18+
суббота, 19 августа

Идеальный шторм

Сергей Митрофанов о том, как и чем нам встретить экономический кризис

  
2662
Идеальный шторм
Фото: Алексей Дружинин/пресс-служба

То, о чем так долго предупреждали большевики (зачеркнуто, следует читать «либералы») свершилось. Ресурсная экономика России, в которой продажа нефти и газа за рубеж обеспечивала как минимум половину доходной базы, естественным путем приблизилась к своему схлопыванию. Затем — идеальный шторм. Наблюдение симптомов приближающегося апокалипсиса вполне доступно каждому — по сообщениям новостных лент.

Речь, конечно, идет и о задержках по зарплате. В одном месте не платят футболистам, но и черт, как говорится, с ними, зато в другом месте это сочетается с тем, что мост упал и целая ракета полетит без страховки. Это и сокращение финансирования научных учреждений — на грани риска не покрытия ими коммунальных платежей. И заявление министра финансов России Антона Силуанова о том, что не следует ожидать «отскоков» в лучшую сторону (мы, правда, и не ждали). И проблемы банка ВЭБ — там дырка в 20 млрд. долл

Об этом чуть поподробней.

Наибольшую проблему, как пишут, вызвали так называемые олимпийские кредиты. Они оказались самыми плохими, то есть принципиально невозвращаемыми. Спрашивается: а зачем же их тогда создавали, не знали, что плохие? Зачем одни менеджеры эти кредиты брали на свою голову, а другие менеджеры с чистой совестью открывали кредитную линию, работая против своего же банка? Вредители или плохие профессионалы, рассчитали неверно?

Ответ очень простой. Профессионалы — отличные, но знали, что кредиты плохие, знали, что невозвращаемые. А делали они долги в обмен на преференции в следующих сделках с российской властью. Отчасти из демонстрации лояльности. Отчасти из «патриотизма». Отчасти чтобы «шефу» понравилось, — так, впрочем, часто бывает в авторитарной экономике. А власть, наворотив в международных делах, тем временем подошла к своему дедлайну. Когда бездонная коробочка, из которой все фигуранты черпали по необходимости, окончательно опустела.

На самом деле, шпион, долгое время собирающий информацию о России изнутри, те же признаки может увидеть не только из новостной аналитики, но и подслушав разговоры в очереди в магазине за социально-значимыми товарами — крупой, макаронами, «дошираком». Все это сильно раскупается в последнее время. Или по другим косвенным уликам в быту. Например, по линейке предложения планшетов, — хилая линейка, отстойная, несовременная. По сделкам автомобильных дистрибьюторов, они закрывают салоны. По ипотечной схеме. По количеству молока в «Сгущенном молоке», наконец. Оно, оказывается, лишь частично из молока. Или вот все недавно с уверенностью и даже некоторым бравированием уверяли, что Китай завалит Россию дешевой продукцией, поможет прорвать блокаду санкций и антисанкций. Но и Китаю, как выяснилось, не нужны бедняки… Он, конечно, завалит, но, скорее всего, кого-нибудь другого.

Самое забавное, что о преодолении «ресурсного проклятия» — это когда всё в стране напрямую зависит исключительно от трубы — в последние 16 лет кто только не призывал. И либералы, и антилибералы, и государство — оно больше всех. Казалось иногда, что можно было бы из них из всех даже составить единый фронт «За спасение Отечества!». Однако когда нефть действительно упала в цене, то это вроде как всех поразило. Они этого не ожидали. Ни современных заводов в достаточном количестве, ни Кремниевой долины, ни финансовых центров в России никто не удосужился построить. А теперь уже и не на что. Собирались встать с колен, перегнать Португалию, а теперь у всех на уме лишь бы уползти, лишь бы государство не сломалось на следующем повороте.

Почему ж ничего не было сделано?

Постараюсь объяснить на пальцах. Я — как публицист — в своей деятельности встроен в экономическую цепочку далекую и от производства, и от правительственных администраторов, принимающих концептуальные решения. Я могу воззвать, но меня не услышат. На работу по исправлению ситуации меня не возьмут, несмотря даже на то, что я, может быть, принес бы колоссальную пользу. На такую работу берут по блату. Если кого услышат от нашей социальной группы, то, скорее всего, только каких-нибудь сертифицированных «звезд». Грубо говоря, «коллективную Аллу Пугачеву».

Если «коллективная Алла Пугачева» в свободное от гастролей время громко потребует провести необходимые благие реформы, то ее, конечно, услышат и, может быть, даже совершат какие-нибудь телодвижения. Тогда проблема попадет в общественный дискурс, в политические программы и под нее будут выделены деньги, на которые наймут экспертов, может быть, даже меня. Однако доходы «коллективной Аллы Пугачевой», как, собственно, и мои (только маленькие), складываются все от той же нефтяной ренты, и необходимая реформа — перераспределение средств в другие области экономической деятельности — прежде всего, подорвёт наше благосостояние. Что, согласитесь, несколько снижает энтузиазм чего-либо требовать от власти.

Иными словами, проблема заключается в том, что необходимые меры в экономике обязательно снизят доходы всех ресурсных рантье. «Звезд», банкиров, политиков, управленцев, рекламщиков, знатных гуманитариев, поэтов, бардов, деятелей кино, политиков и олигархов… Но они так же при этом не должны и убить социальные незащищенные социальные группы, — пенсионеров, народ. Кроме того, они не должны подорвать сферу услуг, торговлю, бизнес — малый и средний, всех тех, кто, может быть, и живет своим трудом, вкалывает день и ночь и гордится своим полупролетарским статусом, но платят-то им за труд из всё той же нефтяной ренты.

И тут мы подходим к самому интересному.

К тому, что я понял из каждодневного чтения ваших комментариев под статьями в «Свободной прессе». Многие действительно считают, что осуществить такой социальный поворот по силам только сплоченной решительной группе «хороших людей», обладающих «Правильным Планом» (ПП). И это, признаться, меня сильно пугает накануне столетней годовщины Великой Октябрьской революции.

Не только потому, что диктатура хороших людей с ПП обязательно вырождается в диктатуру плохих людей с негодным ПП. А тут и вообще два шага до клятвы верности Монархии и через фазу — до расстрела в Ипатьевском доме. И не только потому, что все говорят о ПП, но этот ПП никак и никем не артикулирован, к нему никто не приступал. Но так же и потому, что сам круг подобных идей нас возвращает нас к дискуссиям конца 19 века, когда на дворе двадцать первый век, и возрождает все предыдущие позиции и оппозиции, которые один раз уже довели нашу страну до катастрофы гражданской войны.

Не хочется давать лишних советов, но, может быть, попробуем для разнообразия — без диктатуры ПП, а со свободой, демократией и правами человека? Может быть, именно это перезапустит наше будущее?

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня