Кризис подкатил к ФРГ вместе с беженцами

Немцы могут оказаться без работы и социального государства

  
10307
Беженцы в Германии
Беженцы в Германии (Фото: DPA/ ТАСС)

Огромный поток беженцев с Ближнего Востока стремительно меняет социальную реальность Германии. Однако в то же время ухудшается экономическая положение в стране. Власти могут попросту не создать ученических рабочих мест для переселенцев, пусть даже ранее это удавалось. Конкуренция же за хорошие рабочие места возрастает.

В международных новостях Германия все чаще фигурирует как страна, готовая или вынужденная стать новой родиной для сотен тысяч переселенцев с Ближнего Востока. В ноябре в Грецию прибыли 220 тысяч беженцев, большая часть из которых намеревается попасть в ФРГ. Они уверены, что их ждет благополучная страна, в которой удастся неплохо устроиться. Никто из них не знает, что ВВП ФРГ вырос в III квартале 2015 года лишь на 0,3% в годовом исчислении, и вскоре может начать сокращаться, уменьшая число рабочих мест как для коренных жителей, так и для переселенцев.

Рост расходов на беженцев — вот, что пока удерживает ВВП Германии от сокращения под влиянием снижения оборотов внешней торговли. «Миграция — это на 90% психология. Люди видят какой-то позитивный пример и хотят, чтобы их жизнь сложилась также, — отмечает Татьяна Илларионова, эксперт по миграционной политике, профессор РАНХиГС. — В этом причина большого людского потока в ФРГ. Этих людей нельзя не пропустить, если говорить о Турции и других странах, через которые они движутся к цели. Здесь еще очень многое зависит и от тех государств, которые не говорят этой миграционной волне „нет“. Я имею в виду, в первую очередь, Германию. А основная часть населения ФРГ соглашается, что политика канцлера Меркель в этом отношении правильная. Важно учитывать и то, что у немцев большой опыт в приеме переселенцев. После Второй мировой войны они приняли 11−12 миллионов человек, причем зачастую приняли граждане в своих домах».

Однако никак нельзя сказать, что мигранты спасают экономику ФРГ. «Увеличение бюджетных расходов на их прием не в состоянии остановить торможение немецкой экономики, — говорит Светлана Мудрова, доцент Кафедры политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова. — На это указывает даже позиция еврокомиссаров. Недавно они снизили прогноз по росту ВВП Германии с 1,9 до 1,7%. И это еще очень оптимистичная оценка. Говорить о какой-либо катастрофе рано. Но ускорения экономики не получается, а это ставит под сомнение надежды многих европейцев на то, что ФРГ будет подталкивать вперед экономику ЕС». При этом, Ангелу Меркель постоянно обвиняют в стремлении тихо подвинуть коренное население, лишить его прежних прав, под предлогом заботы о беженцах. Это уже не гостеприимство и не терпимость, а политический расчет.

«Складывается удивительная ситуация, Германия стоит на пороге дальнейшего и более решительного демонтажа своей социальной системы, а мы только начинаем учиться на ее примере, — отмечает директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. — Нам срочно нужно, развернуть программу модернизации городского транспорта по всей стране, взяв за образец московскую модель, где опыт ФРГ является базовым. Коммерческих перевозчиков по столичной схеме нужно интегрировать в единую систему, установив общие билетное меню, правила и требования. А чтобы им удовлетворять перевозчики получают пятилетние контракты и должны иметь современные автобусы и микроавтобусы. Тут нужно давать льготные кредиты, при условии заказов на российских заводах». Подобная схема поддержки своего производства применялась в ФРГ в годы после первой волны мирового кризиса, да и ранее.

По словам Кагарлицкого, немецкий антикризисный опыт не безупречен и расходы на переселенцев с Ближнего Востока, это возможно его финальный акт. «Потому мы должны понять необходимость сохранения социальной системы как сферы коллективного потребления. Дешевые кредиты для покупателей жилья (2−3% как в ФРГ) нужно уравновесить расходами на строительство у нас „немецких“ скоростных железных дорог, улучшением дорог в городах и повсеместным переходом на автобусы с низким полом, такие как закупает столица. Мы должны, как в ФРГ, а ныне и в Москве, создать в городах электронные системы для управления потоками общественного транспорта, сделав его надежным, и вернув ему доверие людей. Что касается Германии, то здесь ресурс подобных мер почти исчерпан, а расходы на беженцев носят чрезвычайный характер. Правда, их разрастание может притормозить, но не отменить спад в экономике, и не снимет социальное напряжение».

Газете Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung сообщает, что в 2014 году на 200 тысяч прибывших иммигрантов было потрачено 2,4 млрд евро. В 2015 году расходы на сентябрь измерялись уже 10 млрд евро. В 2016 году они легко могут достичь 50 млрд евро. Деньги эти лишь в немалой мере попадут на руки беженцам. Основная масса их будет потрачена на оплату жилья, продуктов питания, медицинской помощи, преподавателей немецкого языка. Всего на одного беженца немецкая казна тратит от 12−13 тысяч евро в год, что является неплохим подспорьем местного рынка.

Илларионова уверена, что несмотря на жалобы немцев на нехватку хороших рабочих мест для них самих, власти ФРГ со временем создадут достаточно ученических и подсобных рабочих мест для иммигрантов. «Вот только готовность принимать переселенцев еще и еще в условиях хаоса на Востоке усилит иммигрантский поток», — уверена Мудрова. По ее словам, рано или поздно прежним жителям ФРГ будет предложено не только уплотниться, отдав беженцам большую часть социального жилья. Им объявят о нехватке средств на то, чтобы финансировать социальную систему: детские сады, школы, больницы и университеты. Меркель получит давно желанный предлог для сокращения расходов и коммерциализации социальной сферы, что отвечает стратегии ЕС.

Немецкое общество в последние годы не отдавало себе отчета в том, как стало возможно, что кризис свирепствует в еврозоне, почти не касаясь Германии. По словам Кагарлицкого причина состояла в том, что ФРГ выкачивала ресурсы Юга, также получая выгоды от закончившегося уже в основном расширения индустрии Китая, и роста строительства у себя. Экономический ресурс немецкой стабильности почти исчерпан. Кризис подобрался к стране вместе с волнами беженцев, и расходы на них пока создают видимость стабильности. Но рабочих мест для иммигрантов нет. А коренные жители испытывают по поводу перспективы чувство неясной тревоги. Прояснит ее, вероятно, уже 2016 год.

По данным Евростат, безработица в ФРГ уже несколько лет держится в районе 4,5%, что является низким уровнем для ЕС. Однако секрет кроется в системе подсчета, измененной во времена Меркель. В число занятых были добавлены люди имеющие лишь частичную занятость, получающие пособия. Реальных безработных в ФРГ в 2−3 раз больше. И эта группа будет увеличиваться по мере замедления экономики и притока в страну новых рабочих рук, что, естественно, не поднимет настроение немцам.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня