения ДНР и ЛНР обратно к Украине наличие или отсутствие закона об амнистии не будет иметь абсолютно никакого значения. Резня и геноцид никакими законами не регламентируются. Поэтому обсуждение вариантов амнистии — пустое бла-бла-бла ни о чем, имитация переговорного процесса. В данном случае и до имитации дело пока не дошло.

«СП»: — Насколько пресловутый «хорватский сценарий», о котором много говорили на Украине, применим в Донбассе?

Любые разговоры о «применимости» или «неприменимости» хорватского сценария вообще кощунственная, людоедская глупость. Разумеется, националистические круги в Киеве грезят о луганском «Блесаке» и донецкой «Олуе» — хорватский сценарий есть кровавый военный реванш, повлекший за собой тысячи погибших и сотни тысяч беженцев в ходе демонтажа объявивших о независимости республик. Для киевских фашистов «хорватский сценарий» не просто приемлем, но единственно возможен. Собаку, лизнувшую крови, уже не остановить — только усыплять.

Гораздо интереснее, что подразумевают под «хорватским сценарием» западные партнеры из ОБСЕ, ведь «хорватский сценарий» исключает любые попытки мирного урегулирования. Мне трудно представить, что психически здоровый евробюрократ может считать модельным сценарий с тысячами трупов и сотнями тысяч людей, оставшихся без крыши над головой. Хорватских военных преступников и по сей день разыскивают по всему миру и выносят им приговоры (правда, гораздо более щадящие, чем воевавшим с другой стороны сербам). В любом случае, считать хорватский опыт успешным может только упоротый на всю голову нацик из УНА-УНСО *, но не евробюрократ.

Кроме того, ситуацию в бывшей Югославией нельзя сравнивать с донбасским сюжетом. В отличие от украинских реалий, Югославия распадалась по этническому признаку, поэтому сценарий «развода» и будущего государственного устройства был гораздо более понятен всем сторонам. Кроме того, и сами народы бывшей Югославии, и международное сообщество признали фактический распад страны на несколько республик с преобладанием той или иной этнической группы. Сюжет с Новороссией не имеет ничего общего с разбеганием по национальным квартирам, поэтому подходить с югославскими лекалами абсолютно бесполезно.

«СП»: — Денис Пушилин, полпред ДНР в Минске, в тот же день заявил о том, что развал Украины может предотвратить только конфедерация. То есть ДНР и ЛНР тоже не собираются выполнять минские соглашения? Зачем тогда все эти разговоры ни о чем?

— А я, вы не поверите, уже вот уже почти полтора года, с 5 сентября 2014 года, вопрошаю — зачем все эти разговоры ни о чем, пустое сотрясение воздуха? А Пушилину хотелось бы напомнить, что развал Украины уже состоялся, чему он, Пушилин, немало поспособствовал. Легче, правда, никому не стало (ну, может быть, кроме крымчан), но свершившийся факт налицо.

— Ну, верить Геращенко, пресс-секретарше Ющенко времён его «отравления», экс-главе крупнейшего на Украине пропагандистского ресурса УНИАН (а была ещё работа на Кличко, также отмеченная самым нелепым враньём) — себя не уважать, — говорит публицист Дмитрий Скворцов.

— Кстати, именно Геращенко сообщила о «зверском избиении онижедетей» на Майдане за четыре часа ДО их нападения на милицию.

Но в данном случае особых расхождений между представителями Киева и спецпредставителя ОБСЕ не вижу. В Минске, разумеется, и не мог приниматься законопроект. А вот рабочий документ, в котором были бы отражены основные требования к закону, вполне мог быть согласован. Так что поток сознания Геращенко — либо очередная её глупость, либо грубое и неумелое манипулирование, призванное убедить бабуинов, что ни на какие сделки с «оккупантами» представители Порошенко не идут.

«СП»: — «План Мореля» по выборам, судя по всему, успешно «заболтали». Не постигнет ли та же участь инициативы контактной группы по амнистии? Ведь Киев наотрез отказывается принимать закон…

— «План Мореля» «заболтали» на Украине. Донбасс не отказывался проводить выборы в соответствии с украинским законом об особых территориях. Только, согласно Минским договорённостям, закон этот должен был вырабатываться совместно с представителями республик. Киев этот пункт проигнорировал, поскольку боялся таким образом легитимировать ЛНР и ДНР как участников украинского политического процесса. В случае с «амнистией преступников» такая опасность не столь просматривается, поэтому проведение амнистии представляется более вероятным.

«СП»: — Можно ли вообще обсуждать амнистию, пока продолжаются боевые действия? А закон о выборах? Какие могут быть выборы в то время как первый же пункт минского протокола о прекращении огня регулярно нарушается?

— Ну, прекратить боевые действия, тем более — в условиях формального перемирия никто Украине не мешает. Препятствия проведению выборов лежат, как мы уже отметили, прежде всего, во внутриполитической плоскости. Порошенко боится дать оппонентам повод в предательстве путем легитимизации «террористических образований».

Читайте по теме

«СП»: — Киев утверждает, что вопрос амнистии по каждому конкретному лицу должен решать суд. А будет ли он решать по совершавшим военные преступления т.н. «героям АТО»? Кроме того, в минском документе говорится о разоружении всех НВФ. Будет ли разоружен тот же «Правый сектор» *?

— Насколько украинские суды «независимы», прекрасно знают все участники минских переговоров. Поэтому, если на высшем уровне будет принято политическое решение об амнистии, суды возьмут под козырёк. А вот о разоружении самопровозглашённых карательных формирований политическое решение будет принято лишь случае начала очередного военного переворота. Иначе это может стать толчком к этому самому перевороту.

«СП»: —  В ноябре представитель украинской делегации на минских переговорах Роман Безсмертный рассказал украинским СМИ, что ДНР и ЛНР пытаются использовать в переговорах с Украиной сценарий амнистии, примененный в начале 2000-х годов Россией по отношению к чеченским повстанцам. Насколько возможен чеченский сценарий примирения, при котором местные элиты фактически остаются у власти, пожертвовав независимостью, в применении к Донбассу? Ведь именно такую схему предполагают минские соглашения?

— Такой сценарий возможен только при достаточно сильной и уверенной в себе власти, как это наблюдалось и наблюдается в путинской РФ. Для окружённого же сильными врагами Порошенко любой «предательский» шаг может стать роковым.


* «Правый сектор», «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (УНА-УНСО), украинские организации «Братство» и «Тризуб имени Степана Бандеры», а также Украинская повстанческая армия (УПА) в ноябре 2014 года Верховным судом РФ включены в список экстремистских организаций. Их деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня