18+
суббота, 27 августа

Революционный прогноз сепаратиста Кравчука

Экс-президент Украины ждет, что все закончится «очень и очень плохо»

  
42214
Революционный прогноз сепаратиста Кравчука
Фото: Максим Никитин/ТАСС

Недоброе предсказание относительно будущего Украины сделал на днях ее первый президент Леонид Кравчук — он напророчил стране «последнюю революцию». Правда, не уточнил, кто на этот раз будет жечь покрышки на майдане Незалежности, и для кого, собственно, она будет последней…

Откровения 82-летнего «дедушки украинской политики» транслировал в пятницу, 19 февраля, телеканал «112 Украина». С экрана Кравчук несколько витиевато — где-то даже в стилистике киевского мэра Кличко — рассуждал о поразившем страну политическом кризисе и о последствиях, к которым он может привести. В целом Леонид Макарович весьма озабочен тем, что все грозит закончиться «очень и очень плохо».

Плохо в том смысле, что ситуация, как выразился экс-президент, «может быть использована нынешними внешними врагами» (кто сегодня этот враг, с точки зрения Киева, в пояснении не нуждается — естественно, Россия). Либо «обострится до такой степени, когда говорят: будет Майдан».

Завершающую часть телевыступления имеет смысл процитировать: «Я говорю, может, Майдана не будет, а революция будет. И, возможно, эта революция будет последней. Может, она будет не Майданом, а чем-то другим», — заявил политик.

Странно, Майдан, вроде, как и был «революцией гидности» — так считают в Киеве. А Кравчук почему-то эти понятия разделяет…

Но главное, может ли Украина сегодня сделать хотя бы одно «телодвижение» без санкции Вашингтона? Даже, если низам уже, действительно, нечего терять?

— Леонид Кравчук — главный ответственный за отделение Украины от остальной России, — напомнил публицист и телеведущий Анатолий Вассерман. — Именно он приехал 8 декабря 1991-го года в Беловежскую Пущу, размахивая свеженапечатанными результатами референдума. Они были, скорей всего, достоверны — тогда так нагло фальсифицировать, как сейчас, не рисковали. Но понятно, что референдум отражал лишь результат массированной агитации, шедшей под руководством самого же Кравчука. Он, между прочим, до того, как податься в сепаратисты, был заведующим отделом пропаганды ЦК КП Украины. И прекрасно знал, как агитировать, чтобы добиться нужного результата. И когда ему понадобилось отделить Украину от России, он этого добился достаточно быстро.

Поэтому лично я считаю его главным ответственным за все те кошмары, которые творятся уже четверть века на моей малой родине.

Но Кравчук — видимо, неожиданно даже для себя самого — сделал совершенно правильный вывод о том, что все происходившее и в 2004-м, и 2014-м гг. на Площади Независимости в Киеве не имеет ничего общего с революцией. Революция — это изменение общественного строя. Причем, по возможности, настолько глубокое изменение, чтобы изменилась и экономическая сторона жизни. А то, что происходило тогда, это всего лишь банальные переделы власти и собственности.

«СП»: — Революция в дословном переводе с латинского как раз и означает «переворот»…

— Да. Но мы все-таки (по крайне мере, те из нас, кто еще не забыл уроки того самого марксизма) умеем отличать передел власти от изменения структуры общества.

«СП»: — Тогда о чем говорит Кравчук?

— Понятно, что все происходящее на Украине только накапливает несчастья. Долгое время страна испытывала большие проблемы от факта своего отделения от остальной России. Именно разрыв экономических и культурных связей был первопричиной всех ее неприятностей. Но, к сожалению, он не стал последней причиной этих неприятностей. За время, прошедшее после отделения, Украина и Россия двигались в противоположных направлениях. И Украина накопила с тех пор множество собственных причин для всяческих бед.

В общих чертах, эти причины сводятся к формуле — «государство, оккупированное олигархией». Именно то, что Украина долгое время перестраивалась в интересах небольшой группы очень богатых людей (чтобы они становились еще богаче), в конечном счете, и обрушило экономику страны. Привело к тому, что сейчас те, кто еще владеет большей частью Украины, настолько не доверяют друг другу, что охотно приглашают во власть иностранцев.

Естественно, в таких условиях можно предрекать Украине сколь угодно плохие последствия, не рискуя ошибиться. Когда страной правят несколько человек, думающих только о том, как бы «нацарствовать сто рублей и сбежать», ничего хорошего не будет.

Если Кравчук предсказывает революцию, это как раз и означает, что, на его взгляд, в стране накопился потенциал для радикальной смены всего общественного устройства. В какой форме эта смена произойдет, гадать не берусь. Но, как говорят, «свято место пусто не бывает». И когда понадобятся «вожаки», как в песне Высоцкого, немедленно найдется достаточное количество «настоящих буйных».

«СП»: — Но у выражения «последняя революция» смысл достаточно зловещий… «Последняя» — для кого?

— Как раз ничего зловещего. В рамках тех экономических теорий, на которые ориентируюсь я, существование Украины отдельно от остальной России возможно только в формате непрерывного обнищания. Поэтому последней революцией для Украины будет именно та, что вернет ее в состав России. Произойдет ли это в форме создания Юго-Западного Федерального округа, или же будет найден какой-то компромисс, оставляющий Украине некоторое самоуправление на то время, что необходимо для ее реанимации, не знаю. Лично я бы предпочел сразу заняться созданием нового федерального округа. И не тратить силы на поддержание иллюзий независимости. Слишком уж дорого эта иллюзия обошлась. Можно не сомневаться, что ее поддержание тоже будет делом дорогим и вредным.

В любом случае, я не вижу никаких возможностей выживания народа Украины вне России. Тем более что народ Украины (даже по данным Гэллапа на 2008 год) на 5/6 — русские. И понятно, что удержать украинцев отдельно от остальных русских можно лишь всяческими издевательствами и массированной ложью. Но ресурсы массированной лжи рано или поздно исчерпываются.

Кравчуку просто льстит общественное внимание, вот он и пытается привлечь его к себе любым способом, считает украинский политический обозреватель Владимир Скачко:

— За двадцать пять лет независимости Украины ее первый президент периодически выдает прогнозы. Часто взаимоисключающие. В зависимости от конъюнктуры. Кравчук прославился как человек, который разрушил Советский Союз. Он был первым президентом независимой Украины, который через десять лет после подписания Беловежский соглашений с трибуны парламента заявил, что если бы сейчас был референдум о независимости, то он голосовал бы «против». Только потому, что его на тот момент не удовлетворяло место, которое он занимает на украинском политическом Олимпе.

У Кравчука все как у «прожженного» номенклатурщика. Преамбула, где констатируется, что происходит в стране сегодня, очень правильная. Но «постановляющая часть», а также выводы абсолютно ангажированные, конъюнктурные, продиктованные либо собственными какими-то сиюминутными пожеланиями, либо заказами.

Дедушка украинской политики пытается удержаться на плаву. И строит из себя национального гуру.

«СП»: — Но в чем-то хотя бы он прав?

— Да, Украина находится на грани катастрофы и развала. Но надо же понимать, что пока сильные мира сего не согласятся, она будет сохраняться в таком виде и в таком размере — как огромный буферный гнойник между Россией и Евросоюзом. При сохранении Соединенных Штатов в роли «антикризисного менеджера», который будет подносить спичку и поджигать керосинку, то уменьшая огонь, то делая его сильнее.

Будет ли третий Майдан? Не будет.

«СП»: — Поясните, откуда такая уверенность?

— Майдан — это технологии. Для них нужны, как минимум, три вещи: заказчики, спонсоры и организаторы, которые управляют толпой — тем самым «горючим материалом», «пушечным мясом». Ничего из этого на Украине сейчас нет.

Настоящих буйных мало. Поэтому не будет и стихийного Майдана. И, конечно, не будет полноценной революции, изменяющей все устои в политике, экономике и даже в духовной жизни

Будущая украинская революция — это «всемахновщина», как я ее называю. Атаманщина. Война всех против всех. Когда в каждом населенном пункте, в каждом регионе, может быть, в каждой области появится свой батька, свой полевой командир, который будет защищать «свою хату с краю».

Так уже было в начале двадцатого века. Но Малороссия (это территория нынешней Украины) выжила потому, что в минуты кризиса уходила в себя, как улитка в раковину. Отсюда и известная пословица: моя хата с краю — ничего не знаю. В активной фазе украинец радуется, что у соседа корова сдохла или сарай сгорел. В пассивной — он забирается в свою «раковину», сидит там и крутит фигу в кармане… И ничего больше… Но выживает…

Инстинкт самосохранения, собственно говоря, главная его функция. Он превышает здравый смысл, политическую целесообразность и гражданскую позицию.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Семен Багдасаров

Политический деятель

Павел Святенков

Политолог

Комментарии
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Медальный зачет
Страна Золотые медали Серебряные медали Бронзовые медали Всего медалей
1. США 46 37 38 121
2. Великобритания 27 23 17 67
3. Китай 26 18 26 70
4. Россия 19 18 19 56
5. Германия 17 10 15 42
6. Япония 12 8 21 41
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье